Просмотры

Участник:Die Weide Und Der Fluß/Пунические войны/Вторая пуническая война

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый Die Weide Und Der Fluß приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.Дата последней правки страницы: 09.07.2015
Пунические войны
Вторая Пуническая (Ганнибалова) война
SPW.jpg
Дата218 – 201 гг. до н.э.
МестоИталия, Испания, Сицилия, Цизальпийская Галлия, Северная Африка, Греция
ПричинаБатхёрт пунов от итогов Первой Пунической войны, претензии Рима на господство в Западном Средиземноморье
ИтогУбедительная победа Рима
Стороны
Римская республика
Сагунт
Сиракузы (218 - 215 до н.э.)
Этолийский союз
Пергам
Спарта
Карфаген
Македония
Капуя
Сиракузы (214 - 212 до н.э.)
Ахейский союз
Командующие
Публий Корнелий Сципион
Тиберий Семпроний Лонг
Гай Фламиний
Квинт Фабий Максим Кунктатор
Гай Теренций Варрон
Луций Эмилий Павел
Марк Клавдий Марцелл
Публий Корнелий Сципион Африканский
Гай Клавдий Нерон (не этот)
Сифакс (середина войны)
Масинисса (конец войны)
Ганнибал,
его брат-акробат Магон и
брат-ебанат Гасдрубал
Гасдрубал Гисгонович
Массинисса (середина войны)
Сифакс (конец войны)
Силы сторон
крутая римская стелс-пихота
галлы, иберы, нумидийцы
Сумрачный гений Ганнибала
эти же галлы, иберы, нумидийцы
Потери
Около 500 тысяч юнитов Все полимеры

Содержание

[править] Начало

Квинт Фабий Максим демонстрирует карфагенскому Сенату размер своего МПХ; пуны в ужасе от увиденного.

В 219 году Ганнибал вторгся на земли римского союзника Сагунта. Вместо военной помощи сыны Ромула отправили послов в Испанию и Карфаген, предложив выдать Ганнибала и считать случившееся недоразумением. Переговоры затягивались, сагунтийцы же упёрлись и не желали сдаваться. Осада Сагунта была чрезвычайно тяжёлой, Ганнибал однажды чуть не погиб во время вылазки осаждённых. Во время очередных переговоров в сенате Карфагена произошла знаменитая сцена, когда римский посол Квинт Фабий Максим подобрал полы своей тоги и сказал, что у него лежат два документа — один означает мир, другой войну, и пусть сенат выберет любой. Сенаторы ответили, что им пофигу, пусть римлянин сам достаёт нужную писульку, и Фабий отдал ноту об объявлении войны. И тут снова всё заверте…

Сагунтийцы отчаянно сопротивлялись, всё ещё надеясь на помощь «большого брата», но к концу года город пал. Следует отметить, что осада была проведена очень плохо, и если бы римляне поторопились, они вполне могли остановить пунов ещё в самом начале войны.

[править] Альпинизм по-карфагенски

Ганнибал смотрит на слоников, как на нямку.

После взятия Сагунта Ганнибал двинул в Италию, но поскольку он никогда не любил лёгких путей, то выбрал невероятно рискованный маршрут: через Альпы в Цизальпийскую Галлию и дальше, ну ты понел. Даже в наши дни там дорог нет, а как двигаться через горы и толпы враждебно настроенных аборигенов с многотысячной армией и боевыми животными — вопрос вообще не для средних умов. То, что вся эта пиздобратия начнёт дружно дохнуть от болезней и обморожений, периодически сваливаться в пропасти — всё это мелочь по сравнению с лёгким голодом. Но Ганнибалу было глубоко наплевать на все эти шняги, поэтому он решился на сложнейший переход. Один из сподвижников Ганнибала на полном серьёзе предложил научить солдат питаться человеческим мясом. Действительно, по дороге кормить никто не обещал, поэтому неудивительно, что почти все слоники и стопицот лошадей по дороге превратились в нямку на радость отмороженным пунам. В итоге с Альпийских гор спустилось чуть меньше половины армии. Зато ВНЕЗАПНО для римлян Ганнибал оказался в Италии.

[править] От Альпийских курортов до Каннского фестиваля

В конце 218 года пуны спустились с гор, наваляв сначала римским союзникам галлам-тавринам[1]. Затем Ганнибал последовательно опиздюлил сынов Ромула в битвах при Тицине и Треббии, где отличились кавалеристы пунов. Потери у римлян были не слишком большие, а ЧСВ пострадало намного больше. В Риме появились первые кирпичи, произведённые гражданами и сенаторами, что привело к политическому кризису, и новым консулом избрали героя недавней войны с галлами Гая Фламиния.

Алсо, зафэйленные битвы привели к резкому повышению уровня ФГМ среди всех слоёв общества. Римляне уверяли друг друга, что лично видели различные знамения, знаки, предостережения. Даже древнеримские аналоги зомбоящика распространяли подобные слухи, а Сенат распорядился провести ряд сакральных ритуалов. Но Гай Фламиний откровенно забил на ритуалы и в срочном порядке выехал в Аримин, чтобы преградить Ганнибалу путь в Центральную Италию. По дороге его догнали разгневанные подобным неуважением к традициям сенаторы с требованием начать поход заново, предварительно хорошенько помолясь римским богам. Естественно, Фламиний прямым текстом послал их, так как времени было в обрез.

А Ганнибал придумал ещё более хитрый план — через Апеннинские горы пройти в Этрурию, где он надеялся поднять на борьбу с Римом старых союзников пунов — этрусков. Для отмороженных Альпами карфагенян такой переход не был невыполнимой задачей, но против них выступил Генерал Мороз. Потеряв много людей и сожрав предпоследнего слоника в ущельях Апеннин, Ганнибал был вынужден вернуться в Цизальпийскую Галлию и ожидать потепления. В конце весны Пуниец обнаружил ещё одну замечательную дорогу из Галлии в Этрурию — через болота к городу Фезулы, только ни один нормальный полководец по этой дороге войско не поведёт, в этом были обоснованно уверены римляне. Но Ганнибал ведь не такой как все, он естественно попёрся этим путём! Это был ещё один тяжелейший переход, в котором Пуниец в очередной раз потерял туеву хучу юнитов и один глаз. Выйдя из болот, Ганнибал оказался южнее легионов Фламиния и летящей походкой начал двигаться к Риму, по дороге грабя всё и всех. У Фламиния появилось нестерпимое желание взять и уебать наглеца, и он с армией бросился вдогонку.

«Галл Дукар обезглавливает римского генерала Фламиния в битве при Тразименском озере», картина Ж. Н. Сильвестра.

В 217 году в битве при Тразименском озере Ганнибал заманил римлян в ловушку и тщательно закатал их в асфальт. Сражение больше напоминало бойню, по разным данным от 15 до 25 тысяч римлян были превращены в гуро, включая самого Фламиния.

После приключившейся биды на Тразименском озере в Риме с новой силой возобновились бурления говн по поводу дальнейших действий. Итогом стало введение диктатуры Квинта Фабия Максима. В это время второй консул Гней Сервилий Гемин на всех парах ломился в Рим, так как все ожидали там Ганнибала. Появление Гемина несколько обнадёжило обосравшихся римлян, к тому же Фабий стал собирать новые легионы, добровольно-принудительно загребая в армию даже вольноотпущенников. Сам Гемин отправился защищать западное побережье Италии от набегов, с чем справился весьма успешно.

Вместо штурма Рима Ганнибал задумал разрушить италийский союз. Он надеялся, что союзные Риму италики с радостью воспримут карфагенян как освободителей от злоебучей римской тирании. Восточнее Рима жили умбры, которые ещё совсем недавно воевали против римлян, туда и направились пуны. Но умбры в большинстве внезапно погнали ссаными тряпками «освободителей». Расстроенный Ганнибал анально покарал умбров, затем ему пришлось пойти на йух юг, в Самний. Но здесь его ждал ещё больший разрыв шаблона — даже традиционные и непримиримые враги римлян самниты не только не присоединились к его войску, но и оказали вооруженное сопротивление!

Квинт Фабий Максим не спеша обдумывает следующий ход.

Тем временем Фабий выдвинулся навстречу пунам. Он применил совершенно иную тактику: не пытаться навязать бой, а наоборот, уклоняться от генерального сражения, но при этом постоянно напоминать о себе диверсионными вылазками и прочими безобразиями партизанской войны. Хотя тактика hit and run нравилась в Риме далеко не всем, за что его прозвали «Cunctator». Зато Фабию быстро удалось снова довести численность армии до 4-х легионов, в итоге карфагенянам приходилось всё начинать сначала.

Смайл
Капуя, куда двигался Ганнибал, и Фалернская долина, куда он пришёл, находятся в разных местах. Дело в том, что в Римской Республике нашёлся свой Сусанин (его имя история не сохранила), который завёл пунов в ловушку. Правда, он отмазывался, что неправильно расслышал название города, но мы же знаем…

Выкинутый на мороз самнитами, Ганнибал получил известие, что жители Капуи готовы с ним дружить, поэтому пуны отправились в Кампанию. Фабий следовал за Ганнибалом, и даже закрыл пунов в ловушке в Фалернской долине. Но карфагеняне уже надрочили охеренный скилл пересечения всевозможных пампасов и после небольшой стычки выбрались из ловушки, продолжая движение на юг в сторону Апулии. Движение в Южную Италию было неслучайным. Римское господство установилось там относительно недавно, поэтому антиримские настроения были сильны.

Гай Теренций Варрон, карикатура Джона Лича.

По пути в Апулию Ганнибал продолжал разорять земли Центральной Италии, и это вызывало немалый батхёрт у римлян, потому что многие участки разорённых земель принадлежали уже не каким-то абстрактным союзникам, а вполне конкретным римлянам. И теперь тактика Фабия перестала доставлять римлянам, им срочно требовалось окончательное решение вопроса армии Ганнибала. SPQR неустанно проводили Специальную Олимпиаду о правильности методов ведения войны Фабием. В результате на выборах к власти дорвалась оппозиция во главе которой стоял представитель средних слоёв — Гай Теренций Варрон, а его программа сводилась к энергичным действиям против Ганнибала. Фабию оставалось только фейспалмить, но ничего не поделаешь — демократия, блЪ!

А Ганнибалу было отнюдь не весело. Надежды на скорое разрушение италийского союза рухнули, наёмники традиционно жаловались на задержки выплат, жрат заканчивался невозбранно быстро, к тому же римляне постоянно донимали пунов диверсионными вылазками. Пунийцу уже мерещилась жопа, зловеще нависшая над его хитрым планом, поэтому он отправил в столицу запрос о помощи. Но карфагенский сенат посчитал запрос лулзом. WTF? Ганнибал рапортует в сенат о своих невзъебических ратных подвигах, а вместо добычи просит помощи! Получив отказ, Пуниец начал раздумывать о том, чтобы забить на всё и свалить в Галлию, где было полно жрачки. Короче, ебический провал был уже вопросом одного месяца, когда легионы Варрона попытались блокировать Ганнибала в районе города Канны, что в Апулии.

Весело и многолюдно на фестивале «Канны-216».

2 августа 216 года произошла битва при Каннах. У пунов было больше кавалерии, но у римлян был двукратный перевес в тяжёлой пехоте. Римляне бодро атаковали противника, но конница пунов легко и непринуждённо разогнала римских коллег. Центр пунов стал прогибаться под довлением масс римской пехоты, но фланги начали сжимать римлян. Затем в тыл ударила кавалерия, в итоге получился самый настоящий котёл.

Для Рима сражение стало катастрофой. До сих пор труЪ-историки срутся по поводу количества погибших. ЧСВ римлян также понизилось до запредельно низких величин. Дорога на Рим была свободна, все ожидали скорого появления пунов у стен «aeterna urbs». Но Ганнибал снова проявил себя интересной личностью и вместо Рима двинулся к Капуе. Сподвижники Ганнибала испытали немалый батхёрт из-за того, что им не дали сразу захватить Рим.
Мем
Начальнику пунийской конницы Махарбалу приписывают меметичное выражение: «Ганнибал знал, как побеждать, но не знал, как использовать победы». Тащемто, правда.
До конца войны они обвиняли Ганнибала в том, что он, дескать, помешал им выиграть войну. Хотя в оправдание Ганнибала следует отметить, что захват Рима даже в данной ситуации — задача нетривиальная.


[править] «А теперь — Горбатый!»

Филипп V Македонский

После поражения при Каннах Рим ещё не собирался умирать, но на горизонте уже появились стервятники в виде царя Македонии Филиппа V, решившего вернуть утраченную ранее Иллирию. Филипп предложил Ганнибалу союзный договор, узнав о котором римляне произвели немало кирпичей, ведь сил для обороны Иллирии было недостаточно. Но потомкам Ромула вновь пропёрло! Филипп по жизни был сказочным долбоёбом (хотя римляне тогда этого ещё не знали), поэтому неудивительно, что маленькой победоносной войны у него не получилось. Затем Филипп в очередной раз пересрался с Этолийским союзом и Спартой, после чего ему стало уже не до Иллирии. В конечном итоге наметившийся крутой замес Рима и Македонии выродился в регулярный чемпионат Древней Греции по фаллометрии с элементами бессмысленной кровавой резни между фалангами боевых пидорасов. Хотя римляне сами предложили союз этолийцам и периодически высылали на Балканы воинские контингенты. В целом же, Первая Македонская война не была насыщена событиями и лулзами. Война Филиппа с Этолийским союзом интереснее, но это уже совсем другая история. Время эпичной «греко-римской борьбы» настанет немного позже.

Teh Drama
Казалось бы, зачем тогда вспоминать об этой войне? Тут придётся немного забежать вперёд, потому что дальше события развивались как в индийском кино! В 202 году, забив на мирный договор, Филипп отправил солдат в Карфаген на помощь пунам, что жутко взбесило римский Сенат. Филиппа за боевые действия против Рима в 197 году опиздюлит Тит Квинкций Фламинин[2]. Сына Филиппа Персея в 168 году опиздюлит Луций Эмилий Павел, сын погибшего консула при Каннах[3]. Ну а родного сына Луция Эмилия Павла усыновит Публий Корнелий Сципион, сын победителя Ганнибала Сципиона Африканского, его будут звать Публий Корнелий Сципион Эмилиан, а он в 146 году возьмёт и разрушит… Ну ты понел. Такая вот Санта-Барбара! Только причём здесь Тит Квинкций Фламинин? А дело в том, что именно по его приказу в 183 году экстерминируют Ганнибала. Круг замкнулся!

Таким образом, сложившийся антиримский блок Карфагена и Македонии не принес гешефта союзникам и никоим образом не повредил Риму, в 205 году был заключён мир.

[править] «Hannibal ante portas!»

После Канн некоторые италийские города и греческие колонии начали флюродросить перед Ганнибалом. Cреди италийцев наблюдался плюрализм: кто-то поддержал пунов, кто-то остался с римлянами, а некоторые задумались о собственных блэкджеках и шлюхах. В итоге как пуны, так и римляне могли в одном городе получить поддержку, а в соседнем — с ноги по ебалу. Важнейшими городами, поддержавшими Ганнибала, стали Капуя, Локры и Тарент.

А Рим, оправившись от фалломорфирования, вновь прибег к стратегии Фабия, отказавшись от больших сражений и начав гадить по-тихому. Ганнибал предлагал римлянам замириться, но те не собирались сдаваться. Как ни странно, бурление говн прекратилось, и всё общество сообща стало готовиться к реваншу.

Ганнибал же осаждал небольшие города, остававшиеся в союзе с Римом, а также без видимых профитов блуждал по Италии. Весь этот период характеризуется небольшими сражениями с неопределенным исходом, обилием крыс-кунов среди италийцев, которые продавали свои города то римлянам, то пунам, и бесполезными осадами. В итоге Ганнибал бездарно терял время, а римляне постепенно возвращали утраченные позиции. Поначалу римляне воздействовали на переметнувшихся добрым словом, но постепенно пришли к мысли, что силой возвращать их надёжнее. Нельзя сказать, что Ганнибал совсем уж хуйней страдал: в 212 году он повторил Канны в миниатюре под Гердонией, а в следующем году подошел к Риму, где раздался знаменитый вопль «Hannibal ante portas!», но зассал его штурмовать. В целом, тренд развития его плана был явно отрицательный.

Смайл
Италики массово переходили на сторону римлян, и в 209 году Ганнибал решил прибегнуть к хитрости: он отправил послов из Метапонта на переговоры с Фабием о сдаче города, а сам начал готовить засаду. Фабий не решился идти, предварительно не помолясь, и провёл гадания, предсказавшие ему внезапный фэйл. Фабий отказался от замысла, и Ганнибал лососнул тунца. Это один из редчайших случаев, когда вирус ФГМ реально спас своего носителя. Впрочем, исключение только подтверждает правило...

Тем временем римляне вернули Капую, устроив показательную анальную кару предателям, а в 209 году заняли Тарент. К концу этого периода Ганнибал оказался в полной изоляции: союзники были заняты своими срачами, подкрепления застряли в Испании, а практически все италийцы утратили веру в светлое карфагенское будущее. Ганнибал торчал в Брутиуме, а вся его стратегия катилась в сраное говно. К тому же неудачные попытки снять осаду с Капуи, а потом и вообще отказ от этих попыток, ещё больше подтолкнули италийцев к мысли, что этот Ганнибал подзаебал их изрядно.

[править] Сумрачный гений Сиракуз

По сравнению с Первой Пунической войной Сицилия была второстепенным ТВД, но события здесь развивались как в годном шпионском детективе. Всё началось в 215 году, когда невольный разжигатель первой войны Гиерон II склеил ласты. Власть оказалась в руках у малолетнего долбоёба Гиеронима, внука Гиерона. Ганнибал, узнав об этом, быстренько отправил в Сиракузы агентов своего пуно-семитского Моссада — двух братьев Гиппократа и Эпикида. Те быстро втёрлись в доверие к Гиерониму и склонили его к заключению союза с Карфагеном. В 214 году эта троица отправилась освобождать Сицилию от римлян, но какие-то засранцы из царского окружения зарезали Гиеронима. Демократическая власть, установившаяся в Сиракузах, поначалу не хотела ссориться с Римом, поэтому вежливо предложила Гиппократу и Эпикиду покинуть Сицилию. Но в результате хитрых комбинаций братьев Сиракузы выступили против Рима, при этом фактическая власть перешла к Гиппократу и Эпикиду, что было выдающимся вином Ганнибала на невидимом фронте.

Марк Клавдий Марцелл

Римляне под командованием Марка Клавдия Марцелла осадили Сиракузы и попытались взять город атакой с моря и с суши одновременно. Но зерг-раш нарвался на оборону, построенную одним местным гиком Архимедом. Он был дальним родственником Гиерона II, а его изобретения и открытия, такие как учение о центре тяжести, рычаге, определении диаметра Солнца и прочие матанистые штучки были широко известны в эллинистическом мире. Архимед имел большую степень АГП, и свои вундервафли начал строить задолго до войны с Римом, на всякий случай.

Архимед делает гуро из римского флота.

Фичей оборонительных машин Архимеда были катапульты с хитровыебанным прицелом, которые стреляли на огромные расстояния с огромной для того времени точностью, как по кораблям, так и по набигающим солдатам. Для пехотинцев, которые всё же сумели добежать до стен, были готовы паровые пушки (sic!), стреляющие 25-килограммовыми ядрами. А корабли переворачивало ноу-хау Архимеда в виде подъёмного крана с лапой (или клювом). Ну и в довершение, Архимед поджигал корабли и осадные башни настоящим лазером, сделанным из системы зеркал. Короче, развлекался, как мог. Дошло до того, что достаточно было просто показать из-за стены лопату, чтобы римляне в панике отступали, не дожидаясь возможности испытать на себе новую вундервафлю.

Архимед смотрит на тебя, как на римлянина, и от этого ловит лулзы.

Марцелл в высшей степени фалломорфировал от подобного и отказался от попыток штурма, сосредоточившись на блокировании города, но это тоже не приносило профита, так как карфагеняне исправно подвозили в Сиракузы жрат по морю.

В это время пуны высадились на западе Сицилии в своих старых владениях и начали возвращать утраченные города. Марцеллу пришлось оставить гарнизон для поддержания осады Сиракуз, и отправиться навстречу пунийскому десанту, Гиппократ с частью сиракузского войска также ушел вглубь Сицилии. Началась малоинтересная возня, в которой ни одна из сторон не имела успеха. Эпикид же остался командовать обороной Сиракуз.

К 212 году Марцеллу надоела скучная осада и такая же безблагодатная позиционная война, и он решил также действовать шпионскими методами. Со второй попытки ему удалось организовать агентурную сеть в Сиракузах, где проримские настроения всё же оставались сильными, и ворваться в город. Но зерг-раш не получился, Марцелл сумел захватить лишь часть города. Гиппократ и командующий сицилийским контингентом Гимилькон поспешили на помощь Эпикиду, но быстрого деблокирования Сиракуз не получилось, а под стенами города их ожидала страшная бида — из-за жары и болотных испарений в лагере началась жуткая эпидемия, и бóльшая часть войска массово приняла ислам. Также погибли в неравном бою с болотными мандавошками Гиппократ и Гимилькон. Однако для Эпикида ещё не всё было потеряно: новый пунийский командующий Бомилькар быстренько сгонял в Карфаген за подкреплениями и нямкой и появился с флотом в гавани Сиракуз. Осаждённые сначала невозбранно обрадовались, но тут же их ждал просто феерический разрыв шаблона — флот снялся с якоря и уплыл в сторону Тарента, при этом не обещав вернуться. Ёбаный стыд! При виде такого кидалова со стороны пунов сиракузяне начали готовить сдачу города римлянам, а Эпикид позорно сбежал в Акрагант, захваченный карфагенянами.

Архимед и римский солдат смотрят друг на друга, как на говно, но у римлянина есть нож, поэтому конец немного предсказуем.

В оставшемся сиракузском гарнизоне большинство составляли не граждане, а гастарбайтеры — наёмники и римские перебежчики, причём вторым грозил полный или частичный экстерминатус. Поэтому перебежчики начали мутить воду, убалтывая наёмников, что их тоже ждёт децимация или что похуже. Фактически власть в осаждённом городе оказалась в руках этого сброда. Марцелл начал переговоры с наёмниками, и они открыли ему ворота. Римляне ворвались в город и начали грабить дома. Во время этого беспредела при невыясненных обстоятельствах какой-то римский солдат зарезал Архимеда, нанеся непоправимый ущерб античному матану, хотя Марцелл приказал взять Архимеда живьём, надеясь использовать его мозги в дальнейшем. Sad but true

Вскоре после падения Сиракуз произошла крупная битва у реки Гимера, где Марцелл навалял Эпикиду, который был винрарным шпионом, но отвратительным полководцем. Часть западной Сицилии и Акрагант ещё оставались в руках у пунов, но исход срача за Сицилию был предрешён — она становилась римской провинцией. Эпикид свалил из Акраганта в Карфаген и залёг на дно. Сам Акрагант держался до 210 года, но значения это уже не имело, пуны навсегда потеряли Сицилию.


[править] Семейные разборки в Испании

Внимание!
Следует отметить, что у карфагенян совершенно отсутствовала фантазия в плане имён для полководцев: запутаться во всех этих ганнибалах, гасдрубалах и гисгонах не просто, а очень просто! Поэтому и в современной, и в античной литературе нередко возникает пересортица с пунийскими именами.

Ганнибал оставил в Иберии своих братанов Гасдрубала и Магона в качестве смотрящих, позже к ним присоединился представитель Карфагена — Гасдрубал бен Гисгон. Со стороны Рима в первой фазе иберийского срача участвовали также два братана: пидорнутый при Тицине Публий Корнелий Сципион и его брат Гней.

Ещё в 218 году Гней Корнелий Сципион Кальв разгромил Гасдрубала при Кисеи, а в следующем году люто, бешено опиздюлил карфагенский флот в эпичной морской битве при Эбро. В результате иберийцы стали переходить на сторону Рима, а Гасдрубал даже не попытался восстановить потерянный флот. В 216 году братья Сципионы в битве при Дертосе наваляли Гасдрубалу, что стало уже хорошей римской традицией. Дела у Сципионов шли в гору, в 213 году они даже высадились в Африке и устроили небольшую гражданскую войну среди союзных Карфагену нумидийцев, на которую карфагенянам пришлось тратить силы и деньги. К 211 году Сципионы совсем расслабились и решили, разделив армии, разгромить по одиночке гасдрубалов (Гисгоновича и Баркида) и Магона. И тут-то к ним подкрался песец! В серии больших и малых стычек, известных как сражение при Верхнем Бетисе, они были разгромлены пунийскими армиями, которые внезапно проявили большую слаженность в действиях. Остатки двух римских армий соединились и отошли за Ибер, а оба Сципиона стали героями. Также в этих сражениях появляется первое упоминание о нумидийце Масиниссе, который активно помогал пунам опиздюливать Сципионов.

Сверкающая лысина Сципиона Африканского напоминает потомкам о его блестящих победах (спойлер: А также Спициону не хватает усиков и чёлки, зачесанной налево.).
Штурм Нового Карфагена
Надо отметить, что пунам было с чего высрать кирпичи, ведь крепость считалась неприступной. Однако Сципион применил хитрый план. Одна из стен крепости была ниже остальных и охранялась не так тщательно, поскольку вплотную прилегала к берегу лагуны, и при таком раскладе штурмующим об неё можно было разве что убиться. Однако, побазарив с местными рыбаками, Сципион выяснил, что при особом стечении обстоятельств, вода из лагуны резко исчезает и её спокойно можно перейти вброд. Утром одного дня Сципион вышел перед войсками и объявил, что ночью ему во сне явился Нептун и указал путь к победе. Прагматичные римляне поставили это под сомнение, но вслух говорить побоялись. Единственное, что попросил от них Сципион - полного и беспрекословного подчинения. Сразу же после зажигательной речи основная часть римлян пошла стучаться в главный вход. Когда пуны собрали все силы на главном участке, стена, примыкающая к лагуне была полностью оголена. Сципион, подождав какое-то время, внезапно сорвался и побежал прямо через лагуну, увлекая за собой охуевших римлян, наблюдающих, как залив осушается прямо под их ногами. Забросив несколько сотен юнитов с тыла и фланга, римляне овладели городом. Не стоит думать, что данный отлив происходил каждый день - Полибий, который спустя 50 лет выехал на место и опросил местных, так и не понял, как Сципион предсказал это событие. Но штурм с использованием отлива - факт.

В 210 году в Испанию был отправлен сын погибшего римского военачальника — Публий Корнелий Сципион Младший. Он сразу взялся за дело: используя дипломатию и правила демагога, ему удалось привлечь на свою сторону часть иберийских вождей. В 209 году он захватил Новый Карфаген. На это пуны решили дать симметричный ответ и выделили кучу денег и контингент для Гасдрубала Барки, чтобы он, набрав по пути наёмников, вторгся в Италию с севера. Вместо выполнения приказа Гасдрубал пошел искать приключения на свою задницу в виде махача со Сципионом. И ведь нашел-таки! В битве при Бекуле в 208 году он потерял более половины юнитов и бежал. Ему хватило сообразительности не пытаться брать реванш и выдвинуться в Италию.

Великодушие Сципиона
Показательна одна история о том, как Сципион флюродросил перед местными племенами. После взятия Нового Карфагена римляне принялись грабить город, и Сципиону специально для половой ебли привели одну местную тян, по свидетельствам очевидцев, настолько няшную, что все оборачивались, когда она проходила. Сципион расчехлил свой МПХ, но внезапно выяснилось, что эта ванильная пизда является невестой одного кельтиберского князька Аллуция, поэтому Сципион предпочел присунуть в другую пелотку, а няшную тян не трогать, а вернуть этому кельтиберу. Ещё и в придачу дал золота, награбленного в этом же Новом Карфагене. Аллуций расчувствовался от такой щедрости и через несколько дней прислал Сципиону отряд почти в полторы тысячи конников. Примерно так эту историю описывает Тит Ливий, и она была очень меметична в прошлые времена, чему посвящена картина художника «Великодушие Сципиона» [1]. Она демонстрирует, насколько мягко римляне обходились с местными племенами, но мы-то знаем, что благотворительность чужда римскому прагматизму™. Доподлинно известно, что Сципион без выкупа отпускал иберов, но в то же время жителей Нового Карфагена он невозбранно отправлял гребцами на галеры и в рабство. И сам отдал город на разграбление солдатам. Но историю пишут победители, поэтому до нас дошла картина «Великодушие Сципиона», а не, например, «Дружба римлянина с молодой карфагенской тян».

А Сципион после победы при Бекуле использовал стратегию Ганнибала — он всячески демонстрировал иберам, что Рим круче Карфагена, а бездна римской анальной оккупации менее глубока, чем карфагенская. И ведь иберийцы верили ему, и массово переходили на сторону римлян! Карфагеняне пытались сопротивляться, но было уже поздно. В 206 году в эпичной битве при Илипе пуны под командованием Гасдрубала Гисгоновича были в очередной раз опиздюлены Публием Корнелием, причём исход битвы решило умелое маневрирование линиями, а вскоре пал Гадес — древняя, как говно мамонта, финикийская колония. Таким образом, к концу 206 года карфагеняне потеряли армейским способом Испанию вместе со всеми испанскими ништяками. И только брат Ганнибала Магон не успокоился и уплыл на Балеарские острова собирать новую армию. А незадолго до падения Гадеса Масинисса смекнул, что у карфагенян скоро наступит БП и дружить надо с Римом. Сципион испытал чувство глубокого удовлетворения от своей Испанской кампании и начал замышлять о переносе боевых действий к стенам Карфагена.

[править] Братья-акробатья

К 207 году на стороне Ганнибала оставались только бруттии и несколько греческих колоний, крупнейшей из которой были Локры. Сам же он торчал на юге Италии и ничего серьёзного не предпринимал. Ещё в 208 году Марцелл совершил несколько попыток взять Локры в осаду, но в одной из малозначительных стычек погиб — глупая смерть для великого полководца. RIP.

Основные события развивались на севере Италии, куда смог добраться ганнибальский братан Гасдрубал, собравший по дороге нехилую армию из всяких унтерменшей. Навстречу Гасдрубалу вышли консульские армии Марка Ливия Салинатора и Гая Клавдия Нерона. В последующей битве при Метавре римляне отхерачили Гасдрубала, уцелевшие наёмники разбежались по окрестностям, а сам Гасдрубал стал героем, от безысходности врезавшись на скаку в когорту римлян.

Ганнибал выглядит усталым и помятым, потому что он 15 лет бомжевал в Италии.

После Метавра у Ганнибала развилась настоящая депрессия. Он не предпринимал никаких действий, а продолжал бесцельно слоняться по югу Италии, только область его похождений была уже ограничена всего лишь Брутиумом («каблучок» апеннинского «сапожка»). Однако Баркиды продолжали считать, что у них ещё полно полимеров и войну надо продолжать. Магон Баркид в очередной раз попытался убедить cенат, что для закрепления успехов в Италии нужно ещё немножко убитых енотов. Сенат же интересовался, когда Магон придёт не за баблом, а с докладом о Великой Победе, но тот отвечал, что они с Ганнибалом как раз работают над этим. Сенат в очередной раз повелся на обещания, и Магон с коробкой из-под ксерокса отправился на Балеарские острова и Лигурию, чтобы быстро, качественно, недорого собрать новую армию. Также карфагенянам наконец-то удалось помириться с Сифаксом, что было безусловным дипломатическим вином. Хотя этот союз вынудил Масиниссу окончательно перейти на сторону римлян, но на это тогда не обратили внимания.

Магон развил бурную дипломатическую деятельность, ему удалось с помощью СМС-лохотрона привлечь на свою сторону инсумбров и даже некоторых этрусков, но в битве в долине Пада был былинно разбит римлянами, сам тяжело ранен и с остатками армии отступил в Лигурию. Исход битвы решили карфагенские боевые слоны, которые напугались римлян и побежали топтать боевые ряды пунов. Магон получил приказ оставить Лигурию и везти остатки воинства в Карфаген. Неизвестно, сколько солдат прибыло в Карфаген, потому что сам Магон от полученных ранений скончался, что символизирует.

Вместе с известием о гибели второго брата-акробата Ганнибал получил приказ бросить всё к чертям и возвращаться в Карфаген, под стенами которого уже наступал АдЪ и Израиль. Это означало, что всей его Италийской кампании официально присвоен статус «Epic fail». Медным тазом накрылась не только экспедиция в Италию, но и весь многолетний карфагенский нацпроект по нагибанию Рима. Было от чего взгрустнуть… Ганнибал подсчитал, сколько воинов вместится на корабли, разослал «излишки» по различным мухосранскам охранять всякую поебень, напоследок ограбил бруттиев и греков и отчалил из Италии в сторону Карфагена. Понятно, что оставшиеся в Италии пуны и наёмники были тут же экстерминированы.

[править] Finita la commedia

Завершающим этапом войны является Африканская кампания Публия Корнелия Сципиона, за которую он и получил от римского Сената почётное погоняло — «Африканский».

Однако, начиналось всё отнюдь не так радужно. Когда Сципион, вернувшись в Рим героем и тут же ставший консулом, объявил в сенате свой хитрый план набигания на Африку, рассчитывая выбить бабло, сенат прихуел и порекомендовал Сципиону отправиться на не столь далёкие Локры, добивать Ганнибала. Сенаторов понять было нетрудно — ведь кампания в Африке во время первой войны окончилась фейлом, а проебать ещё одну армию в полном составе было бы просто непростительно. Сципион утёрся, но идею не забыл. Честно отвоевав 205 год в Италии, взяв пресловутые Локры, он объявил по всей Италии краудфандинг, собирая с населения деньги на войну за свои красивые глаза. Лишь в 204 году он уломал сенат на кампанию в Африке. Денег ему так толком и не дали и отправили стричь бабло в Сицилии.

Смайл
Вместе со Сципионом на Сицилию приехало несколько сотен воинов, прошедших вместе с ним испанскую кампанию, у которых, правда, не было своей экипы. В то же время, Сципион, как консул, имел право провести ограниченный набор среди сицилийских греков. Он это и сделал – призвал в армию несколько сотен местных малолетних мажоров. Уже тогда Публий Корнелий был кумиром молодёжи, и все мажоры пошли по сути добровольно. Сципион, не долго думая, тут же заставил их делать марш-броски в полной выкладке по жаре, спарринги с утяжеленными палками и прочие забавные вещи. По вечером же он читал им духоподъёмные лекции на тему "Тяжело в учении, а в бою – АДЪ". Вот будем воевать в Африке – а там ещё жарче, кочевники шалят, отравленные колодцы и вообще жидкий понос. Мажоры идти в отказ ссали, так как разумно полагали, что за такие заявления Сципион вообще-то мог и казнить перед строем, благо процедура соответствующая имелась. Но в один прекрасный день Публий Корнелий и сам задал перед строем вопрос - не перехотел ли кто ехать в Африку? Из строя тут же вышел один человек, и заявил, что вот конкретно в этом году он в Африку не может по личным обстоятельствам. Сципион, подумав для виду, тут же выдал схему. Белый билет покупался за экипировку, которую мажор должен был отдать специально обученному бойцу, из тех, что прошли со Сципионом Испанию. На следующий же день у Сципиона было +300 опытных бойцов при полной снаряге.
Масинисса

В конце 204 года Сципион таки высадился вблизи Утики. Взять её он не смог и расположился лагерем неподалёку, непосредственно угрожая Карфагену, из-за чего жители города потребовали немедленно снести рассадник римской нечисти. Организовать зерг-раш против Сципиона было поручено бравому Гасдрубалу Гисгоновичу и примкнувшего к пунам Сифаксу. У Гасдрубала был неплохо развит скилл набора катапультного мяса, но вот по части его тактического применения росли руки из жопы, поэтому в сражениях при Баградасе и Великих Равнинах в 203 году пуно-нумидийское войско было уничтожено, а Гасдрубал и Сифакс разбежались по домам. Масинисса попросил у Сципиона отпуск по личным обстоятельствам и добил Сифакса, став единоличным царем Всея Нумидии. Это обстоятельство поставило Карфаген на грань неуклонно приближающейся жопы: мало того, что собственная армия проёбана, так теперь ещё и город в окружении врагов!

Карфагенский сенат отправил одних послов в Рим для обсуждения мира, других — к Ганнибалу для его возвращения и продолжения войны. У «послов мира» была задача довести переговоры до абсурда с римлянами и Сципионом, давая время вернуться Ганнибалу. А тот тем временем прибыл в Лептис Магна и начал с привычного для карфагенян дела — ограбления ливийцев, причём в этом ему помогали нумидийцы — противники Масиниссы. Но это не принесло успеха, так как Масинисса шел следом и возвращал утраченные города (ну, и ограблял повторно, ессно). Сципион не спешил ввязываться в сражение, предоставляя Ганнибалу поразвлечься напоследок. Публий Корнелий захватил Заму, что в пяти днях пути от Карфагена. Это заставило Ганнибала и Масиниссу отвлечься от игры в догонялки и на время оставить ливийцев в покое. Осенью 202 года все участники собрались в окрестностях Замы — Нараггары.

Битва при Заме.
Смайл
Непосредственно перед битвой при Заме несколько лазутчиков Ганнибала были отловлены сторожевыми постами римлян и доставлены в лагерь. Но вопреки устоявшейся в то время традиции, Сципион решил исправить мировосприятие шпионов не стандартным уколом в голову, а приказал трибунам поработать гидами и провести их по всему лагерю, показать всё и подробно ответить на все вопросы. Затем он пригласил лазутчиков к себе и поинтересовался, всё ли они успели рассмотреть и не нуждаются ли в повторной экскурсии. Фалломорфировавших от такого мега-гуманизма лазутчиков отпустили к Ганнибалу, который фалломорфировал ещё больше, так как этим жестом Сципион проявил себя тонким троллем, показав каким говном считает Ганнибала и его войско.

Ганнибал и Сципион встретились для обсуждения условий мира. Но предложенный Сципионом договор показался Ганнибалу неприемлемым. На следующий день произошло последнее сражение Второй Пунической войны, по своему пафосу стоящее в одном ряду с Каннами, — битва при Заме. В распоряжении Ганнибала было численное преимущество в пехоте, ветераны Италийской кампании, македонская фаланга элитных пидорасов и боевые слоны, купленные Гасдрубалом. У Сципиона было преимущество в коннице за счёт контингентов Масиниссы, а также опыт его легионов.

Сципион придумал хитрый план как попячить излюбленную тактику Ганнибала, который в частности подразумевал запугивание карфагенских слонов вувузелами. Так и вышло: отложившие кирпичи слоники затоптали своих же пехотинцев, нумидийская кавалерия зашла в тыл, что в итоге и помогло Сципиону озалупить Ганнибала и обратить пунов в бегство. Это был конец

[править] Итоги

Ганнибал наконец-то понял всю бессмысленность и беспощадность продолжения войны и прибыл в Карфаген с предложением заключать мир на любых условиях. В 201 году был заключён мир на следующих условиях: карфагеняне по-тихому сваливают из всех владений за пределами Африки, не имеют права объявлять кому-либо войну без согласия Рима, выплачивают 10 000 талантов и выдают римлянам весь флот. И возвращают Масиниссе всё имущество и земли, которые он им укажет. Жесткие условия, но сами же в залупу полезли!

В результате римляне становились альфой во всем Западном Средиземноморье и могли переключить внимание на Восток, где ещё многие народы не приобщились к римским демократическим ценностям.

Вторая Пуническая война была апогеем пуно-римского противоборства, и причины победы Рима до сих пор являются предметом СО. Можно выделить основные, но всегда может дополнить ещё.

Итоги Второй Пунической войны огорчают Ганнибала.
  • Те же причины, что и привели Карфаген к фэйлу в Первой Пунической: ненадежность наёмников, неспособность вести войну на истощение, разногласия среди карфагенского правительства, наплевательское отношение к союзникам.
  • Римляне в основном воевали «на своём поле», здесь и сказалось преимущество Рима в мобилизационном потенциале.
  • Италийский союз оказался более прочным, чем наивно полагали пуны. Кроме того, римляне приобрели во время войны надёжных союзников за пределами Италии.
  • Ганнибал и его соратники не смогли управлять захваченными землями в Италии.
  • Фатальные стратегические и тактические просчёты Ганнибала.
  • На последних этапах войны сказалось ощутимое превосходство римской тактики.

Важная деталь: карфагеняне по сравнению с предыдущей войной наступали на те же грабли, а римляне умели учиться на своих ошибках. Например, в Первой Пунической и в начальном периоде Второй проявился баг римской военной машины, связанный с тем, что консулы командуют армиями согласно отпущенному им времени вне зависимости от способностей и результатов военной кампании. Поняв безблагодатность подобной организации, римляне превратили её в фичу тем, что командующие стали оставаться в действующей армии до завершения кампании (как Сципион и Марцелл).

[править] Good night, sweet prince

После поражения карфагеняне вооружились говномётами и начали активно дискутировать на тему «кто же виноват в произошедшем несчастье». Поначалу козлом отпущения хотели сделать Ганнибала, как зачинщика войны. Но когда пришло время собирать деньги для уплаты контрибуции Риму, то в Карфагене разразился финансовый кризис, и стало понятно, что в бедственном положении пунов виноваты римляне. Тогда обществу стала близка позиция Ганнибала, который и после войны не скрывал, что ненавидит и стремится уничтожить Рим. Ганнибал был избран на высший пост суффета, а его противники вынуждены были заткнуться.

На посту суффета Пуниец продолжил троллить римлян тем, что всячески поощрял антиримские настроения в Карфагене, а также искал союзников на Востоке для возобновления войны. И надо сказать, что определённые основания для веры в светлое будущее у него были, так в это время начались войны Рима с Македонией и с Селевкидами. Но при этом Ганнибалу приходилось соблюдать условия мира, в том числе и выплачивать огромную контрибуцию. Повышение налогов привело бы к потере его популярности среди карфагенского норота, поэтому ему пришлось закручивать гайки для карфагенских олигархов. Это вызвало жопоболь среди них, и при первом же удобном случае они настучали римлянам, что Ганнибал ведёт против них информационную войну и замышляет настоящую. Римляне снарядили пативэн, чтобы повязать мерзавца, но тому удалось сбежать к противнику римлян — правителю Империи Селевкидов Антиоху III. Тем самым он спас свою жизнь, но народ не простил Ганнибалу такое кидалово. И как показали дальнейшие события, поддержки в Карфагене он больше не получил.

Ганнибал прикинулся гипножабой и начал внушать Антиоху, что с помощью его талантов тот сможет легко нагнуть римлян. И поначалу Антиох даже повёлся на этот развод, назначив Ганнибала советником. В 193 году в Эфес прибыло римское посольство, чтобы мирно урегулировать спорные вопросы, узнать о настроениях Ганнибала и пообещать, что ему ничего не угрожает, и он может спокойно вернуться на Родину. Может, и не врали, кто теперь разберет?

Ганнибал и Сципион
В это время состоялась последняя личная встреча Ганнибала со Сципионом, античные авторы сохранили диалог между ними. Сципион спросил, кого Ганнибал считает величайшим полководцем этой жалкой планетки. «Александра, Пирра, а третьим – себя» - ответил Ганнибал. Обиженный Сципион спросил, что бы считал Ганнибал, если бы ему удалось победить при Заме, на что Ганнибал ответил: «Тогда я считал бы себя выше всех иных полководцев». Ещё с античных времён ведётся срач, правда, очень вялый, что же имел в виду Ганнибал: он поставил Сципиона выше Александра, Пирра и себя, или просто потроллил того, сказав, типа, что мы с Сашкой Македонским – крутые полководцы, а ты - говно.

Мирного решения римские дипломаты не смогли достичь, зато им удалось скомпрометировать Ганнибала в глазах Антиоха. Начались скандалы, интриги, расследования, в результате чего Ганнибал не получил командной должности в армии. Британские учёные даже уверяют, что Ганнибал претендовал на трон, но это уже фальсификация истории. В Карфаген отправился агент Ганнибала расовый финикиец Аристон (не холодильник), чтобы убедить пунов присоединиться к антиримской кампании, но успеха не добился, ибо карфагеняне больше не верили троллю, лжецу и недевственнику Ганнибалу.

В 191 году началась так называемая Сирийская война между Римом и Селевкидами, на которую Ганнибала не пригласили, и зря, потому для Антиоха эта война стала серией фэйлов, в итоге сложившихся в ебический провал. В конце войны Ганнибалу всё же предложили возглавить флот, но Пуниец был уже не тот, и в морском сражении при Сиде получил неиллюзорных от союзников Рима — суровых мореходов родоссцев. В начале 189 года состоялась эпичная битва при Магнезии, в которой римляне под командованием Луция Корнелия Сципиона, брата Сципиона Африканского, полностью уничтожили армию Антиоха, вынудив его признать поражение. Эта битва означала, что в мире больше нет государства и армии, способного помочь ему выполнить свою клятву — уничтожить Рим. Окончательный эпик фэйл всей его жизни… Интересно, что сирийской кампанией руководил Сципион Африканский, который в очередной раз выступил в роли Зайца несудьбы для Ганнибала.

Несколько лет Пуниец скрывался от римской кровавой гэбни в Малой Азии, некоторое время даже гостил в солнечной Армении. Но нигде ему не удалось найти борцунов с римским владычеством. И нет бы ему спокойно жить на пенсии и, закутавшись в ТКП, вспоминать былые подвиги, так ведь всё же зудела у него задница на предмет войнушки с Римом! На тот момент римляне уже отбили охоту воевать с ними у местных народов, и только маленькая, но гордая Вифиния воевала с ещё одним римским союзником — Пергамом. Туда и отправился Пуниец, уже в качестве наёмника. Вифинийский царь Прусий I назначил Ганнибала командовать флотом, и тут случился его последний вин: ему удалось разгромить пергамский флот. Причём сделал он это весьма изощрённым способом: на палубы вражеских кораблей он бросал сосуды с ядовитыми змеями. Пергамцам не доставило заиметь серпентарий на палубах своих кораблей, и они бежали. Однако радость Ганнибала длилась не долго, потому что вскоре Вифиния была вынуждена подписать мир, условия которого продиктовал победитель македонян Тит Квинкций Фламинин, а одним из условий мира была экстрадиция Ганнибала в Рим. Шел 183 год. В один прекрасный день Ганнибал увидел, что внезапно его дом окружён солдатами, достал баночку с йадом, произнёс пафосный спич и… Примечательно и до сих пор служит пищей для атсральных суждений тот факт, что в этом же году Сципион Африканский также принял ислам, почти за 800 лет до его изобретения. На этом Вторая Пуническая война наконец-то закончилась.

[править] Мемы

  • Ганнибал — главное действующее лицо всей этой драмы, значимость™ которого сложно переоценить. Действительно, невозможно представить себе Вторую Пуническую без Ганнибала, как и самого Ганнибала без неё. Альтернативно-одарённые даже называют Вторую Пуническую «Ганнибаловой войной». Личность Ганнибала стала меметичной ещё при его жизни. Римляне считали его самым лютым врагом и пугали его именем детей, враги Рима вдохновлялись описанием его подвигов, начинающие палковводцы фапали на его воинские таланты и стремились быть похожим на него. И в наши дни образ Ганнибала не утратил меметичности — его можно представить, как эталонного борцуна с системой. Ещё бы, в одиночку сражался против охуенной римской военной машины, преодолевая всевозможные трудности! Романтика, бля!
  • «Советский» Ганнибал. Описание Ганнибала в СССР имело свои особенности. Пропустить такую интересную личность, ограничившись лишь рассказом о его ратных подвигах, совковые пропагандоны не могли, но и борцун с системой был тоже ни к чему. Романтико-героический образ Ганнибала должен бы устойчиво ассоциироваться с неким пламенным революционером, ведущим непримиримую борьбу с Мировой Империей Зла, под которой, естественно, подразумевалась Пиндосия. Хотя в конце всегда добавляли, что на самом деле Ганнибал был просто жадным рабовладельцем, ничуть не лучше своих врагов, что есть абсолютная правда.
  • Переход через Альпы. Памятное своей ебанутостью мероприятие Ганнибала, пафосность которого в том, что огромная армия, невзирая на временные трудности, тренировалась в альпинизме на самом неудобном маршруте и в самое неподходящее время года. К этому переходу можно относиться двояко: с одной стороны романтика и бесстрашие Ганнибала, но с другой — хуле он туда попёрся, потеряв половину войска? Меметично это событие ещё тем, что в своё время Наполеон исследовал этот путь, и считается, что А. В. Суворов повторил переход Ганнибала (спойлер: Что априори – ЛПП, потому что точный маршрут этого перехода до сих пор не установлен.).
  • Битва при Каннах. Ещё один мем, значимость которого ничуть не уменьшилась со временем. Означает окружение и последующую победу на поле боя в условиях численного превосходства противника. Нельзя сказать, что Ганнибал изобрёл что-то принципиально новое, но как же у него красиво всё получилось! Меметичной эта битва стала сразу, так как римская армия была практически уничтожена, что поставило Рим на грань катастрофы (спойлер: Количество ставших героями в сражении римлян – предмет СО для труЪ-историков). И в наши дни эту битву подробно изучают в военных академиях, а известный антирезуноид Алексей Исаев постоянно применяет слово «канны» по любому поводу, к месту и не очень. И даже вводит некие новые понятия, например, «классические канны» или «ассиметричные канны». В общем, мем живёт и процветает.
  • Гай Теренций Варрон. Командующий римской армии в 216 году, феерично опиздюленный Ганнибалом при Каннах. Его имя означает некого палковводца в образе сферического сказочного долбоёба в вакууме. С точки зрения банальной эрудиции принято считать, что Варрон персонально ответственен за катастрофу при Каннах. Упомянутый Алексей Исаев тоже форсирует этот мем, обзывая «варронами» чуть менее чем половину советских генералов начального периода ВОВ. Хотя этот мем появился только в наши дни, римляне не предъявляли Варрону претензий за Канны, доверяя потом ему ответственные государственные должности. Нелестные отзывы о Варроне в анналистической традиции не есть глумление над его фэйлом, а политота в чистом виде, так как Варрон был представителем оппозиционной плебейской партии.

[править] Галерея (карикатуры Джона Лича)


[править] См. также

Пунические войны
Первая Пуническая война
Третья Пуническая война

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Ганнибал, с одной стороны, вступая в земли галлов, брал их в своё войско и обещал, что пришёл освободить их от гнёта римлян, но с другой стороны, пиздил их неиллюзорно на протяжении всей войны. Всё дело в том, что у галлов не было единого мнения по поводу пуно-римского срача, поэтому поддержка той или иной стороны была для галлов опциональной
  2. Вторая Македонская война
  3. Третья Македонская война
Персональные инструменты
Счётчики
Контакты / Реклама