Просмотры

Пунические войны/Первая Пуническая война

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья-включение в основную: Пунические войны. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь нахуй не нужны!

Пунические войны
Первая Пуническая война
FPW.jpg
Дата264 – 241 гг. до н.э.
МестоСицилия, северное побережье Африки, Липарские о-ва, Сардиния, Корсика, Средиземное море
ПричинаСоперничество в Западном Средиземноморье
ИтогВин Рима по очкам
Стороны
Римская республика,
Сиракузы
Карфаген
Командующие
Гай Дуилий
Марк Атилий Регул
Гай Лутаций Катул
Ганнибал бен Гисгон
Ксантипп
Гамилькар Барка
Силы сторон
крутая римская стэлс-пихота
морская вундервафля с вороном
толпы наёмников
3,5 карфагенянина
Потери
700 корабликов, сотни бабла и тысячи юнитов 500 корабликов, те же кучи бабла и юнитов, Сицилия, Липарские о-ва, впоследствии Корсика и Сардиния
«

Римляне вели эту войну так плохо, как никакую другую. Если Рим вышел победителем, то этим он всего более обязан ошибкам своих врагов.

»
— Теодор Моммзен

Содержание

[править] Начало войны (264)

Поводом для войны стала грызня в Сицилии между сиракузским тираном Гиероном II с кампанскими наёмниками предыдущего, уже принявшего истинную веру, тирана Агафокла — мамертинцами. В битве у Милы Гиерон разгромил их войско, остатки которого бежали в Мессану. Сопротивляться мамертинцы уже не имели возможности (по причине малочисленности), но всё равно не договорились между собой по поводу выбора союзника, и часть мамертинцев позвала на помощь пунов, а другая — римлян.

Пуны просто ввели в Мессану миротворческие силы под командованием Ганнона, и когда на помощь мамертинцам пришли римляне, то обнаружили, что конституционный порядок навели уже без них. Консул Аппий Клавдий Кавдекс, возглавлявший римский контингент, дважды посетил Мессану, наводя справки о том, кого бы тут можно опиздюлить, но был послан в пешее эротическое и мамертинцами, и Ганноном. Но вот уж истинно, изгнанный через дверь врывается через окно! Вместо того чтобы разойтись по домам, армия Кавдекса попыталась форсировать пролив и взять Мессану штурмом — который, впрочем, был легко отбит. Ганнон по невнятной причине отпустил захваченных в плен римлян. Те же вернулись в свой лагерь, похмелились и снова напали! В этот раз более толково — город оказался захвачен, а сам Ганнон попал в плен (спойлер: римляне организовали народное собрание, на которое пригласили Ганнона, где его и повязали). Он был вынужден вывести карфагенский гарнизон. За это позорное отступление, как полагают, Ганнон был казнён своими же.

Узнав об этом, карфагенский Сенат фаломорфировал и выслал другого Ганнона на Сицилию собирать армию. И всё заверте…

[править] Боевые действия в Восточной Сицилии

Другой Ганнон, сын Ганнибала (тоже другого) и союзный контингент Гиерона II осадили Мессану. Из Регия выдвинулась армия Кавдекса. Союзники действовали нескоординированно, поэтому сначала Кавдекс заставил отступить Гиерона, а затем и Ганнона, что привело к снятию осады Мессаны. Это была первая битва Пунических войн.

Карфагенский солдат танцует с шестом.

В 263 году, снова используя халатное отношение пунов к обороне союзнических территорий, 4 легиона консулов Мания Валерия Максима и Мания Отацилия Красса подошли к Сиракузам, вынудив Гиерона подписать мир с выплатой контрибуции и обязательствами поставлять нямку. Пуны откровенно лоханулись: они не пришли на помощь Гиерону и не догадались ударить в тыл консулам. 2-0 в первом тайме, Рим ведёт!

Карфагеняне впервые начали беспокоиться по поводу исхода войны и в 262 году произвели набор наёмников из галлов, лигуров и иберийцев. Эта армия под командованием Ганнибала, сына Гисгона[1], встала лагерем в Акраганте (Агригенте). Однако римляне осадили город. Осада продолжалась около полугода и сопровождалась постоянными стычками, попытками деблокирования осаждённого Ганнибала Гисгоныча армией Ганнона и постоянной нехваткой продовольствия у обеих сторон.

И тут сказались последствия позорной сдачи пунами своего сиракузского союзника. У римлян закончился жрат, и в других условиях о продолжении осады не могло быть и речи. Но своевременные поставки продовольствия из Сиракуз исправили положение миньонов Марса — они хорошо выпили, закусили и были готовы к продолжению банкета. А вот армия осаждённых питалась крысами и конским дерьмом, поэтому совместно с Ганноном они решились на отчаянную попытку нанести римлянам удар с двух сторон. В результате кровопролитного сражения победили римляне. Ганнон отступил к Гераклее, а Гисгонович с остатками своей армии тихо съебался из города. Акрагант был разграблен, что стало поводом для триумфа в Риме. Кроме стратегической составляющей, эта победа имела и огромное политическое значение: сицилийские города стали один за другим переходить на сторону Рима.

[править] Создание и триумф ВМФ Рима

Корвус (на носу корабля).

Следующие два года прошли в позиционной борьбе, в которой чётко выявились две тенденции: римляне успешно сражаются против пунов на суше, но на море карфагеняне сильнее. Что неудивительно: Рим никогда не был морской державой, а искусство мореплавания считал долбоебизмом и хуитой по сравнению с непобедимыми легионами. Но после того, как пуны стали совершать морские вылазки в континентальную Италию, римляне зачесали репу. Они скопипиздили захваченное карфагенское судно, понаделали множество нелицензированных копий и назвали их пентерами. Немного подумав, оснастили корабли абордажными мостиками с крючками — корвусами. В 260 году состоялось эпичное морское сражение при Миле. Римский флот вёл Гай Дуилий, карфагенский — Ганнибал Гисгонович. Корвус оказался полным сюрпризом даже для опытных в морском деле карфагенян, сражение закончилось убедительной победой римлян, а сам Гисгоныч позорно бежал с остатками флота.

Фрагмент надписи на ростральной колонне, посвящённой победе Гая Дуилия.

Морская победа была воспринята в Риме с небывалым воодушевлением — триумфатор Гай Дуилий получил в подарок первый в мире MP3-плеер с качеством live и бесконечным запасом батареек: его всегда должен был сопровождать флейтист и дудеть различную древнеримскую попсу, а третьим в этой компании был факельщик.

А непутёвый тёзка великого Ганнибала вернулся в столицу с отчётом о проделанной работе, совершенно не удовлетворившим карфагенский Сенат, который уже заебался терпеть постоянные фэйлы. В итоге Гисгоныча отстранили от всех занимаемых должностей, а в 258 году он всё же стал героем в Сардинии после очередной неудачи.

[править] Африканская экспедиция Рима (256—255)

В 259—257 годах боевые действия проходили на Сицилии, Липарских островах, Сардинии, Корсике и Мальте. Карфагеняне увеличили сухопутные контингенты, поэтому победы перестали даваться римлянам легко. Из их успехов выделяется лишь захват Алерии на Корсике, из карфагенских — разгром римского десанта в Сардинии. Идёт затяжная позиционная война на истощение, ни одна из сторон не может добиться решающего перевеса.

Римляне плывут в Африку, карикатура Джона Лича.

В 256 году римляне предприняли поход в Африку, в сердце Карфагенской империи. Огромный флот выдвинулся из Сицилии и был встречен таких же масштабов армадой под командованием Ганнона, пытавшегося деблокировать Акрагант. Морское веселье началось у сицилийского мыса Экном, и римский флот снова победил благодаря корвусам, хоть триумф и дался нелегко. Потери карфагенян были колоссальны, а Рим вновь достиг своей цели: дорога в Африку открыта!

4 легиона под командованием Марка Атилия Регула и Луция Манлия Вульсона Лонга высадились у крепости Клупея и начали разорять карфагенские земли. Ограбив корованы, Регул получил приказ отправить часть войска с Вульсоном в Сицилию. Это оказалось роковой ошибкой, ведь оставшихся 30 тысяч было явно недостаточно для победы на чужой земле. Хотя поначалу всё шло хорошо — Регул разбил наспех созданную карфагенскую армию и захватил город Тунет, располагавшийся уже в непосредственной близости от Карфагена. Пуны решили не искушать судьбу и запросили мира. Регул, понимая, что с оставшимся войском Карфаген ему не взять, согласился. Потребовал он всего-то ничего: передать Риму Сицилию и Сардинию, вернуть без выкупа всех римских пленных, а пленных пунийцев выкупить за указанную сумму. Карфаген должен был возместить Риму понесённые в войне убытки и ежегодно выплачивать дань. Военный флот Карфагена переходил к Риму… Фаломорфировавшие карфагеняне предложили смягчить условия, но Регул отказался, сказав, что отныне друзьями и врагами Карфагена будут друзья и враги Рима.

Стороны так и не смогли договориться. Год закончился тем, что пуны, видя уже почти под своими стенами римскую армию, лихорадочно придумывали ответные меры, а эмиссары Регула рыскали по Нумидии и Ливии, склоняя местное население на свою сторону.

Ксантипп обещает наёмникам 13-ю зарплату и премию.
«Ты хуй!», — говорит Ксантипп Регулу (версия британских художников).

В 255 году Карфаген снова собрал наёмников под командованием спартанца Ксантиппа, с которым связывают один из самых громких успехов Карфагена в этой войне — битву при Тунете. Ксантипп сумел навязать Регулу бой на открытой местности, где сказалось преимущество боевых слонов и фаланги наёмников. Армия Регула была наголову разбита, сам он попал в плен, и лишь 2 000 римских юнитов смогли укрыться в Клупее, и то в безнадёжном положении. Римский флот во главе с Сервием Фульвием Цепионом отправился вызволять попавших в биду товарищей. Он нанёс поражение пунам у Гермесова мыса и прорвался к осаждённым в Клупее. Но на обратном пути сильная буря потопила почти весь флот…

Мало того что отступление из Африки превратило всю африканскую кампанию в ебический провал, Рим ещё и не смог воспользоваться начавшимися антикарфагенскими волнениями в Ливии и Нумидии. После разгрома армии Регула и флота Цепиона карфагеняне занялись рутиной — покарали ливийцев и нумидийцев, обложив их впоследствии двойным налогом.

В 254 году карфагеняне захватили злополучный Акрагант. Однако римляне контратаковали и вернули его, а впридачу ещё и захватили Панорм. Успехи римлян в Сицилии с этого момента и далее говорят об их численном преимуществе. У Карфагена же начался дефицит катапультного мяса из-за нехватки средств на содержание наёмников.

В 253 году римляне попытались снова сделать рейд в Африку, но вновь были опиздюлены, после чего римский Сенат принял решение свернуть морские операции и перенести войну на сушу.

[править] Захват Римом Сицилии

До 251 года стороны ограничивались боями местного значения. Новый карфагенский командующий Гасдрубал попытался вернуть стратегическую инициативу и атаковал Панорм. Но там засел хитрый консул Луций Цецилий Метелл, с помощью ложных отступлений так отметеливший Гасдрубала, что тому пришлось убегать в Лилибей, где решением карфагенского Сената он был заочно причислен к героям. Также в этой битве в полной мере проявился тотальный похуизм галльских наёмников, которые просто не вышли на битву[2].

К 250 году в руках пунов остался лишь запад Сицилии: города Лилибей, Дрепан и Эрикс. Важнейшее стратегическое значение имел Лилибей, служивший базой для всей карфагенской армии. Римляне осадили город, однако на сей раз пуны не растерялись. С помощью хитро построенной обороны и умелых вылазок из Дрепана они постоянно расстраивали коммуникации римлян. При этом с морской блокадой у сынов Ромула ничего не получилось — они же, болваны, сами недавно отказались от морских операций. В итоге у римлян кончился жрат, и пришлось снять осаду.

[править] Реванш карфагенского ВМФ

В 249 году ещё один Ганнибал атаковал Панорм, спиздил там запасы хлеба и свалил в Дрепан. Римляне встрепенулись и решили захватить Дрепан, снарядив флот под командованием консула Публия Клавдия Пульхра. Надеясь застать противника врасплох, коварные римляшки вошли в гавань Дрепана и… были внезапно атакованы карфагенским флотом под командованием Адгербала. Это сражение показало, что на море у Карфагена ещё остались полимеры, а выучка пунийских мореходов всё равно лучше, чем у коллег-нубов. Итогом битвы стало почти полное умножение на ноль римского флота. Мало того, чуть позже у Камарины было уничтожено ещё порядка 100 римских кораблей. После таких необнадёживающих результатов римский Сенат постановил воздержаться от морских кампаний. Но на суше римлянам сопутствовал локальный успех, и они овладели Эриксом.

[править] Позиционный кризис и Гамилькар Барка

Гамилькар Барка

248—247 года прошли в вялотекущих действиях в окрестностях Лилибея. Стороны уже изрядно поиздержались — карфагеняне побирались в Египте, прося в долг 2 тысячи талантов, но египетский правитель Птолемей II Филадельф не хотел ссориться с Римом и предложил попрошайкам соснуть хуйца. В Сицилии прошли волнения среди наёмников, из-за чего их пришлось частично распустить, а частично экстерминировать. Но и римляне начали становиться нищебродами, что и объясняет отказ от флота после поражения при Дрепане.

В 248 году у карфагенян появился по-настоящему хороший, годный полководец — Гамилькар Барка, возглавивший сицилийский контингент пунов. У сторон просто не было сил на масштабные кампании, поэтому всё снова свелось к позиционной борьбе, которую вчистую выиграл Гамилькар Барка. Ему удалось стабилизировать положение под Лилибеем, в 243 году он вернул пунам Эрикс, чем обезопасил Дрепан. Также он постоянно огорчал римлян диверсионными вылазками в континентальной Италии — особенно в Бруттии — и даже почти до конца войны удерживал крепость Кумы в непосредственной близости от самого Рима. За свою стремительность он и получил прозвище «Барка». Поскольку никакого прогресса у римлян не было, только отсутствие бабла помешало пунам перехватить инициативу. В результате счёт стал 6-5. Карфаген почти отыгрался!

[править] Последняя битва и победа Рима

В 242 году римляне прочухали, что без решительной победы на море всё же эту войну не выиграть, но бабла больше не было. Тогда консулы решили устроить древнеримский лохотрон, по которому новый флот строился в долг на средства граждан, а возврат средств они получали только после победы. Подкреплённые материальным стимулом, римляне стали тщательно готовиться к последней битве, чтобы снова не выглядеть нубами в сравнении с карфагенскими коллегами — помимо абордажных команд тренировались гребцы.

В марте 241 года вновь созданный римский флот во главе с лохотронщиком Катулом блокировал с моря Дрепан. Ганнон Великий во главе карфагенского флота собирался прорваться к Эриксу. Однако деблокирование у него получалось херово, он переоценил свои силы и недооценил противника. Перегруженные карфагенские суда стали лёгкой добычей римлян. Победа в морской битве при Эгатских островах была полной и безоговорочной. Ганнон с остатками флота отплыл в Карфаген.

После поражения при Эгатских островах положение пунов в Сицилии стало безнадёжным, падение Дрепана и Лилибея было только вопросом времени. Карфагенское правительство дало Гамилькару Барке чрезвычайные полномочия для ведения переговоров о мире от имени всех граждан Карфагена.

Незадолго до начала мирных переговоров воодушевлённый победой Катул дал карфагенянам сухопутное сражение при Эриксе, которое и стало последней битвой Первой Пунической войны.

[править] Итоги

Ни одна из сторон не одержала решительной победы. Даже после победоносной для римлян битвы при Эгатских островах обстановку можно охарактеризовать как позиционный кризис. Финансы враждующих к 241 году уже и романсы-то петь не могли. Но Карфаген располагал наёмными войсками, а Рим — доморощенными. Поэтому римляне и без зарплаты могли воевать, а вот карфагенские наёмники после невыплаты жалования начинали испытывать когнитивный диссонанс, периодически выливавшийся в локальные бунты и переходы на сторону Рима.

Рим выиграл Первую Пуническую войну по очкам. Условия мирного договор были следующие: карфагеняне очищают Сицилию и все острова между Италией и Сицилией. Союзники с той и другой стороны обоюдно неприкосновенны. Ни одна из сторон не вправе во владениях другой приказывать что-либо, возводить какое-либо здание, набирать наёмников, вступать в дружбу с союзниками другой стороны. В десятидневный срок карфагеняне уплачивают две тысячи двести талантов и сразу же вносят тысячу. Всех пленников карфагеняне возвращают без выкупа. Как видно, Рим отжал немного: большего позволить было нельзя, Карфаген ещё оставался очень силён.

Этот договор, как и все прочие того времени, назывался «О мире и дружбе». В этом названии кроется злая ирония, потому что даже последний идиот должен был понимать, что договор 241 года — не более чем передышка перед новым замесом…

Причины поражения Карфагена, вытекающие, можно сказать, одна из другой, были следующими:

  • Рим располагал значительно бо́льшими людскими ресурсами, и сподобился на полномасштабную африканскую кампанию, тогда как пуны могли только тревожить Италию набегами.
  • Чрезмерное использование наёмников в армии Карфагена. Мало того что наёмники зачастую подводили пунов (например, забухавшие галлы в битве при Панорме), они ещё и слишком дорого стоили. Да, были хорошие, годные — типа спартанцев Ксантиппа. Но как раз их пример наглядно демонстрирует, что воевать наёмниками не по карману даже богатому Карфагену — ведь после блистательной победы Ксантиппа при Тунете они были распущены.
  • А точно ли Карфаген был так богат, как про него говорят? В начале войны, наверно, да. Но значительную долю дохода пунов составляла торговля. Эта война во многом была морской войной, подразумевавшей не только эпичные морские сражения, но и постоянные пиратские рейды, морские блокады, разорение колоний и торговых центров. То есть именно торговцы — инициаторы войны — пострадали больше всего. Но как же, ведь была в Карфагене и весьма богатая земледельческая «партия мира»? Да, была, её принято называть партией Ганнона Великого, но она не помогла из-за нижеследующего.
  • Разногласия в карфагенском обществе. Вернее, не в самом обществе, а среди аристократии. В то время как римское общество было монолитно и последовательно проводило милитаристскую политику. Наиболее ярко всё это проявилось во Второй Пунической войне, но и в Первой было заметно. Многие знатные пуны из партии Ганнона Великого открыто выступали против войны с Римом. Вспомним снова Ксантиппа: когда дело запахло керосином уже под стенами Карфагена, а армия Регула начала разорять виллы землевладельцев, тут же нашлись бабосы на первоклассных и надёжных наёмников. Когда угроза миновала, то и наёмники стали не нужны. Но при этом землевладельцам постоянно требовались войска в Африке, дабы жесточайше эксплуатировать порабощённые народы.
  • Нельзя сказать, что все соседи любили Рим и ненавидели Карфаген, но найти союзников для антикарфагенской коалиции было намного проще, чем для антиримской. И если в Сицилии пуны действовали по отношению к местному населению относительно либерально (и то большинство сицилийцев всё же поддержали Рим), то в Африке карфагеняне сидели буквально на пороховой бочке. Им постоянно приходилось отсылать войска с фронта в тыл, а то и вести там настоящие войны, как после разгрома армии Регула в 255 году.
  • Превосходство римского оружия и тактики. К данному тезису надо относиться осторожно, хотя это мнение есть в интернетах и на страницах учебников для школоты. Пуны были вооружены не хуже и тоже одерживали победы благодаря тактическому умению. Но римляне оказались более гибкими в плане комбинирования тактических приёмов и их развития. То есть карфагеняне оказались более консервативны, а прогресс римской тактики в этой войне — их очевидный вин.

Так что можно сделать однозначный вывод: поражение Карфагена в Первой Пунической войне обусловлено рядом закономерных факторов и было абсолютно неизбежно.

[править] Мемы

  • Винрарный римский «вóрон (harpago corvus)» во многом предопределил победу Рима на море. ТруЪ-историки до сих его изучают и пишут книги с большим количеством букаф.
  • Флейтист Гая Дуилия. Морская победа при Миле была настолько важна для Рима, что её триумфатору была оказана невиданная до сей поры почесть — личные факельщик и флейтист, а также посмертная ростральная колонна в Риме уже в I веке нашей эры.
  • Ксантипп. Расовый спартанский наёмник, чья тактическая грамотность позволила избавить Карфаген от опасности. Есть две версии дальнейшей судьбы этого талантливого полководца. По одной — жадные карфагеняне не захотели платить денег Ксантиппу и его людям и предоставили им умышленно испорченный корабль, чтобы они утонули. По другой — Ксантипп пересел на другой корабль и достиг Эллады. Вторая версия выглядит более правдоподобной, потому что наёмник с таким именем после указанных событий появляется в Египте.
Регул возвращается в Карфаген, картина А. К. Ланса
  • Марк Атилий Регул. Сохранились сведения о том, что Регул просил освободить его от командования армией во время африканского похода, так как его маленькое земельное имение некому обрабатывать. Сенат отказал в просьбе, однако выделил средства на содержание личного имения Регула. Также считается многими эталоном долбоебизма благородства: уже пленённого в то время Регула карфагеняне отправили в Рим в качестве посредника в мирных переговорах. Но при этом взяли слово, что он вернётся в Карфаген. Во время переговоров Регул призывал Сенат продолжать войну, сливая инфу, что в Карфагене скоро наступит Адъ и Израиль. Переговоры закончились ничем, и сенаторы просили Регула остаться в Риме. Но тот молвил, что это — дело чести, и вместе с парламентёрами убыл в Карфаген, где его тотчас казнили. Хотя по другим данным, пуны хорошо обходились с благородным Регулом, и принял ислам он по собственной воле незадолго до окончания войны.
  • Казнённые карфагенские полководцы. Есть мнение, что карфагенский Сенат приговаривал к смерти всех полководцев, зафэйливших то или иное сражение. Но это вызывает сомнения. Во-первых, в распоряжении — преимущественно проримские источники, которые всячески клевещут на врага. Истории о чрезвычайной жестокости пунов, скорее всего, являются гнусным поклёпом. Во-вторых, карфагенскими военачальниками были самые знатные пуны, такая же знать сидела и в Сенате, поэтому кажется сомнительным, чтобы сенаторы направо и налево казнили своих коллег или их детей. В качестве примера: что только не зафэйлил Ганнибал Гисгонович, но в конечном итоге его только лишили должностей, а потом и вовсе снова отправили воевать, правда, на второстепенное направление.
  • Целый ряд античных историков (Ливий, Зонара, Флор и Орозий) рассказывают одну фантастическую историю о том, что однажды из реки выполз гигантский змей 35 метров в длину и напал на римлян, шедших за водой. Впрочем, древние авторы копипастили эту прохладную историю друг у друга. Сначала змей сожрал много солдат, но потом римляне храбро атаковали НЁХ и в итоге заколбасили её с помощью баллист. Вряд ли это можно списать на массовую галлюцинацию, скорее — на больную фантазию авторов. Или таким образом римляне оправдывали свой очередной фэйл, которых в Первую Пуническую набралось немало.

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Во избежание путаницы в дальнейшем он будет называться Ганнибалом Гисгоновичем (хотя правильно будет Ганнибал бен Гисгон)
  2. По одной из версий, галлы дружно бухали во время сражения
Персональные инструменты
Счётчики