Просмотры

Участник:Сомалиец/Paris

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый Сомалиец приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.Дата последней правки страницы: 24.12.2014
«

В Париже, ночью, в ресторане… Шик Подобной фразы — праздник носоглотки. И входит айне кляйне нахт мужик, Внося мордоворот в косовортке.

»
— Бродский
«

Господа все в Париже!

»
— Шариков

Париж (фр. Paris (читается [pari:]), араб. پاریس, лат. Lutetia (Лютеция)) — столица Франции. Город Мира, оказаться здесь — предел мечтаний всех ТП. Но эта статья не о городе, а о нас: мы растём с книжками Дюма, фильмами Годара и музыкой Азнавура, а приезжаем в задристанный европейский город с неграми-арабами и прочими побочными продуктами жизнедеятельности матушки-Природы. В общем, рассказ о том, что ждёт Москву мать лет через пять, если люди не возьмутся за ум и не начнут отстреливать равшанов, кемеровчан и прочее понаехавшее быдло.

Содержание

[править] Истуар

Короче, дело было так: жило-было кельтское племя кваризиев. Никому не мешали, жрали, пили, курили дудку. Их основное поселение было расположено в районе нанешнего Нантера (северо-западная часть Парижской аггломерации). На их беду рядом проезжал Цезарь, в то время ещё молодой, горячий, никому не известный проконсул. Нагнул он кваризиев. Точно на том месте, где сейчас находится Тур Эфель, точнее, на Марсовом поле. Эвон! Да, кстати, кельтский для римского уха как китайский для московских ассенизаторов, поэтому кваризиев частенько между собой называли паризиями. Паризии быстро согласились с ролью доминируемых и в угоду победителям снесли свои святилища на островках неподалёку от Марсового поля и понастроили храмов и борделей в честь Юпитера. Гай Юлий прослезился, записал в свою чёрную книгу личностного роста «24 июня. Лютеция, болотный город, где живут паризии», заел всё дело соловьиными язычками и поскакал дальше, воевать англичанку.

Старые обиды быстро забылись и галлы вернулись к своим прежним занятиям: дудка, дача, рыбалка. Рыбачили у себя дома, на островках, жрать сеяли на правом берегу реки. Ну, а римляне начали скромно понаезжать. Понастроили себе терм, амфитеатров там, окружили всё дело крепостной стеной, да всё на самом видном месте, на горе левого берега.

Город ожил: бордели, кафе-бары, презентации альбомов Богдана Титомира — чад кутежа, девки, ёбля, пиздец, в общем! Однако и на старуху бывает проруха. Короче, в ту пору у епископа Рима проходил стажировку некто Денис. Молодой, студент, бля, энергии невпроворот: и тут ему церквей надо понастроить, и там срочно всю деревню в христианство обратить. Заебал он, короче. Епископ и послал его куда подальше, в Лютецию. Денис, однако, оказался на редкость неуёмным типом и в Лютеции обращал всех на право и на лево в едино правильную веру. Бессмыслленно говорить, что здесь он достал всех окончательно. Отрубили ему нахуй голову. Дело было на Монмартре, в День десантников, поэтому Денис не стал мешкать, взял свою голову, помыл её в ближайшем фонтане, там же поссал, и потом ещё протопал с десяток километров, пока не дошёл до какого-то хутора на севере, где и сдох окончательно. Благодарные французы быстро возвели храм над могилой теперь уже св. Дениса и вернулись к своим прежним развлечениям: потреблядству, просмотру порнухи и ёбле коз наживую.

Однако же боженька такое простить не мог, поэтому наслал на город в качестве отместки орды германцев. МЯСОКРОВЬКИШКИ, те резко-быстро набижали, сровняли с землёй римский левый берег и помчались дальше. Галлы-нищеброды, жившие на острове, урок поняли и настрогали флотилию бронебойных лодок, циркулировавших по реке. На их счастье, племянник императора Констанция Юлиан отымел всех германцев в битве под будущим Страсбургом, отстроил заново Лютецию-Париж, отгрохал себе дворец на острове. Легионеры его провозгласили императором, у того эйфория, подписывает декрет о веротерпимости и отправляется воевать с Ираном. Там и помер. Ну, а христиане долго не мешкали и взяли инициативу в свои руки — Париж начал становиться центром христианской цивилизации.

Однако беда не приходит одна: к стенам Парижа подступает Атилла. Студентка местного экономического факультета, Женевьева, совсем ебанувшаяся от безделья и религиозности, провозглашает, что только пост и радио «Радонеж» заставят врага повернуть вспять. Атилле действительно навешали пиздюлей под Труа и он вернулся к истокам. К этому моменту Равенну занял Одоакр, всем стало насрать на Галлию, поэтому франки окончательно разнуздались и решили не мелочиться, а построить сразу целую крепость — ловер — на правом берегу. Их шеф Хильдерик, сын Мерова, добил остатки римлян под Суассоном, а его сынуля Кловис поимел бургундов. Поселился в дворце Юлиана, принял христианство, позвал Тиесто и шлюх и все снова принялись бухать и веселиться.

Кловис помер и поделил Галлию на четыре части между своим сыновьями. Те постоянно срались между собой и это так заебало жермена, епископа Парижа, что он отправил их воевать с вестготами. Война получилась удачной и один из сыновей, Хильдерик, вернулся в Париж с кучей всякой святой поебени из Сарагоссы. По этому случаю Жермен решил построить собор св. Степана, возведя его на месте старого римского святилища на острове. Собор служил исключительно эстетическим целям, мессы, отпевания и крещение осуществляли только в пристройках: крестильня Жан-Батист, молельня Нотр-Дам и так далее.

После смерти Дагоберта, основавшего аббатство Сен-Жермэн, Меровинги начали лениться. Настала эпоха мажордомов, эффективных менеджеров, один из которых, Пепин Короткий, будучи фактическим правителем страны, отправил последнего из Меровингов в монастырь. Ну, а чтобы никто не смел его подъебнуть, Пепин был коронован самим папой. Сын Пепина Шарлемань захватил полмира и перенёс столицу в Аахен, забив хуй на унылую провинциальную парижскую жизнь.

Дети и внуки Шарлеманя оказались шалопаями и быстро просрали полимеры: огромная империя распалась на три части, условно на Францию, Германию и Италию. Гопники из приграничных районов империи, а именно викинги, распоясались вконец и начали набигать на Францию. Её короли оказались лошарами: вместо того, чтобы дать пиздюлей норманнам, Шарль Плешивый, равно как и Шарль Жирный, предпочитали скромно выворачивать карманы и платить дань. Когдав нечем было платить, им давали мелких подзатыльников: сжигали дотла Париж, убивали сотню-другую монахов и уплывали, обещая вернуться и выебать в жопу, если не соберут бабло. Парижан такой расклад достал, поэтому они забили на королей, построили две плотины, Малый мост и Мост Менял, возвели две башни — шатле — и ебашили оттуда викингов, не давая тем просраться. Обороной руководил граф Эд, которого по справедливости назначили королём Франции, отправив Шарля Жирного в монастырь.

Эд помер и к власти снова пришли законные наследники Шарлеманя. Лотар правил Францией, а Отон — Германией. По старой доброй франкской традиции, они постоянно срались между собой. Как-то Отон решил набижать на Париж, но получил живительных пиздюлей от военов, которыми руководил Гуго Капет. Лотар отсиживался в своём замке, поэтому все воинские почести заслуженно достались Капету. Король вскоре помер, его сын тоже неудачно покатался на лошади. Гуго подсуетился, подкупил духовенство и священники признали Капета и всё его потомство единственно верной богоизбранной династией.

Его сын Робер был забавным типом: поженился на Берте, бургундке, которая случайно оказалась его дальней родственницей. Папа его, соответственно, отлучил от церкви. Брак признали недействительным, что, однако, не помешало Берте остаться во дворце. Робер же был вынужден вести двойную жизнь: по ночам веселился со своей возлюбленной, а днём замаливал грехи согласно указаниям папы. Пел псалмы, раздавал милостыню, спал в обнимку с бомжами, мыл ноги прокажённым. В перерывах строил монастыри и церкви, например, Консьержери.

Однако Робер не был единственной занозой в заднице у Церкви. Больше всего Рим беспокоили откаты и распилы, которыми баловались его подчинённые. В связи с этим папа Лев подписал эдикт о запрете священников на ёблю и на наследование имущества, что автоматически подчиняло все монастырские земли и аббатства Риму. Король Франции от такого расклада охуел и решил оставить свою церковь с блэкджеком и шлюхами. Дабы местные попы не падали в обморок от возможного отлучения, он им отгрохал здоровущее аббатство Сен-Мартан, которое заняло весь правый берег.

Один из правнуков Робера, Филипп-Огюст, постоянно срался со своим соседом, Ричардом Львиное Сердце, из-за территориальных споров. Последний, однако, укатил в Палестину, и Филипп, зная о хроническом долбоебизме брата Ричарда Ваньки, воспользовался ситуацией и окружил город стеной. Старую франкскую крепость — ловер — он укрепил донжонами. Построил первый в городе ТЦ Ле Аль, чтобы было что жрать во время осады. Проституток, чтобы не мешали, выселил за пределы стены, в северной части города. Ну, а чтобы проспонсировать всё это мероприятие, он пересажал всех ЕРЖ в тюрячку и обещал их выпустить только после того, как они перечислят в казну половину своего имущества. Бабла, конечно, не хватило, поэтому он аннулировал все задолженности по потребительским кредитам, которые простой люд брал у тех же ЕРЖ. Народ жест понял и отдал в казну по 5 процентов от каждого займа. Перед тем, как сдохнуть, Филип-Огюст основал Национальный архив, ибо постоянно проёбывал все свои квитанции и счета на полях сражений. Ну, и, конечно, Университет.

Общечеловеческие ценности вечны, поэтому сказать, что студенты того времени отличались от нас — брехня. Бухло, драки, ёбля, причём публичные дома часто располагались на первых этажах общаг того времени. Бланш Кастильская, регентша, конечно, охуевала от таких дел, грозилась даже всех отлучить от церкви, однако всем было насрать. Более того, студентота грозилась покинуть Париж и лишить его особого статуса, в связи с чем Университету дали статус неприкосновенного и независимого от Папы. Дабы подчеркнуть этот акт, ректорат переместился из маленькой церквушки в частный пансионат, основанный Сорбоном.

Сын регентши Луи был набожен донельзя. В очередной день рождения ему подарили губку христову и терновый венец. Можно сказать, это было круче, чем насосанный розовый «Мини» для гламурной кисо. Ну, для таких дел он отгрохал Святую капеллу, разложил свои бирюльки по золочённым ящикам и укатил в Палестину. В Палестине тепло, бабы, море, бухло в барах, Луи забил хуй на Францию. Парижские студенты, как всегда, кидают барменов, пиздят понаехавших, срутся с бабками в метро — короче, беспредел в городе. Святой Луи решает положить конец беспорядкам и учреждает выборные должности мэра и главы ГУВД.

Внук Луи Филипп Красивый стремился к тотальному контролю за своей страной. Ему в этом мешали две вещи. С первой он разобрался довольно быстро: за небольшой откат кардиналы выбрали нужного Филиппу папу, которого тот посадил в Авиньоне для пущего контроля. Вторая заноза в жопе, а именно тамплиеры, доставили ему гораздо больше хлопот. Директора ордена сожгли на костре рядом с дворцом Ситэ, а тот в отместку решил всех проклять. Папа сдох на следующий день, а сам король подавился мацой с икрой на очередном фуршете. Из прямых Капетингов никого не осталось, поэтому их родственнички-Плантагенеты начали предъявлять свои законные права на престол Франции.

И тут всё заверте!.. Валуа считают себя более подходящими для французского трона, поэтому все дружно начинают Столетнюю войну. Французы проёбывают все сражения. Король Жан Добрый попадает в плен и отдаёт англичанам пол-Франции. Ну как тут не охуеть! Власть в Париже переходит её мэру Степану Марселю, который быстро строит на правом берегу Отель де виль, учреждает Госдуму, в которой имеют право высказываться даже нищеброды. Удовольствие, однако, долго не тянется: Степана сажают на заточку, Госдуму гонят ссаными тряпками.

Шарль Пятый травмирован всеми этими волнениями, поэтому решает переехать из Ситэ и строит Венсенский замок. Его сын, Шарль Полоумный, страдает шизофренией, ссытся, срётся прямо в постель. Государством управляет Луи Орлеанский, который поёбывает жену короля Изабо Баварскую, а в качестве благодарности навешивает повсюду пиздюлей англичанам. Всё довольно неплохо, но в этот момент просыпаются старые обиды: герцог Бургундии Иван Бесстрашный хочет независимости и объединяется с англичанами. Луи Орлеанского замочили в сортире, его сват граф Арманьяк начинает войну против бургундцев. Бургундцев спонсирует Англия, они побеждают, королю Франции теперь принадлежит только Берри. К счастью, король Англии Генрих V помирает от поноса и французы быстренько отвоёвывают себе всю Францию и даже немножко больше. Герцога Бургундского, соответственно, сажают на кукан.

Французы, конечно, немного перестарались с расширением границ страны. Король Франсуа Первый получил пиздюлей от итальянцев и вернулся в Париж. Пиздюли, однако, оказались живительными — король привёз с собой да Винчи, его сраную кошку, «Джоконду» и идеи Ренессанса. Крепость-ловер превратилась в дворец-Лувр. Однако в стране не всё гладко: начинается Реформация. Протестанты, бабы и таджики начинают требовать равных для себя прав. Это всех заёбывает, поэтому их периодически жарят на кострах, а внук Франсуа, Шарль Девятый, даже устраивает Варфоломеевскую ночь.

Анри III, католик, помирает, не оставив после себя наследника, поэтому призывает на престол Анри IV Наварского, протестанта. Всё это сопровождается срачем: герцоги Гизы и Святая католическая лига против еретика у руля власти. Гизам, конечно, дали пизды, Анри IV принял католичество, произнёс сакраментальную фразу о том, что Париж стоит одной мессы, и становится королём. Как всегда, понаприглашали шлюх, устроили банкет, между делом сняли фильм с Даниэлем Отёем. Король успел подписать Нантский эдикт о веротерпимости, пока его не прирезал Равальяк.

Ну, а потом всё как полагается: «Три мушкетёра», Ришелье добивает последних протестантов и строит Палэ-Руайяль, где и живёт припеваючи, контролируя Луи XIII, укоренившегося в Лувре. Для ведения успешных войн Ришелье потрошит аристократию. Излишки бабла идут на облагораживание набережных Сены, которые облачают в камень. К сожалению, король и Ришелье помирают практически одновременно, аристократия забывает, кто её ебёт, и организует Фронду: сокращение полномочий короля, отказ платить налоги и участвовать в войнах. Молодой ещё Луи XIV травмирован выходками парижских дворян, поэтому он решает построить себе Версаль, подальше от города. Ну, а чтобы обезопасить себя от баррикад Фронды и прочих «Маршей несогласных», он расширяет центральные улицы города, создавая первые бульвары.

[править] Жэографи

Париж делится на двадцать округов. Это никому ненужная информация, запомните одно — Юг, Центр и Запад — место для жизни изнеженных барышень, а Север и Восток — оплот чотких пацанчиков. Если вы привыкли начинать каждое утро с чтения статей доктора Князькина в соответствующих газетах и пополнять свой мозг знаниями о пользе гетеросексуальных отношений, то спешу вас разочаровать — местная газета Metro посвящена ежедневным убийствам в Сен-Дёни (северный пригород, населён арабами, негритосами, албанцами — в общем, всякого рода обладателями обрезанных хуёв и фимозных голов), выступлениям бедных мусульманок, которых притесняют наци во главе с Лё Пеном и не дают права носить бурки и паранджи. Есть ещё слезливые статьи про учителей в школах со специальным статусом (можете посмотреть «День юбки» с Аджани) и про докторов, которых избивают за отказ выписать рецепт на соответствующие препараты. И вся эта писанина наполнена духом толерантности и веры в светлое будущее. Социалисты, например, утверждают, что потомок алжирских иммигрантов, проломивший череп своему однокласснику — не зверь и не быдло — он «проявляет патриотизм на квартальном уровне». Охуенно.

Значит, Центр. Это всё то, откуда вы можете обозревать набережные Сены: Латинский квартал с Пантеоном, Сорбонной и Нотр-Дам, Монпарнас, Лувр и сады Тюильри, тур Эфель, Инвалиды и прочее. Улица Риволи — аналог Невского: ну просто неописуемые толпы туристов и фриков, бутики-кафе на каждом углу. Сен-Жермэн — аналогично. Остров Св. Луи — много магазов с бижутерией. В общем, если вам нужны бессмысленные траты — вам туда.

Про Север мы уже говорили. Стоит упомянуть субботнюю барахолку на станции Porte de Clignancourt — любители экзотики могут там найти африканские костюмы припадочных расцветок и прочую поебень, в которой не стыдно сходить на «Колбасный цех». Оценят.

Бельвиль. С одной стороны там находится воспетый в фильмах Пер-Лашез, с другой — крупные диаспоры турков и арабов. Много магазинов с бурками, паранджами, молельными ковриками и проч. Не весь, а район станции «Курон» (Couronne — «Корона»). Значит, поднимаетесь наверх и сразу же, просто моментально погружаетесь в миру бородатых чурок, причем таких, которых даже в репортажах из Афганистана не увидишь. Первое кафе, которое попадается на глаза, называется «Лясасо» (LʼAssassin — «Убийца»). Если у вас крепкие нервы, то можно устроить вечернюю прогулку в районе общаг для негроиммигрантов (пересечение Vaucouleurs — Fontaine au Roi).

Барбэс — это то место, куда отправляется героиня клипа Ванессы Паради «Joe le taxi». Район знаменит своим субботним продуктовым рынком. Если вам удавалось бывать на среднеазиатских базарах, то вы примерно представляете, о чём идёт речь.

Чуть дальше — Пигаль и Сакрэ-Кёр. Черные проститутки + ярмарка художников. Собственно, сам собор из «Амели».

Дэфанс — место для поклонников стим-панка, индастриала и всего самого-самого берлинского. Ультрасовременная архитектура в сочетании со своеобразными садиками оставляют неизгладимые впечатления.

Рядом — Нёйи, оплот буржуйства. Все владельцы межнациональных корпораций живут (или просто имеют) квартирку-другую в этом районе. Раён крайне тихий, абсолютное отсутствие полиции, чёткий запах анаши из всех окон.

Район Северного вокзала — большая индийская диаспора. Много аутентичных кафе, где можно неплохо прогреть специями кишки всего лишь за €10.

«Опера» (фр. Opéra) — выходцы из Японии. Много ресторанов, где можно попробовать истинную безвкусную островную кухню на воде и пару (рамэн и прочее говнище). Никакой попсы наподобие суши вы здесь не встретите.

«Марэ» (фр. Marais — «болото») — много китайцев и еврейев. Первые владеют магазинами по продаже галантереи, вторые торгуют фалафелем. Марэ — столичный оплот гомосятины и стильной жизни, суровых челябинцев здесь может хватить кондратий. Здесь много неплохих парикмахерских и мастерских стилистов-визажистов.

«Порт д'Итали» (фр. Porte d’Italie) — китайцы. Умопомрачительное количество магазинов по продаже порошков из высушенных глаз гадюк и прочих прелестей традиционной китайской кухни и медицины.

Университетский городок — самый Юг города. За ним — Периферик.

[править] Ле банльё

Всё аналогично: Север — Юг.

  • Аржантёй. Это северный пригород, славящийся самым высоким уровнем преступности во Франции. Это, блядь, не Марсель с арабами и прочей хуетой, это предместья, где импрессионисты писали свои знаменитые картины. Ну, а благодаря веротерпимости, толерантности и равенству всех наций этот вполне приличный район превратился в полное говно. Собственно, жесть начинается с вокзала Сен-Лазар, где вы должны сесть в пригородный поезд, наполненный орущими и дерущимися арабами, неграми, бабьём в бурках. Ехать сорок минут, чеченскому ветерану на адаптацию хватит. Утонченным ТП, воспитанным фильмами наподобие «Париж, я люблю тебя» лучше туда не соваться.
  • Сан-Дёни. Собор и усыпальница Каролингов-Капетингов находится там. Церковь находится в эпицентре гигантского иммигрантского анклава. Европейской одежды практически нет, даже мужики ходят в бубах и джелябах. Пётр Первый просто охуел бы от размера их бород.
  • Венсенский замок на востоке. Стоит посмотреть. Размеры рвов впечатляют.
  • Нуази. Диснейлэнд, парочка университетов.
  • Кашан и далее на Юг. Здесь уже всё чинно-блаародно: высшие школы, много зелени, исключительно коттеджи. Есть вкрапления арабских кварталов, но это в Масси, что считается глубоким зажопьем.

[править] Лянг офисиэль

Скоро будет арабский. Пока что на французском говорит старичьё и президент, простой люд же общается на языках северо-западной Африки. Если честно, то здесь можно услышать любую речь: французы отличаются крайней степенью толерантности, так что наши жирные американские друзья, например, не затрудняют себя покупкой разговорников, а прямо матерят местных официантов за незнание английского.

У французского есть диалекты, патуа, и региональные языки. Патуа — это речь бабок из Рязанщины или Костромы. Пример — говор марсельцев и жителей Тулузы. Региональные языки — это родная речь татар или якутов. Пример: бретонский, провансаль или альзаский.

Пара фраз для быстрой адаптации:

  • Pardon, Monsieur, où est-ce que je pourrais sucer une bite?
  • Puis-je vous demander de m’enculer?
  • Messieurs, je n'ai pas mangé depuis six jours.

[править] Попюлясьон

  • Бомжи — они вездесущи! Спят посреди улиц и проспектов на гигантских матрасах, отданных сердоболными гражданами. Возят с собой тележки, набитые жрачкой, картонками, пластиковыми бутылками. Это из категории ассимилировавшихся. Начинающие, как правило, сидят на чемоданах и смотрят жалостливыми взглядами на лица проходящих мимо: во всех новоприбывших по турвизе живёт святая вера в альтруизм — вот именно сейчас, в эту секунду дядечка-миллионер выйдет из лимузина и предложит работу за 50 000 е. В день.
  • Бобо — аббревиатура от «Bourgeoisie-Bohème», буржуазия-богема. Собственно, это и есть парижане, которых показывают в фильмах и о которых так любит писать Бегбедер: модные, стильные, обязательно очки для повышения интеллектуальности, http://trucsdebobo.wordpress.com/. Характеризуются показной любовью к био-продуктам без ГМО, к покупке одежды исключительно в сэконд-хэнде (fripéries) и левыми политическими взглядами. Вся их жизнь — это стремление доказать, что негры имеют право на существование и что каждый выпитый ими глоток кофе помогает построить ещё одну школу в Мозамбике. Ебутся исключительно с неграми и азиатами, чтобы подчеркнуть свою открытость и модерновость.
  • Жандармерия и военные патрули — Они секси, это без комментариев. Их выпускают повсюду и исключительно в эстетических целях. Форма шьётся по проектам французских дизайнеров (это не какие-нибудь мудаки с образованием, полученным в воскресной школе, типа Юдашкина) и чётко подбирается по фигуре солдатика. Берет, митрайетт, шейный платок — и таких трое! В отличие от нашего гоп-контингента, который с трудом вспоминает собственное военское звание, местные представители сил правопорядка действительно приятны глазу.
  • Les Russes blancs — потомки иммигрантов начала 20 века. Их можно распознать по фамилиям типа Трубецкой, Долгорукий, Строганофф и прочее. Фактически нищеброды, ибо Ленин им ничего, кроме трусов, увезти не позволил, но держат марку благодаря постоянному въёбыванию на работе, подогреваемому памятью о величии царской Роисси.
  • Просто французы — понаехавшие, студенты и работяги. Ничего интересного: серые лица, стандартные бытовые проблемы.
  • Les Noirs gentils — буквально «Любезные негры». То же самое, что и Просто французы, просто чёрные. Чаще всего выходцы из Мартиники и Гваделупы. К ним же относятся и арабы, приехавшие в страну до деколонизации (до 60-х).

Это, какбэ, то, с чем вы столкнётесь в обычной туристической жизни.

Теперь же немножко о пиздеце.

  • Арабы-негры — всё то, что понаехало из Алжира-Марокко и Мали-Сенегала. Местный аналог гопничества. Обитают вокруг Дэфанса, в Бельвиле и севернее Сакрэ-Кёр (цивилизация заканчивается там). Характеризуются своим особым говором. Кто-то его называет «Langage de racaille» (говор швали), но большинство использует название «Ouaich-ouaich» (уэш-уэш): говорим на французском, но стараемся заменить все «т» на «ч». Штаны от «Абибас», белоснежные кроссовки, куртки-пуховики, обязательно свитер с капюшоном, который накидывается на голову в любое время года. Днём адекватны, ночью откровенно опасны, особенно в указанных районах[1]. Для ознакомления с бестиарием можно совершить прогулку по подземному переходу «Бланш» — «Северный вокзал». Основной род деятельности во время, свободное от отжатий мобилок — уличные молитвы, ношение паранджи, женское обрезание.

[править] Наши в городе

  • Русские жены — главная фикция Парижа. Таких понятий, как «сын депутата» или «русская жена», не существует. Кто готов признаться в то, что его папа вор? А кто готов заявить на весь мир о том, что она проститутка и колбасная иммигрантка? Но этот абзац посвящён не женщинам, а болезненно-обострённому чувству прекрасного, столь свойственного французам. Ну просто охуеть! где-то в недрах МИДа существует спецотдел, занимающийся отбором наигенетичнейших из отбросов среди баб, которых потом сплавляют французским мужикам. сомневаетесь? придите хотя бы раз в Посольство, так, послоняться или семчат пощелкать. Посмотрите глазами трезвого человека на существ в очереди. Автор готов прислать вам свои контактные данные, а также адрес ближайшей Castoram'ы, где вы сможете купить кусок отделочного мрамора побольше, чтобы было чем уебать, если вы найдёте это гоном. InFrance.su является довольно известным сайтом, где дана самая полная информация о современной жизни в этой стране, так что ни эта статья, ни хуета про Францию на Лурке вообще, бля, не нужны. Суть в другом — это форумы. Вот где сконцентрировано всё месиво, всё отбросы человечества, полуразложившиеся пуповины новорожденных и вторичный продукт липосакции. Темы форумов: «Как мне, бабе небесной красоты, выйти замуж и нихуя не делать», «Как мне, бабе небесной красоты, поехать учиться, нихуя не делать и выйти замуж» и т. п. Там ещё где-то внизу есть тема, набранная петитом: «Мужские разговоры». Типа, égalité. Так вот, ёбт, вся эта публика, строчащая посты на форумах про получение titre de séjour, про языковый барьеры — вот эта вся хуета тусуется у ворот Посольства. И это пиздец! Я прожил девяносто процентов своей жизни на территории Рашки и пару красивых тёлок всё-таки видел и всегда наивно полагал, что среднестатистическая русская женщина похожа на Шарапову, ну, или на эту, пожирнее, которая с Иглесиасом тусила. Но вот чтобы так, неприкрыто выставлять весь этот шок-контент на бульваре Ланн — здесь нужно иметь смелость! Они ещё с детьми, с мужьями своими…
  • Буржуи — не исключено, что вы встретите и тех, благодаря кому Роисся оказалась и будет вперде. Биарриц, Ницца, Монако наполовину принадлежат (в соответствии с документами) параличным дядюшкам, коматозным бабушкам и дэцэпэшным внучкам простых, еле выживающих с голоду российских депутатов.
  • Наши нелегалы — есть и такое. Сорокалетние тётки, добравшиеся до столицы парфюмерии по польской коммерческой визе. Ни образования, ни знания языка (даже английского). Места наибольшей концентрации — местные русские церкви. Первое, что вы видите на стенах, входя в храмы — это объявления типа «ответственная порядочная работоспособная русская женщина сорока лет ищет место работницы по дому с подселением» [1]. Если честно, то до такого блядского уровня Рашка не опускалась никогда: по статусу мы ниже негрил, которые просто не работают, а спокойно получают пособия и гражданство в соответствии с законом о семейном воссоединении. Познакомиться можно в сети магазинов «Гастроном». Одухотворённые лица продавщиц полезны для просмотра тем, кто слишком сильно погрузился в парижскую эйфорию. Есть также выходцы из субъектов РФ, тоже колоритные люди. Знаком с дагестанцем-наркошей, тратившим соцпособия на ширево. Уверял, что знает правильный способ баянизации по Корану.
  • Туристки. Ну, они вас будут избегать и кривить рожу при попытке знакомства с ними. Вполне логично, что во Францию они едут не для того, чтобы смотреть на твоё пивное рыло. Франция — страна любви и галантных кавалеров, которым не стыдно отдаться, ты же явно к их числу не относишься.

[править] Отношение к русским

Скорее позитивное. Будут задавать вопросы про Сталина, коммунизм, водку, Путина, Сибирь, Питер, Москву, Достоевского, Толстого. В ответ, конечно, вы скажете, что Достоевского и Толстого ненавидите, так как их вас пичкали в школе. Зато вы без ума от Бальзака, Гюго и Дюма. В глазах французов это + 100500. В школах их, как раз, ими и пичкают. Вообще, Дюма здесь считается писателем для взрослых, тогда как у нас «Трёх мушкетёров» читают уже в детсаду.

Если вы девушка, то в глазах парижанок вы ШЛЮХАБЛЯДЬПРОСТИТУТКА, потому что каблуки, короткие юбки и косметика являются атрибутом стереотипной шалавы. Для парижан, конечно, вы будете предметом обожания. Потому что вы русская. «Русская» — это трейдмарк, ассоциирующийся с неземной красотой и простотой в общении.

Оговорюсь, речь идёт о французах! Арабы тоже без ума от русских, более того, у них до сих пор тёплые воспоминания о советской эпохе, когда гордым сынам пустынь давали стипендии и русских жён, рвавшихся на свободу и падких на романтику. Негры же с трудом понимают, что такое Россия, им похуй, лишь бы поебаться с белой. Хотя есть индивиды, особенно из Мали и Мавритании, которым точно так же удалось поучиться в Совке.

[править] Ля ви политик

Это должен знать каждый, ибо именно они определяют лик города и его доступность простым смертным.

В общем, сначала, на самой заре истории, были правые. Например, Ширак, он начинал мэром Парижа, сейчас вот готовит жопку к отсидке за коррупционный скандал. В общем, его преемник Саркози всех заебал понижением финансирования социальных программ, поэтому все решили, что Мессия придёт из лагеря левых (социалисты, коммунисты). Ничего плохого. Нынешний мэр, Деланоэ, социал-гомосексуалист, понастроил бесплатных толчков, понаставил на каждом углу велосипедные стоянки, понаоткрывал приютов для бомжей. Но беда пришла. Избрали Олланда, а он, сцуко, так всех нагнул, что охуевают даже выжившие после Бухенвальда: поднял налоги, но не для того, чтобы подлить баблишка в медицину и образование, а чтобы ещё больше соблюсти условия существования Франции в рамках ЕС. Короче, увеличли приём афганских беженцев, понастроили ещё больше электрифицированных площадок для стоянки цыган и прочее. Народ охуел и очень, очень вероятно, что следующими будут избраны ультраправые — Марин Лё Пэн, ебабельная мадам со светлой головой. За экономический протекционизм, за выход из зоны евро, против засилья ниггеров и за восстановление концлагерей для румын и цыган.

[править] Расизм

Негры и арабы являются больной темой. С одной стороны, французы сами их завезли в 60-х, после развала колониальной империи, когда стране нужны были рабочие руки. С другой стороны, их ассимиляцией никто не занимался. Естественно, что голожопого бедуина в центре города никто не поселит, поэтому им понастроили домов на окраинах, так называемых HLM, где они и варились в собственном соку 30 лет. В 90-х годах мир с удивлением узнал о существовании Китая, куда начали перебрасывать все предприятия. В итоге во Франции не осталось ничего, даже вшивые «Рено» — и те производят то ли в Бутане, то ли в Индонезии. Негры-арабы, естессно, остались без работы. Как бы все французы остались без работы, но негры и арабы больше всего об этом орали. К этому моменту США и Совок просрали войны на Востоке, исламисты почувствовали свободу и хуйня начала проникать на Запад. Надо отметить, что в 80-х арабок в паранджах не существовало, все были эмансипированы. Белые очнулись и поняли, что 20% их сограждан — чурки и быдло, которые стремительно обрастали исламом из-за контакта со своими сородичами. У негров, к тому же, проснулась генетическая память и они на каждом шагу старались заявить о том, что все белые — расисты и эксплуататоры. Для несведущих в истории скажу, что вся рабство существовало в Африке вплоть до середины XIX века и рабы как класс были частью кастового общества среди многих народностей. В принципе, неграм-хозяевам было похуй кому продавать рабов: белым, арабам или своим же. Есть предложение — спрос родится всегда! В итоге раб остался тем же рабом, только поменял место прописки и хозяина. Но вот ведь незадача: потомки рабов остались в Америках и их давно уже зовут Андре или Мишель, а вот понаезжающее быдло к ним никакого отношения не имеет. Но всем похуй. В конечном счёте католическая Франция не имеет права контролировать строительство мечетей, ибо — РАСИЗМ. Сажать негров в тюрьму — РАСИЗМ. Отсутствие халяльной еды в ресторанах — РАСИЗМ. Ну, и так далее.

Теперь молодёжь, особенно бобо, растут с убеждением, что ниггеры, чеченцы и пингвины имеют равные права на существование с белыми людьми. Они, какбэ, действительно имеют право на жизнь под солнцем и трусы под жёппой, но если не будут шокировать людей поеданием сырого говна в метро или продажей детей на органы. Но ввиду того, что мозг совеременного человека поражён идеями мультикультурализма и политкорректности, получается, что пиздить бабу сковородкой и жить на пособие — это часть исламской культуры, и никто не смеет пиздеть и покушаться на нас! Надо сказать, что струя негролюбия проникает и в Рашку, где принимает просто чудовищные формы. В качестве примера можно назвать модное слово «АФРОАМЕРИКАНЦЫ», являющееся, по глубокому убеждению наших ебланов-соотечественников, эвфемизмом слова «ЧЕРНОЖОПЫЙ». Поскольку объяснять уёбкам, что слово «НЕГР» является литературной нормой русского языкаи что негры живут не толко в Америке, бессмысленно, то Путин ЛИЧНО в рамках собственного плана профинансировал строительство отдельного биореактора для указанного конгломерата олигофренов.

И ещё: арабов можно отмыть и воспитать. А негров нельзя. Здесь не существует негров-пятикурсников, они обычно довольствуются получением трёхлетнего специализированного лицензиата, достаточного для пожизненной работы бухгалтером или оператором сварочного аппарата. А негров-преподавателей в вузах вы не встретите никогда.

[править] Спорт

Три национальных вида спорта:

  • Велоспорт — Тур дё Франс, хуле.
  • Регби — своя команда есть даже в задристанных Мухосрансках.
  • Футбол — команд дохуя, но спросом пользуются PSG (Пари-Сен-Жермэн) и Марсель. Здесь нужно остановиться и объяснить, что это не просто противостояние двух команд, это столкновение двух обществ. Париж — это столица, культура, этикет, мода. Марсель — это скопище арабов и прочего шлака. Марсельцы славятся своим акцентом и любовью к пиздежу и показушности. Все блондинко и гламурные кисо сконцентрированы там, на Лазурном побережье.

[править] Телевидение

Каналов много. Первые три-четыре — TF1, France 2, France 3 — ничем не отличаются от своих российских аналогов, даже на Новый год показывают трёхдневную хуйню с местными Киркоровыми и Пугачёвыми. Есть своя специфика, например, обилие реалити-шоу с кулинарным сюжетом (Top Chef) или ненормальное количество местных Петросянов. Есть вещи позабавнее, например, L'amour est dans le pré (Любовь на лугу): местные колхозники ищут себе жен среди горожанок. Последние, типа, охуевают от коров и навоза, ломают себе ногти и спины во время испытателного срока. Или Qui veut épouser mon fils (Кто хочет замуж за моего сынка): родители сбагривают своих сорокалетних отпрысков сомнительного рода дамочкам. Суть в том, что там-то и озвучиваются истинные ценности: чтоб сиськи покрупнее были, да шоб писать умела без ошибок. Есть передачи пооригинальнее, например, On est tous différents (Мы все такие разные): карлики пытаются познакомиться с нормальными тёлками, мать растит трёх даунов и хочет всех их женить, работник налоговой службы по вечерам работает в травести-клубе, священники выпускают католический порно-журнал, ну, и так далее. Отдельно стоит Canal+, платный канал, выпускающий вполне ржачные передачи.

[править] Зима

Это теплолюбивая нация и температура ниже минус 5 считается вселенской катастрофой. Дороги здесь начинают посыпать солью чуть ли не в августе. Техника, надо сказать, тоже рассчитана на эксплуатацию в мягком климате. RER и TGV часто ломаются именно зимой, поэтому не рекомендую покупать ЖД билеты в январе. После комфортных, но обездвиженных вагонов начинаешь ценить русскую инженерную школу.

[править] Магазан, ресто, кафе

b
Наебалово в ресторанах

Вино — напиток для жалких педиков, грезящих о бархатистых попках восьмилетних мальчиков, но в сочетании с солеными огурцами идёт весьма неплохо. Начинайте с бутылок от €5, более дешевое не комильфо, будете пахнуть котиками.

Французы не пьют крепких напитков, исключение составляют лишь коньяк и бренди. Водка разбавляется соками, пастис (омерзительного вкуса анисовая настойка) — просто водой.

Вообще, здесь большинство магазинов принадлежат крупным сетям:

Лидл (фр. L'Idle) — эконом-класс (типа питерского «Технолога»). Принадлежит немцам, дохуя дешёвой жратвы и доступного пойла. Периодически устраивают распродажи элитной нямки (фуагра, например) по очень низким ценам. В Париже эти магазины любимы неграми и студентами. В Страсбурге же это довольно респектабельное место. Средний чек — €10 на три дня.

Карфур (фр. Carrefour) (не путать с «Перекрестком» — любителям гнилых куриных внутренностей здесь делать нечего) — для среднего класса. Огромный выбор едьбы и спиртного (есть даже «Русский стандарт», €10 за 0,5).

Франпри (фр. Franprix) — тот же ценовой уровень, что и в предыдущем случае, но более нищебродский набор продуктов питания.

Монопри (фр. Monoprix) — уже дорого. В магазине помимо нямки можно купить качественную одежду, так что милости просим. Кстати, все бобо околачиваются здесь.

BHV — ну, если вам уже невмоготу и нужно срочно купить горошек за 200 евро — это здесь! Элитная жратва, часы от Картье, трусы с ручной вышивкой — нет никакой необходимости общаться с грязным быдлом и нищебродами.

Рестораны-бистро-кафе-брассри — всё стандартно: говядина по-бургундски, галеты (блины из гречневой муки), confit de canard, пирог с яблоками — блядь, никакого разнообразия, что в районе Сан-Мишель, что у станции Данфер-Рошро. Стандартное меню за 16 ил 20 евро. Если заказываете мясо, то всегда уточняйте, что вы хотите видеть на тарелке. Во Франции, стейк по умолчанию — кусок сырого мяса с поджаристой корочкой. Пять тысяч лет эволюции гастрономии привели к тому, с чего всё начиналось — люди жрут мясо, которое даже не подвергается термической обработке. Терминология: bleu — с кровищщей, steak à point (в меру прожаренный), bien cuit (хорошо прожареный). Заказывать последний является признаком дурного воспитания.

Пивчанское: есть «блонд» (фр. blonde) и «бланш» (фр. blanche). Первое — стандартная балтикообразная моча. Второе — из категории так называемых «нефильтрованных» сортов. Обычно сервируется с дольками лимона в бокале.

Сыры и колбасы — без комментариев.

Хлеб. «Патиссри» (фр. Patisserie) — булочные, где продаются свежие хрустящие багеты и прочие вкусности (круассаны, шоссоны, пирожные, торты). Относительно дорого, но стоит того. Если всё-таки душит жаба, то в Carrefour'ах есть отделы, где можно купить ту же самую продукцию по более низкой цене.

Есть студенческие кафе, где за €3,5 можно отведать комплексный обед из трёх блюд. Всё построено на доверии, так что никто не будет требовать подтверждения вашего студенческого статуса, даже если вы — бомж в зассанных штанах.

[править] У вивр

В отелях, больше негде. Во Франции сдача жилплощади внаём чревата боком, налоговики могут засадить в тюрячку за незаконное предпринимательство и неуплату налогов. Сдачаей жилья занимаются только агентства, только за оплату и только при наличии ответственных за вас лиц. Единственно приятным моментом является trêve hivernale — владелец квартиры не имеет права выдворять вас из квартиры с 1 декабря по 1 марта.

[править] Транспор

Метро — станции на каждом углу. Идеальный транспорт для передвижения в пределах города. Бобо с тонкой душевной организацией бросаются под поезда несколько раз в день, поэтому всегда планируйте несколько путей отхода. Если речь идёт о поездке до аэропортов, то лучше выезжать за пять-шесть часов до рейса: в случае самоубийства ветка замирает на три-четыре часа.

RER — собсно, так вы и попадёте в Париж из аэропорта. Вообще-то неплохой вид транспорта, но жители пригородов, а также цыгане-попрошайки заставляют заходить в вагоны как можно реже.

VeLib — общественные велосипеды. Точки стоят по всему городу, членский взнос составляет €10 в месяц.

Автомобили — это отдельная песня. Автомобилисты — признанный всеми источник бабла. Во-первых, права, которые стоят от 1500 евро. Это если вы весь такой одарённый, но с первого раза экзамен на вождение сдают лишь 50%. Поэтому чаще всего права стоят 2500 — 3000 евро. Радары на каждом повороте. В этом году устанавливают радары на светофорах. Так что в жопу их, нужно жить экологично.

[править] Ле фам

«

Вы себе представляете парижских женщин с шеей разжемчуженной, разбриллиантенной рукой… Бросьте представлять себе! Жизнь — жестче — у моей парижанки вид другой.

»
— Маяковский

Если ты, дорогой, привык жить нормальной жизнью в каком-нибудь задристанном, например, Дзержинске, где бабьё само сползается к тебе и остаётся лишь лениво поёбывать то ту, то другую, то в Париже придётся остепениться, завязать яйца узлом и начать вести жизнь, полную воздержания и добродетели. В чём же причина такой безблагодатности? Правильно, во всём виноваты чурки и негры. Девушки, тёлки, тётки и бабки предпочитают молодых, сильных, загорелых и красивых тупиц из Сахары, которые, кстати, в отличие от задротов, читающих (и, возможно, удаляющих) эту статью, брейк танцуют и умеют читать неебательски агрессивный рэп. Здесь их много, гораздо больше, чем могло бы присниться нацикам из Люберец. И даже на фоне богатых, образованных и обаятельных французских мужчин подмастерье Чёрного властелина из Томбукту смотрится гораздо выигрышнее.

Ну, например, Луиз Бургуан. Скажем, квинтэссенция французской красоты: эффектная, действительно красивая девица. Отсутствие сисек компенсируется умением одеваться и зачастую незаурядным умом. И ещё все они суки. Прежде, чем они дадут, они высосут из мужика все соки. А ебут мозг они профессионально. Ибо финальная цель любого знакомства во Франции — всё те же дети-семья-ипотека. Только у нас женщины более романтичные, после первой ебли до таких низменных материй не опускаются. Здесь же дают после того, как мужичонка докажет всеми возможными способами свои нисерьёзнейшие намерения. Бессмысленно рассказывать, достаточно сходить пару раз на чаепитие в какой-нибудь бар. Во-первых, в Париже чувствуется демографическая аномалия: здесь гораздо больше мужиков, чем женщин. Так что в барах и прочих присутственных местах не медлят — любая мало-мальски пригожая тёлка окружена сотней страждущих. К цели приходит, безусловно, один, с хорошо подвешенным языком и неблевотной внешностью. Вот, посмотрите современные французские фильмы, всё так и есть: элегантный мужчина, эстет с баблом, прописка в 1-6 округе, IQ больше 140 — он у ног какой-нибудь местной тёлки. И первый поцелуй после месяца свиданий. В общем, здесь всё серьёзно. И союзы длятся подолгу, ибо после полгода стараний вряд ли какой мужик осмелится повторить опыт снова ради смены партнёра. Бабы в курсе, поэтому мужиками здесь помыкают. И забудьте всю эту хуету про неподкупность женщин. Формально француженки финансово независимы, они гордятся этим. В гетеросексуальных дружеских компаниях каждый платит сам за себя, все долги железно возвращаются. Но если акцент отношений чуть смещён в сторону ёбли — все, пиздец. Местную бабу — как, впрочем, и наших — вы будете завоёвывать кафешечками, букетиками, чем-нибудь посерьёзнее. И никаких нестандартных ходов, типа знакомства в шаверме — пошлют нахуй! Всё это выливается в нехилое бабло и мало кто осмеливается отвалить пару штук евро за честь выебать тёлку и бросить её после первого же кризиса.

В общем, девок здесь мало (даже вместе с приезжими), в связи с чем даже самые уёбищные здесь пользуются огромным спросом. Ах, да, из-за постоянной дрочки-то вы, наверное, и не знаете, что значит «уёбищная женщина».

Вот, например, британские социологи делят женщин на четыре типа:

  • Красивые, умные, добрые, ласковые, нежные, — словом, та единственная, которую редко кому удаётся встретить;
  • Красивые, умные… + ещё много всяческих позитивных качеств, НО… где-нибудь какая-нибудь хуйня да и проявится: или ссытся по ночам, или от твоего футбола её тошнит, или, блядь, «Момент» тайком нюхает. В общем, те, которых не стыдно взять с собой в двухнедельную командировку в Мозамбик;
  • Те, по отношению к которым ты можешь совершить акт благотворительности в суровые времена. Например, провёл год в Хибинах, буря керны, и встретилась тебе подобная тёлка. Страшна, тупа, но в меру сисяста, что может тебе обеспечить нормальную эректильную функцию в её присутствии.
  • Ну, блядь, и последние, те самые, из уёбищных. Многие считают, что это подросшие чернобыльские школьницы, кто-то же придерживается мнения, что это мутанты, полученные путём скрещивания жителей Кингисеппа (граница Ленинградской области и Эстонии) и коров из Семипалатинска.

Словом, генетические отбросы из разных уголков нашей необъятной Родины в Париже купаются в счастье: мужиков здесь дохуя, для многих слово «русская» ассоциируется с прилагательным «красавица», а остальное домыслить можно. По этой же причине и тупые пёзды благосклонны к этому городу: русские быдломужики просто не в состоянии впитать их вселенскую мудрость и глубокое познание философии творчества Тулуз-Лотрека, и где, как не в Париже, Она, единственная, бля, королева, может найти благодарного слушателя? Отсутствие знания французского вполне может быть компенсировано узостью пизды; демонстрация глубоких знаний, почерпнутых на лекциях по коммуникативному анализу, демонстрируется изящно отставленным мизинчиком во время чаепития.

Ладно уж, успокойтесь, всё не так плохо: баб здесь действительно мало, но все уж больно страшны и крайне привередливы. Парижанки любят себя истощать спортом и бегом, в связи с чем встретить нормальную фигуристую девку здесь просто невозможно. Да и с рожами проблемы — южный тип, хули.

Бывалоча, гуляешь по рю Фабур-Сан-Дени, что в районе Северного вокзала, а там что? Правильно, проститутки. Да причем отборнейшие, все как на подбор из Института челюстно-лицевой хирургии. Низки, жирны, тональный крем месячной давности — блядский пиздец! И не мудрено, что простая нижегородская девочка Наташа Водянова, приехавшая в Париж с дедовским чемоданом из ДСП с целью подзаработать деньжат на велосипед, и намеревавшаяся честно сосать хуи влиятельных африканских господ (в пределах лестничной площадки, разумеется) и подторговывать пиздёнкой в свободной от торговли семчатами время, внезапно стала топ-моделью. Правильно-правильно, умело обсосанный хуй нужного человека на Эверест может вознести!

[править] Он сё промэн, он сё монтр, он сэдюи

«

Ну как Париж? — спросила она. Посетить Европу было мечтой всей любиной жизни. Вдохнуть в себя воздух великих городов прошлого и настоящего. Посидеть с чашечкой кофе (который, между прочим, она терпеть не могла) за столиком с мраморным верхом в каком-нибудь кафе на площади близ St. Sepulchre, окруженной призраками Бальзака, Пруста, Гусмана — уже не говоря о Ремизове и Маяковском.
— Так что же Париж?
— Провинция, — коротко ответил Рождественский.

»
— Джон Николсон «Другой Петербург»

Музеи — короче, если вы из Питера или Москвы, то это бессмысленная трата времени. Мону Лизу вы всё равно не увидите, пути к ней всегда перекрыты японцами-китайцами. Версаль — обшарпанное говно за 20 евро. После Эрмитажа-Петергофа будете рыдать. Лучше съездить в Во-лё-Воконт, недалеко от Фонтенбло. Сад проектировался тем же лё Нотр, дворец строился владельцем для приёма короля. Можно сходить в музей Орсэ — импрессионисты, хуё-маё. Музей Секса — ну, для дрочил. Свежая тёплая пизда вашей подружки гораздо приятнее для созерцания, чем все тамошние поделки.

Галери Лафайет — буржуйский магаз рядом с Оперой. Во-первых, помпезное изнутри здание. Во-вторых, информационная поддержка на каждом этаже в виде девок с сиськами и весьма неплохими еблищами. Здание полезно своей смотровой площадкой.

Забастовки — французы бастуют не потому, что отстаивают свои политические права (хуй им ZOG повысит пенсии), а ради принципа. Поэтому чаще всего забастовки представляют собой народные гуляния с ди-джеями и дешевой едой.

Майский гей-парад — must do! Колоритно и нет риска отхватить пиздюлей от поборников православия и прочих казаков.

Бесплатные туалеты — там очень приятно срать. Двадцать минут безудержного веселья, автоматическая подача мыла, много бумаги.

Барбес — это если папик бабла больше не даёт, а в Таиланд страсть как хочется.

Диснейлэнд — однозначно в жопу. Наебалово, работает исключительно за счёт имиджа. Ограничтесь посещением Крестовского острова.

Монпарнас — лучший вид на город сверху. Небоскрёб выше Башни + гораздо более изысканная публика. Билет, соответственно, дороже.

Посольство РФ — хтоническое здание в стиле позднего конструктивизма. Сразу понимаешь, что русские окопались и засели здесь надолго. Соседствует с Булонским лесом, что символизирует. Примечательно своей клиентурой, чей моральный облик может быть охарактеризован во так [2].

Метро «Жорес». Раз в день устраивается кормление афганских беженцев, которых там около двух сотен. Если тошнит от баланды и общества Равшанов, то можете перейти на другой берег и понаблюдать за кормлением из лофт-бара, оборудованного в бывшей пожарной части. Пивчанское — от €5.

Монмартр — Сакрэ-Кёр лбят показывать в фильмах: куча молодёжи на ступеньках, все распивают вино, поют песни и радуются жизни. Так оно и есть. Внимание! Подступы к холму, ососбенно со стороны фуникулёра, окружены неграми, которые просто бросаются на туристов, пытаясь увешать их амулетами. В качестве развлечения можно поссать на брудершафт с пьяными неграми с самой нижней площадки (там, где установлены телескопы). Забудьте нахуй «Амели», это же брехня! Возможность увидеть в районе Сакрэ-Кёр томную деву равна нулю. Утром там убираются дворники-босняки, днём там жарко и делать нехер, а ночью собираются гопы бёров и сенегальцев. Весело, хули!

Petite Ceinture — заброшенная с 30-х годов кольцевая ЖД. Самое безлюдное место в городе, много зелени. В северной части есть риск нарваться на щщи с разворота, в южной можно познакомиться с бомжами, живущими в заброшенных тоннелях.

Фобур-Сен-Дени — от Северного вокзала до Ле Аль. Поражает количество стареющих проституток с огромными силиконовыми сиськами и мелкими псинами на поводке. Ощущаешь себя главгероем «Бриллиантовой руки». Здесь только бабки-европейки.

Рошешуар — от станции «Бланш» до «Анвер». Ненормальное количество секс-шопов и тематических видеозалов. Огромнейшие количества чёрных проституток.

Булонский лес — там, типа, тоже проститутки, но адекватные люди туда не суются даже днём. Некий аналог Удельного парка в Питере.

[править] Коман с'и рандр

  • Да просто! Берёте свой паспорт с питерской пропиской и гордо идёте в финское консульство. Три часа в очереди, €50 за турвизу — и пожалуйста! Если же вам посчастливилось жить в провинциях или в столице, то тогда придется соснуть хуйцов. Во французском посольстве тёлкам зачастую отказывают даже при наличии приглашения — каждая русская дама вполне справедливо рассматривается либо как будущая нелегалка, либо как проститутка (хуле, поколение Пепси добилось демократии).
  • Способ второй. Учите матан, учите французский, сдаёте языковой экзамен и отправляетесь учиться. Высшее образование во Франции бесплатное для всех (даже для негров) и наши выпускники здесь ценятся. Этот пункт не касается педрил из экономфаков и прочих ГСМщиков. Страна предлагает массу стипендий, начиная от правительственных, заканчивая региональными и университетскими. Поступать лучше в университеты, в Высшую Школу если и возьмут, то только на второй год обучения, и только после вступительного конкурса (в университете достаточно досье). смотрим сайты campusfrance.fr и стипендии Евросовета.
  • Способ третий. Прикидываетесь чеченцем, попадаете в страну по турвизе и просите политического убежища. Работает.

[править] Конклюзьон

Сидеть в «Пушкинском», жрать попкорн и увлеченно смотреть фильмы про мужественных нью-йоркских полицейских, уничтожающих нигр, стоящих на пути процветания белой расы, может каждый. А вот самому погрузиться в такую атмосферу слабо?

[править] Диснейленд

У Леонида Соловьёва в «Очарованном принце» есть краткий эпизод, в котором главный герой, будучи ещё ребёнком, помогает нищенке заработать деньги, устроив платный аттракцион. На шатре была вывешена табличка, на которой были написаны слова «Зверь, именуемый кот». Каждый посетитель, заплатив определенную сумму, имел счастье созерцать огромного чёрного кота, спавшего в клетке. Собственно, у всех входящих в голове рождалось недоумение, перераставшее в поиск глубинного смысла всего происходящего. В конечном счёте, кто-то уходил с грустной миной на лице, кто-то же смеялся от осознания того, что нашлись хитрецы, делавшие деньги из воздуха.

Когда-то в далёких девяностых дети имели счастье погружаться в волшебный мир диснеевской мультипликации; каждый воскресный показ завершался приглашением посетить Парк во Флориде, либо ЕвроДиснейленд в Париже. Собственно, этот день настал!

Наверняка многим из вас удалось посмотреть «Страх и ненависть». «В цирке „Базуко“ самая крутая тусовка. Если бы нацисты победили в войне, он стал бы шестым Рейхом», — думает Рауль Дюк и продирается сквозь толпу в эфирном тумане. «В Диснейленде самая крутая тусовка. Американцы победили в войне и он [сабж] стал столицей империи дегенератов и умственно отсталых», — думаете вы, заплатив €60 за вход и право созерцания бесчисленных кафе, ресторанов и магазинов. И всюду уши Микки: на головах, на башнях, на транспортных средствах. И всюду — что добивает больше всего — звучит маршевая музыка, именно та, которая навевает реминисценции о пребывании Гонзо и Дюка в «Базуко».

В общем, минут через пятнадцать торговые ряды заканчиваются и появляются первые аттракционы. На протянутый вами билет, за который пришлось заплатить вышеупомянутый полтинник, контролеры смотрят с презрением; честно, чувствуется, что если бы рядом с ними были бы установлены поносогенераторы, то вас бы обдали тугой струёй в первую же очередь. Час судорожного шатанья в поисках ну хотя бы одного бесплатного развлечений приводит лишь к накапливающейся ненависти (либо к эйфории — кому как). Карусельки, качельки, паровозики — всё от €10 до €15 + бесконечные очереди.

Оно вам надо? Конечно нет, ведь за такую же сумму можно накачать себя адреналином на том же «Диво-острове» в ЦПКО, причём один только шейкер по полноте ощущений затмит все бесчисленные парижские аттракционы, которые, впрочем, рассчитаны на семейный отдых — не потащите же вы своего ребёнка на катапульту или «Свободное падение»?

Этой денежной суммы хватит на несколько билетов в Лувр или Кэ-дʼОрсэ, посещение которых более конструктивно и информативно. И вообще — если едете в Париж, то не забудьте либо ехать туда одному, либо в компании вменяемых людей. Наличие гламурной кисо в роли подруги или обременённость женой с детьми грозят превратить ваш отдых в мучение — платить придётся за вход, за плюшевые уши Микки и за обед (стоит ли говорить о том, что тамошние цены превышают средние парижские в полтора раза) как минимум (это уже €300 — если семья из троих). Поберегите свою жалкую нищебродскую психику, не поленитесь — возьмите с собой в путешествие ножовку по металлу и займитесь вашими спутниками за ночь до поездки в чудесный мир Диснея!

[править] Прочее

  • Если ты, такой весь молодой, красивый, интеллектуально одарённый парень из Жмеринки, приехал в Париж и на третий день пребывания в городе внезапно обнаружил, что тебе для полного счастья не хватает двадцатичетырёхомного Шангейзера и ты начал судорожно искать аналог магазина на Кондратьевском, то тебе придётся скромно отойти в сторонку, снять с полочки запыленный хуй и приняться старательно его сосать. Суть-то проста: продажа цифровой техники здесь монополизирована и всё, включая дисководы и заканчивая трусами с встроенным прибором ночного видения, можно купит лишь во FNAC'е. Цены не ангельские, так что запасайтесь лоперамидом и корвалолом.

Ах да, забыл: ФНАК — это не просто магазин компьютерной техники, это магазин всего цифрового и печатного: сэдэ, дэвэдэ, анимэ для жертв аборта, игры для морально опущенных, ну, и развлекалово в виде комиксов для простой городской пидорасни. В отделе русской литературы духовно богатые девы и их мужские аналоги с удовольствием для себя обнаружат доминирующие на полках переводы на французский Володеньки Сорокина. Говно и благодать! Даже тов. Гейтс взялся за опыты с фекалиями, так что всем планктонщикам скоро поневоле придётся купать свои «Мустанги» в соках говн.

  • Ещё вот разное вспоминаю. Перед сном люблю приятное вспомнить, например, что здесь есть автоматизированные туалеты. Бесплатно. После того, как опорожнишься, электронный приятный женский голос предлагает помыть и посушить руки. Ни на что нажимать не нужно — жидкое мыло и вода подаются автоматически, едва только поднесешь руки к соответствующим надписям. Перед выходом из кабинки можно выбрать опцию экономичной (простой смыв) или полной чистки (из специальных отверстий в потолке подаётся под напором моющее средство). Благодатное место!
  • А ещё здесь модно бросаться под поезд. Вот. Раз в неделю, да кто-нибудь и прыгнет навстречу несущемуся локомотиву. Руководство RATP давно уже использует эвфемизм для описания подобных происшествий: «В связи с тяжёлыми травмами одного из пассажиров движение поездов остановлено на неопределенный период». И похуй, что ты застрял в Понтуаз, где к семи вечера начинает собираться немного неприятная публика — прекращение циркуляции транспорта в связи с самоубийствами является форсмажорным обстоятельством, так что никаких компенсаций в связи с опозданием на рейс не предусмотрено.
  • А в винрарном Ред Алерте такой большой и такой бесполезной Эйфелевой башне нашли отличное, практическое, хитроплановое применение. Сумрачные военпромщики превратили её в огромную «катушку Тесла». Проще говоря, в бластер. Царь-пушка, однозначно.

[править] Учёба в Париже (да и во Франции вообще)

Представьте, что Вы выпускница юридического факультета Новосибирского государственного университета. Милое личико, задорный взгляд, неброская, но стильная одежда. Папа Вам часто привозит Коэльо на языке оригинала; где-то на полках пылятся зачитанные до дыр русские классики. Часто по вечерам после посещения клуба Grand Arena (что на Красноярской, 35), где Вы боритесь с мужскими взглядами и неподатливым брюшным прессом, на Вас нападет сплин. Пятый курс, март, до получения диплома остаётся три месяца, после чего Вас ждёт блистательная карьера офисного планктона. Собственно, факт просиживания задницы в течение 25 лет Вас никак не беспокоит. Есть нечто иное — это Вы! «Как я, девочка из интеллигентной семьи, со знанием кастельяно и своим красным дипломом, могу находиться за одним столом с Варькой из Барнаула? Получать 20 000 рупий? Жрать доширак и смотреть на это вот, бля, провинциальное быдло?!»…

Ой-ой, не туда понесло. Нет, Вас зовут Василий, Вам посчастливилось продержаться пять лет и даже набить голову чем-то конструктивным на ФРК МФТИ. Но, блеать, butthurt, butthurt — местный военком начинает недобро поглядывать на Вас и цыкать зубом при встрече. Откосить-то можно, но шанс проработать в «Антее» десяток лет, иметь статус невыездного и получать обсоски в качестве зарплаты Вас никак не радует… Выход есть! Итак…

NB! Всё нижеперечисленное касается только выпускников вузов.

— Шанс № 1: стипендия Евросовета, так называемая программа Erasmus Mundus. Вкратце: двухгодичная магистерская программа, рассчитанная на обучение в консорциуме вузов, находящихся на территории ЕС. Требования на сайте, навскидку могу только предложить TOEFL, диплом с нормальными оценками и рекомендации со стороны Ваших преподов. Субъективно: если хотите оттянуть неприятный момент вступления во взрослую жизнь, то программа для Вас. Ну а хуле: €1 500 в месяц, приоритетное предоставление места в общежитии, отсутствие контроля знаний в течение двух лет. Фактически — участие в дебильных программах типа «Семиологическая связь „Фауста“ Гёте с шумерскими мифами» или «Математическое моделирование распределения позитронов на стационарных орбитах псевдо-гелия».

— Шанс № 2: стипендия правительства Франции, BGF.

— Шанс № 3: региональные стипендии.

— Шанс № 4: вузовские стипендии (редкость).

В общем, методика такова: в декабре-январе начинаете медленно шевелиться и искать тот вуз и ту специальность, которые Вам по нраву. В Париже, например, их целых двенадцать. На сайте каждого вуза (в идеале каждой специальности) есть требования к кандидатам, с которыми Вам нужно будет ознакомиться. Как правило, стандартный набор: знание французского на уровне B2, уровень подготовки Bac+5 (если поступаете на Master). «Вас+5» — значит, пять лет высшего образования после получения аттестата о среднем образовании. Для поступления в вуз достаточно собрать досье: рекомендательные письма из вуза, копию школьного аттестата, копию диплома, мотивационное письмо (в котором нужно доказать, что именно ты, Вероника Виссарионовна Защекан-Карпатская, достойна обучения на магистратуре по фелляции в университете Реймса).

Всё. Все бумажки закидываете в конверт и отправляете в вуз по почте. Заёбывать тамошних преподов вопросами бесполезно, не ответят — вся информация есть на сайте вуза.
Далее ждёте решения педагогической комиссии, которая собирается в марте-мае (зависит от вуза). Если Ваша кандидатура одобрена, тогда Вас оповестят по почте. С полученным документом (attestation de préinscription) отправляетесь в консульский отдел, где Вам дадут дальнейшие рекомендации. Фактически этой бумажки должно хватать для получения студенческой визы.

Но Вам же нужно стипендия! Читаем здесь.

И немного о приятном: обучение бесплатное на всех уровнях — Licence (лицензиат, первые три курса), Master (магистратура — 4 и 5 курс, соответственно). Есть административный взнос в размере €300—400, в который входит стоимость страховки, но ведь это подарок! За €400, Вы получаете легальный статус студента, все соответствующие скидки и льготы (транспорт, столовые), медицинскую страховку (конечно, на пластическую коррекцию ебла её не хватит, но ноги-руки пришить после столкновения с автобусом сможете) и мультивизу.

ТП, с правильно развитым сосательным рефлексом, достаточно го́да, для поиска муженька из местных. Выше была отмечена безблагодатность Франции для мужика — так оно и есть. И дело не в симпатичных неграх, а в тушёнке, которая в головах у француженок. Сексуальная революция, судя по всему, Европы не коснулась, даже сами французы отмечают крайнюю фимозность местных баб — последняя подзаборная шавка живёт с осознанием того, что она Дама, Которую Нужно Добиваться™.

Физикам в этом плане не очень везёт, поскольку шансов на трудоустройство в перенаселенной стране маловато. Но, тем не менее, полученный диплом при трудоустройстве даёт право быть на ступеньку выше какого-нибудь чурки в той же самой Германии.

[править] Ещё раз о местах, которые должно посетить

Сначала о халяве, столь милой русскому сердцу.

— У Парижа есть петергофоподобный придаток — Версаль. Собственно, масса аналогий (за исключением вида на Финский залив): пыльный задристанный городок, тротуары, не подвергавшиеся реновации с девяностых, дворец, парк. Дворец — серость по сравнению с российским аналогом: никакого гламура и золоченных куполов. Доломитовые стены, серые крыши. Но парк, парк великолепен! Более того, он открыт для бесплатного посещения и у вас есть шанс увидеть оранжереи-современницы ДʼАртаньяна. Вообще у французов страсть к тотальному озеленению территории: в Париже ассимилированы пальмы (можно увидеть в Люксембургском саду), на многих проспектах посажены платаны (которые скорее типичны для Средней Азии и Средиземноморья).

Довольно часто в Версальском парке устраиваются платные представления, например, летнее открытие фонтанов, сопровождающееся барочной музыкой и феерверками. Вход платный, от €30. Халява? Выходите из вокзала Versailles RG и идёте по улице «ДʼОранжери» (фр. rue dʼOrangerie) до тех пор, пока не начнётся ограда парка. Ваши ворота — четвёртые. Суть в том, что сотрудники музея и садовники разъезжаются по домам к восьми вечера и пользуются для выезда автоматическими воротами. Никаких КПП и сторожек там нет, ворота открываются при выезде авто и остаются открытыми в течение 30 секунд. Весь парк — ваш. Не забудьте прикинуться дебилом при встрече с охранниками. Ваш плюс — русский акцент.

— Бесплатный вход во все музеи Парижа в первое воскресенье каждого месяца. Но толпы!

— «Ис Кюб» (фр. Ice Kube), бар в 18-м районе. Всё изо льда.

— Два раза в год во всех магазинах города устраиваются распродажи с астрономическими скидками. Первый раз — с 7-го января до середины февраля, второй раз — конец июня-начало июля. «Распродажа» — значит распродажа.

— Снять блядей можно в «Пигале» (фр. place Pigaille). Пигаль до сих пор не утратил своего исторического значения, но, к сожалению, сейчас это место оккупировано только негритянками. Рекомендую следующий маршрут: от «Мулен-Руж» (метро «Бланш») по бульвару Клиши до площади Пигай. Культурно отдыхаете и идёте дальше по тому же бульвару до станции «Анвер». Там можно повернуть налево (наверх, то есть) и оказаться у Сакрэ-Кёр. Внимание: у лестницы, ведущий к собру, просто дохуя негров, которые будут навязывать вам брелоки и прочую поебень. Бетонной рожи достаточно. Девкам самостоятельно ходить не рекомендую. Да, кстати, здесь нет запрета на употребление спиртных напитков, так что рекомендую взять бутылочку розового: Эйфелева башня на фоне предзакатного неба, вечерний город, стаканчик с винцом и сытная мадам под боком — воспоминаний на всю жизнь, уверяю!

— Белых проституток можно найти на вышеупомянутой улице «Фобур Сен-Дени» (фр. Rue du Faubourg-Saint-Denis) (для жестянщиков) или в Булонском лесу. Рашка, Хохляндия, Румыния, Болгария — все, как одна семья!

— Лучший вид города — «Башня Монпарнас» (фр. tour Montparnasse). Вход — €10.

— Самый дорогой магазин в городе — BHV. Можно ходить как в музей, особенно после окончания ПТУ в Тобольске. Красные труселя за €200, носовые платки по €50 за пару. Охуевание гарантировано.

— Ежегодно организуемый гей-парад. В этом году был в начале июля. Шок-контент для православных хоругвеносцев и миллионные прибыли для города. Надо сказать, что у французов и так принято часто питаться в кафе и ресто, но в этот день владельцы забегаловок и отелей получают десятидневную выручку — в город съезжается педота со всего мира. Кстати, в присутствующей публике подавляющее большинство — гетеро, причем девы доминируют. Для изголодавшихся есть шанс познакомиться с какой-нибудь достойной барышней.

— Ещё одно романтичное место — набережная Сены напротив Нотр-Дам (в смысле, на противоположном берегу). Приходить нужно заранее, поскольку к вечеру там уже не протолкнуться. Вино и сыр приветствуются!

— Ещё раз для жестянщиков: метро «Жорес», набережная канала Сан-Мартан. Раз в день устраивается кормление афганских беженцев, которых там около двух сотен. Если тошнит от баланды и общества равшанов, то можете перейти на другой берег и понаблюдать за кормлением из лофт-бара, оборудованного в бывшей пожарной части. Пивчанское — от €5. Есть возможность для троллинга: Франция перенаселена, а эти двести (и последующие за ними) спонсируются за счёт государства (жрачка) и работы сочувствующих добровольцев. Последним можно намекнуть — вот, мол, они натурализуются, станут полноправными французами, ваши рабочие места, наверное, тоже им уйдут. Вообще местная молодежь повернута на идее равенства, антирасизма, борьбы за права иммигрантов. Говно черпается тоннами, когда, например, вы задаёте вопрос о национальной принадлежности какому-нибудь арабу или негру, имеющему французское гражданство. «Nationalité» («насьоналите») — национальность; гражданство. Вопрос считается расистским, можно угодить в суд, поэтому рекомендую троллить в Рашке. Ещё, например, можно употреблять слова типа «nègre». Рекомендованный эвфемизм — «noir» («нуа», рус. чёрный), но находятся альтернативно мыслящие, внедряющие фразы наподобие «afro-américaine» (рус. афроамериканцы), резонней — «afro-européenne» (рус. афроевропейцы).

[править] И немного информации для серьёзных туристов

Выше была изложена информация для любителей остренького и пахомофагов, ну, и просто для почитателей говносортирного юмора. Нас мало, посему вуаля парочка ценных советов для взрослых читателей.

Итак, если вам всё-таки приспичило податься из родного Саратова на парижские просторы, не забудьте закинуть в рюкзак самые необходимые медикаменты. Бывали в турпоходах? Бриллиантовый зелёный, левомицетин, шёлковые нитки — что вы, какой кошмар, в Париж это брать не нужно, но анальгин, аспирин, фурацилин, ципролет всё же взять рекомендую. Антибиотики здесь отпускаются по рецептам, которые вам, конечно же, выпишут, но только после платного визита врача. Страховка, которую ваз заставят оформить перед выездом из страны, покрывает экстренные случаи, приступы же лишая и lupus vulgaris сюда не входят.

Добираться до города вы будет наверняка на самолёте. Здесь два аэропорта: «Шарль де Голль» (фр. Charles de Gaulle) и «Орли» (фр. Orly), северный и южный, соответственно. «Шарль де Голль» идеален в плане доступности: ветка RER (пригородный поезд), и автобусы. Как упоминалось выше, северные пригороды населены иммигрантами, поэтому если вам посчастливится приземлиться ранним утром или поздним вечером, то с непривычки можете испытать чувство лёгкого дискомфорта и покалывания в заднице из-за специфической публики в поездах.

От «Орли́» можно добраться до города либо на автобусе, либо на челноке до линии RER. Недостаток в том, что челнок платный и не входит в зону RATP, так что бесконтактные карты здесь не действуют. Плюс — близко к городу.

Для передвижения в метро и наземном транспорте лучше всего купить бесконтактную карту с неограниченным числом поездок на неделю. Обходится дешевле, чем приобретение билетов.

Идеальное место для выбора отеля — Юг и Запад Парижа (как отмечалось выше). «Нёйи» (фр. Neuilly) — буржуйский район: тихие улицы, много публики в деловых костюмах. Хорош для сна, но с достопримечательностями не очень. Юг (13 и 14 районы) — немного шумно, но быстрый доступ к центру.

Исходя из субъективного опыта человека, посетившего пару европейских городов, я рекомендовал бы следующие районы для посещения, которые являются аутентичными для Столицы мира (без банальностей, à la manière de музеи, башни и прочее). Значит, X и XIX округа (северо-восток) — район Северного вокзала. Помимо индийских ресто с дешевой кухней здесь много трэш-кафе в стиле «ВинЗавода» или «Лофт-Этажей». Минималистичный дизайн (читай, «отсутствие ремонта»), какие-то доисторические обои и плакаты времён их революции, но, публика, как правило, весьма забавная. Уж и не знаю, что порекомендовать… Сходите, например, в «Ваш-блю» (фр. La Vache bleue), бар, оборудованный то ли в бывшей конюшне, то ли в гараже. Владельцы — колумбийцы, так что есть шанс обзавестись какой-нибудь книжкой на испанском. Публика — богемная молодёжь, но без загонов, жрут шнапс и портягу без выпендрёжа — очень может быть, что до метро пойдёте не одни.

Немного отступлю. «Портяга» — значит «порто». Никакой аналогии с «Тремя топорами» нет. Крепкое (20%) сладкое вино из Португалии, бутылка (например, Tawny) стоит от €6 (в магазинах). Достойная вещь, но лучше не перебирать — утро можете провести в компании фаянсового друга. Мадера — аналогично, но стоит немного дороже.

Дальше Дефанс. Знатоки сравнивают с Александерплац, но, по-моему, здесь гораздо круче. Практически всё пространство отдано в руки творцам современного искусства, так что везде есть шанс наткнуться либо на жуткую скульптуру (например, куча сваренных между собой ржавых труб с фланцами), либо на нечто более приятственное («лягушка с лягушкой во рту»).

Тонкость: с северной стороны Дефанс ограничен коммуной Курбевуа, населенной расово неполноценными элементами, в связи с чем лучше подавить соблазн переходить по виадуку на другую сторону дороги.

Ну, и хит сезона — улица Муфтар. Даже нет, весь район, ограниченный улицами Тольбиак с юга, проспектом Италии с востока (и дальше улицей Гобеленов вплоть до улицы Муфтар), с запада — условно Ледниковой улицей. Там круто! Полностью пешеходное движение, брусчатка, явно холмистая местность, масса кафе и ресторанов, много магазинов с фермерской продукцией. Места для посещения: «Бют-о-Кай» (фр. La Butte aux Сailles, кому как нравится — «Холмик в дерьме» или «Перепелиный пригорок»), собсно «Муфтар» (фр. rue Mouffetard). Чуть севернее находится Соборная мечеть — фактически развлекательный центр со своим чайным домиком и садиком для прогулок. Ещё выше — Ботанический сад. К слову, во Франции не существует зоопарков, на мартышек, страусов и кугуаров можно поглазеть в свободном доступе в центральных парках всех городов страны. Ну, и напоследок о приятных воспоминаниях. В районах, прилегающих к Люксембургскому саду с северо-западной стороны, есть много магазинов с дорогой, но неповторимой продукцией, начиная от парфюмерии (создают ваш собственный аромат в течение получаса) заканчивая обувными магазинами и кондитерскими. Не пожалейте лишнюю сотню евро, покупка действительно будет напоминать о себе всю жизнь.

[править] Рёмарк

  1. Смотреть «Ненависть» Кассовица
Персональные инструменты
Счётчики
Контакты / Реклама