Просмотры

Участник:Freche/Пунические войны/Третья пуническая война

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Пунические войны
Третья Пуническая война
TPW.jpg
Дата149 - 146 г. до н.э – 1985 г. н.э.
МестоЛивия, Карфаген
ПричинаНавязчивая идея Катона
ИтогНемного предсказуем
Стороны
Римская республика
Нумидия
Карфаген
Командующие
Луций Марций Цензорин
Маний Манилий
Луций Кальпурний Пизон Цезонин
Публий Корнелий Сципион Эмилиан
Гасдрубал Боэтарх
Силы сторон
ленивые жадные легионеры aka крутая римская стелс-пихота карфагенские цивилы, тысячи их
Потери
остатки совести, смысл жизни Катона все, абсолютно все полимеры
«

Третью же Пуническую войну едва ли можно назвать войной; это было простое угнетение слабейшего противника в десять раз сильнейшим

»
— Фридрих Энгельс

Содержание

[править] Carthaginem esse delendam!

К началу 149 года Карфаген оказался в трудной ситуации. Римляне явно ищут повод для войны, Масинисса — что бы ещё скоммуниздить у Карфагена, а войско потеряно армейским способом в последней войне с нумидийцами. К тому же ещё и лидер демократической партии Гасдрубал (ты не поверишь!) Гисгонович, залёг на дно где-то в Северной Африке. Впрочем, карфагеняне сами вынудили Гасдрубала бежать, приговорив его к смертной казни за авантюру против нумидийцев. Карфагеняне отправили посольство в Рим с целью возобновить договор, что очень удивило римлян. Дескать, зачем вы обращаетесь к нам снова, если сами решили отказаться от нашей крыши? Карфагенские послы начали всячески флюродросить, обещая исправить ошибки соплеменников и выражая готовность понести любое наказание. Римский Сенат ответил им, что карфагеняне обязательно будут наказаны, а как конкретно, скажут позже, когда отправят в Карфаген очередную комиссию. Пока же послы должны возвратиться в Карфаген и ждать ценных указаний.

И тут приключилась ещё одна пичалька. Старинный союзник пунов, финикийская колония Утика, всегда помогавшая Карфагену, добровольно перешла под юрисдикцию Рима. Теперь у Карфагена больше не было союзников даже на своей земле. Весной 149 года в Утику прибыла комиссия во главе с консулами Манием Манилием и Луцием Марцием Цензорином, в этот раз в сопровождении вооруженных легионеров. У комиссии были предельно чёткие инструкции от Сената на счёт Карфагена, поэтому все переговоры были уже бессмысленны. Только наивные карфагеняне об этом ещё не знали и явились в Утику, чтобы обсудить условия мирного договора.

На первом раунде переговоров Манилий и Цензорин подтвердили карфагенянам, что Рим гарантирует жителям города личную свободу, имущество и незалежность при выполнении некоторых условиях от римского Сената. Послы чрезвычайно обрадовались и поспешили выполнить требования. А они были такими: выдать заложников, сжечь флот и передать в римский лагерь абсолютно всё вооружение. Несмотря на заверения консулов о готовности защищать безоружный город от шатающихся вокруг гопников, создание демилитаризованных зон в те времена было нонсенсом, поэтому здравомыслящие карфагеняне заподозрили объебалово. Хотя большинство решило всё же подчиниться, поэтому римлянам выдали порядка 200 000 комплектов оружия и все катапульты. Хотя, конечно, не всё выдали, ХЗ сколько оружия затихарили в Карфагене.

Консулы фалломорфировали от количества привезённого оружия и решили, что теперь ничего не мешает объявить послам маленькое и последнее требование Рима: город Карфаген должен быть разрушен, жителям же запрещено селиться ближе чем на 101 15 км от берега моря. Что означает полный пиздец для города, живущего морской торговлей. «Ояебу рукалицо», — воскликнули послы и отправились в Карфаген, огласить согражданам приговор римлян — что всем карфагенянам предложено выпить йаду и убить себя апстену.

N.B.
Лопата в том, что формально консулы не нарушили обещаний, данных карфагенянам. Римляне ничуть не посягали на жизнь, свободу и имущество пунов, а лишь вежливо предложили им немного переселиться.

Выбор у карфагенян был небогатый: принять ислам в ебенях пустыни или стать героями в неравной борьбе с завоевателями. Ничтоже сумняшеся, пуны выбрали второе и начали готовиться к своей последней войне.

[править] Авотхуй!

Манилий и Цензорин рассчитывали без шума и пыли зохватить безоружный город, думая, что карфагеняне не имеют никакой возможности сопротивляться. Поэтому они не спеша заготавливали нямку и осадные орудия, проводили малополезные консультации с Масиниссой о совместных действиях. Одним словом, продемонстрировали всему цивилизованному миру ярчайший пример квадратно-гнездового способа мышления.

А пуны даром время не теряли! В городе кипела работа по возведению защитных сооружений, ударными темпами воссоздавался ВПК, и все граждане сдавали своё честно заработанное бабло и драгоценности на покупку оружия и мацы. Так говорят древние авторы. Правда, они совершенно не уточняют, у кого могли пуны так быстро купить оружие и жрачку, и куда в конечном итоге все эти богатства делись? Очевидно, кто-то из карфагенских семитов построил на этом серьёзный бизнес. Зато древние авторы рассказывают, что карфагеняне трудились настолько ударно, что в короткие сроки изготовили over9000 копий, щитов, мечей, катапульт и прочих милитаристских свистелок-перделок. Но не только драгоценности шли в дело. Так, например, все карфагенские ТП, ВП и ГК массово подстриглись «под ноль», отдав свои волосы на изготовление верёвок. Также направили делегацию к бомжевавшему в Ливии Гасдрубалу с просьбой вернуться в город и возглавить оборону города, на что он с радостью согласился. Хотя бомжевал в пустыне он не один, а с приличной армией.

Крепость пунов недалеко от Карфагена.

Тем временем консулы решили всё же ввести войска в беззащитный, по их мнению, город. С двух сторон они подошли к Карфагену, но внезапно наткнулись на вооружённых карфагенских ополченцев. Завязался бой, и в это время показались отряды Гасдрубала Последнего, стремительно спешившего на помощь осаждённым. Консулы не решились принять бой в невыгодных условиях и принялись строить укреплённые лагеря. Несколько дней происходили стычки, в одной из которых римляне смогли разрушить часть стены, но были оттеснены назад. Во время этого эпизода впервые упоминается военный трибун Публий Корнелий Сципион Эмилиан, сумевший прикрыть отступление после неудачного штурма. Надежды римлян на маленькую победоносную войну рухнули, и консулы приняли решение отступить от стен Карфагена.

Осмелевшие пуны начали делать вылазки, уничтожая римских фуражиров и передовые отряды. А также провели в жизнь хитрый план — нагрузили в лодки серу и паклю и пустили в сторону римских кораблей. В результате этого большинство кораблей римлян было сожжено.

До римского командования наконец-то допёрло, что боевые действий вблизи городских стен не приведут к успеху. А Сенат отправил специальную комиссию, чтобы разобраться, какого хрена там происходит и почему Карфаген до сих пор не получил банхаммер? Древние авторы не приводят стенограмму отчёта комиссии в Рим, возможно, из-за обилия в нём нецензурных выражений. Потому что похвастаться на тот момент было нечем: инициатива утрачена, флот проёбан, а Карфаген сильнее день ото дня. И только Сципион Эмилиан пару раз отличился умом и сообразительностью, но не в наступлении, а в исправлении многочисленных ошибок семпаев.

[править] FUUU!

Осада Карфагена продолжалась, но основные действия развернулись на территории Ливии, где развернул активную деятельность Последний из Гасдрубалов. То и дело происходили стычки, хотя до полномасштабных сражений вроде Канн и Замы дело не доходило. Римлянам пришлось обратиться к союзникам-нумидийцам, без которых они думали обойтись. Но престарелый Масинисса уже успел перейти в истинную веру, и помогать римлянам вызвался его сын Гулусса. Совместно со Сципионом Эмилианом ему удалось одержать несколько малозначимых побед, но в целом, помощи от нумидийцев было немного. Более того — часть нумидийцев Гулуссы перебежали к Гасдрубалу.

В 148 году в Африку прибыл новый консул — Луций Кальпурний Пизон Цезонин, по бездарности даже превзошедший своих предшественников. Если Манилий и Цензорин хотя бы постоянно держали Карфаген в напряжении и всячески противодействовали Гасдрубалу в Ливии, то Луций Пизон занялся осадой африканских городов, имеющих второстепенное значение. Впрочем, в этом он тоже не преуспел и, потеряв все осадные орудия, отступил в Утику.

К началу 147 года дела у римлян складывалась уже совсем нехорошо, ситуация выходила из-под контроля, а Великая Справедливость по отношению к Карфагену всё никак не исполнялась. Зато карфагеняне вновь обрели веру в светлое будущее. Им удалось подчинить себе бóльшую часть Ливии, а послы Карфагена отбыли в направлении всех противников Рима в надежде сколотить новую антиримскую коалицию. Последний из Гасдрубалов стал единоличным правителем Карфагена и с высоты своего поста замышлял разнообразные козни против римлян.

Римский Сенат к этому времени уже устал срать кирпичами, требовались более решительные меры. Поэтому в 147 году консулом был избран единственный человек, который на этой войне не выглядел полным шлимазлом — Сципион Эмилиан.

Сципион Эмилиан
Публий Корнелий Сципион Эмилиан Африканский (Младший) Нумантийский – человек, сделавший всё так, как учил Катон, т.е. быстро, качественно, недорого разрушил Карфаген. Ещё до этого он был усыновлён Публием Корнелием Сципионом – сыном победителя Ганнибала Сципиона Африканского. То есть, воюя с Карфагеном, он продолжил и закончил дело своего приёмного дедули (а его родной дед погиб при Каннах, помните?), а семейный подряд Сципионов по экстерминатусу пунов надолго стал образцом древнеримской Духовности™. Пусть никого не смущает, что Эмилиан был усыновлён – это совсем не значит, что у него было трудное детство, прибитые к полу игрушки и родители-алкаши, а старый педофил Публий Сципион подобрал на улице мальчика-бродягу или взял его из детдома. Напротив, родной папаша Эмилиана – Луций Эмилий Павел Македонский был влиятельным политиком и, внезапно, тоже героем нации. В своё время он знатно отмужеложил македонян, за что и получил такое же прозвище, как и у знаменитого Сашки. А всё просто – римлянам по приколу было усыновлять чужих детей. А может, не совсем чужих, но история об этом умалчивает...

Избрание Эмилиана консулом — как дежа-вю из Второй Пунической. Ему также не исполнилось положенных лет, но сторонники настояли на его избрании, и Сенат вверил Эмилиану армию и ответственное поручение по решению карфагенского вопроса.

[править] Деление на ноль

Сципион Эмилиан поел говна разрушил Карфаген. А чего добился ты?

Прибыв в Африку, Эмилиан, как хороший, годный полководец, первым делом укрепил воинскую дисциплину. Также он здраво рассудил, что можно бесконечно гоняться за пунами по пустыне, но один хрен — укреплённый Карфаген брать придется. Поэтому он сосредоточился на осаде и подготовке к решающему штурму. Римляне строили осадные башни, засыпали рвы вблизи городских стен, даже проникали на территорию Карфагена — в общем, всячески нервировали своей активностью осаждённых.

Алсо, необходимо было решить задачу блокирования города с моря. Для этого Эмилиан приказал насыпать дамбу, перекрывающую сообщение города с морем. Поначалу карфагеняне ловили лулзы, видя как римляне таскают тяжелые камни и скидывают их в море. Карфагенские жопоголики, наслышанные о невзъебическом упрямстве римлян, всё же убедили прочих, что рано или поздно эти ёбнутые римляне всё же перекроют море, и тогда всё — кранты! Карфагеняне начали рыть новый канал из города в открытое море. В этом соревновании по строительству бесполезных гидротехнических сооружений римляне завершили свою работу первыми и с чувством глубокого удовлетворения взирали на блокированный Карфаген. Но тут, к их изумлению, из вновь прорытого канала вышел в море карфагенский флот! В этот момент ему бы не составило труда перебить фалломорфировавших римских моряков, но флот совершил круг почёта и вернулся в гавань. Через несколько дней состоялась последняя морская битва Пунических войн, в которой флот карфагенян был уничтожен, что сделало бесполезным новый канал.

Лишённые флота, пуны уже не могли оказать эффективное противодействие римлянам, которые постепенно занялись разрушением укреплений со стороны моря. Эти укрепления были относительно слабы, так как пунам и в голову не приходило, что у кого-то хватит ума атаковать город с моря. На несколько дней прибрежные укрепления стали ареной ожесточенных боев. Несмотря на отчаянную храбрость защитников города, легионеры всё же заняли укрепления, и город оказался окружен со всех сторон: и с моря, и с суши. У карфагенян появился новый враг — лёгкий голод.

Справедливо решив, что полностью блокированный Карфаген уже никуда не убежит, Эмилиан отправился раздавать целебные пиздюли ливийским городам, поддержавшим Карфаген. Мимоходом под Неферисом произошла последняя сухопутная битва Пунических войн, в которой была уничтожена полевая пунийская армия. Теперь у Карфагена больше не осталось полимеров, и Гасдрубал Последний в последний раз попытался вступить в переговоры с римлянами. Но Эмилиан был непреклонен в своём намерении исполнить волю Сената — Карфаген должен быть разрушен и ниибёт. Единственное, что предложил Эмилиан Гасдрубалу — сбежать из города, но Последний из Гасдрубалов с великим пафосом отверг это непристойное предложение, предпочтя разделить судьбу обречённого Карфагена.

Уличные бои в Карфагене.

Весной 146 года начался штурм. Римляне ворвались в город со стороны гавани и стали наступать по направлению к городскому центру Бирсе. Но пуны продолжали отчаянное сопротивление, и повсюду развернулись уличные бои. Легионеры не щадили никого — ни женщин, ни стариков, хотя и сами несли огромные потери, в результате все улицы превратились в выставку отборнейшего гуро. Но не только сопротивление карфагенян и завалы на улицах замедляли движение. Легионеры постоянно отвлекались на богато украшенные карфагенские храмы, чтобы напоследок что-нибудь спионерить оттуда.

Жена Гасдрубала.

Эмилиан приказал разрушать здания, чтобы расчистить дорогу к Бирсе. Шесть суток продолжалось выпиливание упорно сопротивляющегося населения Карфагена и разбор завалов. Наконец, к началу седьмого дня, всё уцелевшее население и остатки гарнизона оказались заперты в Бирсе. Эмилиан разрешил оставшимся цивилам покинуть поле боя, их набралось не более 50 тысяч — всё, что осталось от 700-тысячного Карфагена. Гасдрубал, римские перебежчики и окончательно упоротые защитники города, общим числом не более тысячи юнитов, заперлись в храме Асклепия, не желая сдаваться. И тут Гасдрубал Последний передумал становиться героем — он оставил в храме жену, детей и остатки своего войска, бросился в ноги к Эмилиану и стал умолять, чтобы тот его понял и простил. Увидев позорное бегство своего военачальника, оставшиеся защитники прекратили сражение и подожгли храм, предпочитая сгореть в нём, чем лицезреть такой позорный финал. Апогеем всей этой пафосной истории стал выход супруги Гасдрубала, которая в приливе лютой, бешеной ненависти к нему, вышла на крышу храма, бросила в адрес Гасдрубала высокопарные проклятья и вместе с детьми прыгнула в пламя… Но, возможно, вся эта история с плачущим Гадсрубалом могла быть придумана римскими пропагандистами.

Говорят, что Эмилиан погрузился в глубокую депрессию от вида поверженного и уничтоженного противника и долго рыдал, как бы намекая, что и Рим в скором будущем ожидает та же счастливая участь. Хотя его печаль исчезла, когда он увидел, сколько добычи захватили его воины. Захваченных во время штурма граждан Карфагена продали в рабство, что в те времена считалось чудовищной бесчеловечностью. Нет, конечно, работорговля была вполне законным способом получения сотен нефти, но обращать в рабство граждан свободных городов было моветоном.

Падение Карфагена.

Эмилиан сжёг все захваченные корабли, катапульты и оружие. По приказанию Сената город был разрушен до основания, и в знак того, что это место проклято, перепахан плугом и посыпан солью[1]. Сенат запретил кому-либо заселять эти земли. Карфагенская империя навсегда прекратила своё существование… Новость о том, что Карфаген наконец-то уничтожен, римский норот воспринял с большой радостью. Ну ещё бы! Ведь не иначе, как карфагеняне насылали на римлян неурожаи, повышали налоги, гадили на улицах, а если в акведуке не было воды, то её несомненно выпили пуны! Но теперь, к счастью, Карфагена больше нет, и жить стало лучше, жить стало веселее! Только вот старик Катон не дождался осуществления своей мечты, ибо ещё в 149 году принял ислам. Римляне веселились и бухали несколько дней. Казалось бы, чего весёлого в том, что загубили весь пунийский народ, почти 700 тысяч человеков? Однако в то время геноцид считался наилучшим окончательным решением. Ну загубили, и поделом им значит! Такие были времена…

[править] Причины поражения Карфагена

Причины не нужны. Или вы хотите поговорить об этом?

[править] Итоги

В общем-то, ничего не изменилось. Ну разрушили один из крупнейших торговых центров, и что? Впервой что ли? Но свято место пусто не бывает, и античные челноки ломанулись в другие города, в частности, в Рим.

Конец Третьей Пунической войны
Война закончилась, но в связи с полной аннигиляцией одной из враждующих сторон, мирный договор подписывать было не с кем и незачем. Но в 1985 году н.э. мэр Рима Уго Ветере придумал, как внести своё имя в анналы истории и отправился с визитом в Тунис, где на месте разрушенного древнего города подписал мирный договор между Римом и Карфагеном. От имени Карфагена договор подписали власти города Туниса. Таким образом, Третья Пуническая война является одной из длиннейших войн в истории человечества, а длилась она 2133 года!

Что же касается Вечного города, то как до Третьей Пунической, как во время, так и после, римляне активно пиздили всех соседей. Карфаген потерял какой-либо политический вес ещё после Второй Пунической, поэтому его уничтожение мало изменило баланс сил в регионе. И даже факт жестокого обращения римлян с поверженным противником не является чем-то из ряда вон выходящим. В этом же 146 году Луций Муммий разрушил древнегреческий Коринф и продал в рабство его жителей, что считалось античной мировой общественностью ещё большим злодеянием. Но Коринф римляне разрушили с определенной целью — чтобы наглядно продемонстрировать грекам кто в Древнем Мире стал альфой. А нахуя надо было разрушать до основания крупный экономический центр? Этот вопрос не могут решить историко-ориентированные матанисты до сих пор. Мнений много, но истина, как всегда, где-то в другом месте.

[править] Мемы

  • Карфаген должен быть разрушен. Мем и афоризм, пришедший со слов Катона Старшего. Дословно старый хрен Катон сказал следующее: Ceterum censeo Carthaginem esse delendam. Означает какое-либо действие, которое надо непременно совершить, даже несмотря на его очевидный долбоебизм. Интересно, что любой неуч, который и не слышал никогда о Катоне, Пунических войнах и Карфагене, данный афоризм знает. И это неудивительно, потому что более чем половина журнализдов, пейсателей, литературных негров и прочих говорителей хуйни применяет эту фразу, причём в 95% случаев не к месту. Несмотря на боянистость афоризма, быдлу нравится, так как сказавший сразу начинает выглядеть умным и осилившим в своё время много букаф. Особенно если напишет на латыни, ИЧСХ, зачастую с ошибками. Например, смотрите испражнения Лунтика (правда, без латыни): [1]
  • Осада Карфагена. Упоминается не столь часто, и относится больше не к осаждающим, а к героическим защитникам города. Означает пафосное сопротивление захватчику в абсолютно безнадёжной ситуации и с предсказуемым результатом. Возможно, этот мем был бы более популярен, если бы от карфагенского народа осталось бы немного больше, чем воспоминания. Из современной истории можно провести параллели с обороной Берлина фошыстами весной 1945 года.
  • Волосня карфагенских тян. История, свидетельствующая о том, насколько велика была решимость карфагенян сражаться за свою свободу. При подготовке к обороне пунийские технофашисты задумали использовать катапульты, для чего требовались верёвки в большом количестве. Но пеньки для изготовления верёвок в Карфегене не было. Зато в моде у карфагенских баб были длинные причёски. И вот, все женщины дружно подстриглись, а из их волос сплели верёвки для машин. Чтобы понять, на какие лишения пошли карфагенские тян, спроси, анонимус, у своей подруги: согласна ли она пожертвовать своей ультрамодной причёской ради Национальной идеи? Что она тебе ответила? ПТН ПНХ? То-то же!
  • Слёзы Сципиона Эмилиана. Древний историк Полибий, наблюдавший сцену разрушения Карфагена, описывает, что Сципион Эмилиан разрыдался, как девчонка, глядя на погибающий город. «Хуле ты хнычешь?» — спросил его Полибий. На что Эмилиан ответил: «Так ведь и нас, римлян, когда-нибудь ведь также драматично уебут…». Сейчас уже трудно сказать, с чем было связано расстройство Эмилиана: о судьбе Рима он думал, поразил его приступ эмпатии к поверженному противнику или просто пепел пожарищ попал ему в глаз. А может Полибий всё это придумал позже. Но история о слезах Сципиона Эмилиана осталась.
  • Проклятье Карфагена. Римский Сенат проклял место, где стоял Карфаген, то есть запретил заселяться на этой земле. Однако место было крайне удачным, и уже в 123 году сенаторы забили на собственные указания и отправили поселенцев основать колонию Юнония на месте разрушенного Карфагена. У римлян был огромный опыт основания колоний, место для колонии было крайне удачное, но руководитель колонистов Гай Гракх погиб от рук своих соратников, а колонию не удалось основать. Не иначе, как атсральные силы вмешались! В 46 году во время Гражданской войны Юлий Цезарь встал лагерем у развалин Карфагена. И ночью ему приснилось, будто огромное войско стоит на руинах и проливает слёзы. Цезарь посчитал, что боги просят его восстановить город. Впрочем, он бы и без подсказок богов пришел бы к такому решению, потому что ему требовалось наградить верных ему легионеров земельными наделами, а земли нигде не было, кроме как в прóклятом Карфагене. Война кончилась, и Цезарь вернулся в Рим, в том числе для того, чтобы распорядиться основать колонию в Карфагене, но тут появился Брут, и… Ну ты понел. И лишь только наследник Юлия Цезаря Октавиан Август всё же сумел обойти проклятье — он распорядился основать колонию чуть поодаль от прóклятой земли древнего города. Карфаген вновь стал развиваться, уже в качестве города Римской Империи, но его проклятье сохранялось и ждало своего часа, чтобы уничтожить Рим.
Подробности карфагенской злокозненности 
История, как и анонимус, ничего не прощает и ничего не забывает. Рано или поздно, но возмездие настигает всех, кто прямо или косвенно был причастен к какому-нибудь злодеянию...

...Сципион Эмилиан плакал, видя как горит Карфаген. Умный был человек, он прекрасно понимал, что ждёт Рим в будущем...

Проблемы начались уже в 133 году. В этот год некто Тиберий Семпроний Гракх, герой Третьей Пунической войны, родной внук Сципиона Африканского Старшего, первым взошедший на крепостную стену Карфагена, решил облагодетельствовать быдло, выступив с проектом земельной реформы. У благородных аристократов начался бугурт, и они всячески противодействовали Тиберию. Итогом возникшего срача стало убийство Тиберия и последующие выпиливание его сторонников[2]. В этом же году Сципион Эмилиан одержал долгожданную победу под стенами иберийского Мухосранска Нуманции, получив второе почётное прозвище "Нумантийский"[3].

Прошло ещё четыре года. В одно охуительное утро 129 года Сципион Эмилиан Африканский, как пишет Веллей Патеркул, был «однажды утром найден мертвым в постели, со следами удушения на шее. О смерти такого человека не было произведено никакого расследования, и тело того, чьи деяния позволили Риму вознестись над всем миром, было вынесено с закрытой головой... Умер он почти в 56 лет». «Оставленное им (Сципионом) имущество было столь незначительно, что в нем оказалось лишь 32 фунта серебра и два с половиной фунта золота», – дополняет Аврелий Виктор. Правда, современники не удосужились рассказать нам, сколько бабла Эмилиан вывел в оффшоры...

Настал 123 год. В этом году отличился брат Тиберия Гай Гракх. Он тоже радел о создании общества потребления для быдла и в числе прочего пытался основать колонию на месте разрушенного Карфагена. По словам Плутарха, божество «всячески противилось новому основанию Карфагена, который Гай назвал Юнонией… Ветер рвал главное знамя из рук знаменосца с такой силой, что сломал древко, смерч разметал жертвы, лежавшие на алтарях, и забросил их за межевые столбики, которыми наметили границы будущего города, а потом набежали волки, выдернули самые столбики и утащили далеко прочь». За заботу о быдле Гай в скором времени поменял религию, причём сделал это весьма кошерно. Противники Гракха накануне битвы объявили: тот, кто принесёт его голову, получит столько золота, сколько она будет весить. Некий Септумулей, считавшийся другом Гракха, мало того что предал его, так еще постарался заработать больше положенного на голове друга. Он удалил мозг, а освободившееся пространство залил свинцом. Вроде бы Карфаген и ни причём, хотя...

Гай Марий на фоне развалин Карфагена. Ему хуёво после вчерашнего.

В 112 году пришла очередь Нумидии. А то вы думали, что за предательство Масиниссы ничего не будет? Ага, щас! Началась тяжелая Югуртинская война, в которой отличился Гай Марий, кореш Сципиона Эмилиана. Война закончилась, когда квестор из армии Мария Луций Корнелий Сулла захватил в плен нумидийского царя Югурту. Нумидию поделили на части, впоследствии Рим захватил всё, Югурту, внука Масиниссы, провели в триумфальной процессии Мария, затем бросили в тюрьму, где он вскоре и умер то ли от голода, то ли его просто задушили…

Вплоть до 30-го года до н. э. Рим лихорадило. Параллельно с войнами с внешними врагами в Риме идут гражданские войны, где особо отличились Марий и Сулла, Цезарь и Помпей, Октавиан и Антоний. Интересный случай с Марием описывает Плутарх. В 88 году разгорелся нехилый срач между Марием и Суллой, которые некогда служили вместе и раздавали живительные пиздюли нумидийцам. Сулла захватил Рим и объявил Мария врагом народа, вынудив того бежать из Рима. После многочисленных скитаний «… Марий отважился переплыть с острова на Карфагенскую землю. Наместником Африки был тогда бывший претор Секстилий, человек, которому Марий не сделал ни зла, ни добра и от которого ожидал сочувствия и поддержки. Однако, едва Марий с немногими спутниками сошел на берег, его встретил посланец наместника и сказал: „Претор Секстилий запрещает тебе, Марий, высаживаться в Африке, а иначе он встанет на защиту постановлений сената и поступит с тобой, как с врагом римского народа“. Услышав это, Марий был так удручен и опечален, что не мог вымолвить ни слова и долго молчал, мрачно глядя на вестника. Когда же тот спросил, что передать претору, Марий ответил с громким стоном: „Возвести ему, что ты видел, как изгнанник Марий сидит на развалинах Карфагена“. Так в назидание наместнику он удачно сравнил участь этого города с превратностями своей судьбы.» Ответ Мария весьма доставил современникам и потомкам, выражение «Марий на развалинах Карфагена» стало мемом, означающим человека, который увидел воочию крушение всех своих надежд, в XIX веке на эту тему написали картину (спойлер: А через несколько месяцев Марий всё же захватил Рим, устроив массовое выпиливание сулланцев и просто неугодных).

Хитрый Цезарь смотрит на тебя, как на руины Карфагена.

Ровно 100 лет спустя Юлий Цезарь решил восстановить Карфаген (и Коринф, кстати, тоже). Карфаген снова отомстил: Цезаря заколбасили примерно год с небольшим спустя. Дело продолжил его наследник и приёмный сын, Октавиан Август, превративший Республику в Империю. Он, по словам Аппиана Александрийского, «найдя это указание в записях отца, основал нынешний Карфаген, очень близко от прежнего, остерегаясь проклятой земли древнего города». Желающих переселиться много не нашлось, «самое большее 3 тысячи римлян, остальных же собрал из окрестных жителей».

Рим одерживал победы, терпел поражения, захватывал одни территории, терял другие, короче обычная история для любой страны. А Карфаген благодаря своему расположению стал одним из самых многолюдных, богатых и значимых городов, а также столицей важнейшей римской провинции — Северная Африка.

В 439 году н. э. на эти земли понаехали вандалы во главе с их королем Гейзерихом и всё тут зохватили, включая Карфаген, ставший их столицей, а ведь это была последняя процветающая провинция. Потеря Карфагена лишила Рим важнейшего (и практически единственного) источника доходов и дешёвой нямки.

После этого, в один прекрасный летний день 455 года вандалы оказались уже под стенами Рима. Командовал вандалами всё тот же Гейзерих, который в соответствии со своим именем (а оно, похоже, смущало ещё современников, поэтому иногда он известен как Гизерих) пидорнул Рим так, что слово «вандализм» с тех пор стало мемом. Римского императора «Максима собиравшегося бежать, римляне умертвили, побив камнями. Они отрубили ему голову, разрубили его на части и разделили их между собой. Гизерих взял в плен Евдоксию с её дочерьми от Валентиниана, Евдокией и Плацидией, и, нагрузив на корабли огромное количество золота и иных царских сокровищ, отплыл в Карфаген, забрав из дворца и медь, и все остальное. Он ограбил храм Юпитера Капитолийского и снял с него половину крыши. Эта крыша была сделана из лучшей меди и покрыта густым слоем золота, представляя величественное и изумительное зрелище. Из кораблей, что были у Гизериха, один, который вез статуи, говорят, погиб, со всеми же остальными вандалы вошли благополучно в гавань Карфагена» (Прокопий Кесарийский, «Война с вандалами»). Спустя ровно 600 лет Карфаген поквитался с Римом. С одной стороны — лучше поздно, чем никогда, не так ли? Но с другой — а много ли радости от этого карфагенянам, так безжалостно выпиленным в Третью Пуническую?..

455 год н. э.: Вандалы-извращенцы изнасиловали 90% памятников в Риме.

Про Гейзериха есть ещё одна интересная история. В 468 году византийцы aka ромеи aka Восточная Римская Империя, желая отомстить вандалам, собрали огромную армию и флот и отправились в Африку. Гейзерих отпидорасил вражеский флот… практически точно так же, как это сделали пуны в Третью Пуническую! Вандалы нагрузили быстроходные суда всяким горючим говном, а рядом поставили суда с вооруженными командами. Не хватало только одного: попутного ветра. Гейзерих за большую сумму денег купил у византийского военачальника Василиска перемирие на пять дней… и дождался перемены ветра! По окончании перемирия брандеры вандалов весело полетели на тесно стоявшие корабли византийцев. Слово Прокопию: «Так как там было огромное количество кораблей, то эти горящие суда, куда бы они ни попадали, легко всё зажигали, быстро погибая вместе с теми, с которыми приходили в соприкосновение. Поскольку огонь распространялся все дальше и дальше, то, естественно, смятение охватило весь флот; крики смешивались с шумом ветра и треском пламени; солдаты вместе с моряками, подбадривая друг друга, в беспорядке отталкивали шестами охваченные пламенем суда врагов и свои собственные, погибавшие друг от друга. Тут и появились вандалы, тараня и топя корабли и захватывая убегавших солдат и их оружие». После опиздюливания флота армия византийцев не стала ждать новых Канн и по-тихому свалила из Африки.

В 476 году злой дядька Одоакр окончательно уничтожил Западную Римскую империю. В 493 году Одоакра сверг и казнил Теодорих, образовавший в Италии государство остготов. И около 500 года внук Гейзериха, Трасамунд, отправил к королю остготов Теодориху посольство просить в жены его сестру Амалафриду. «Теодорих послал ему и сестру, и тысячу знатных готов в качестве ее телохранителей, за которыми следовала ещё и толпа их слуг в количестве примерно 5 тысяч боеспособных воинов» (Прокопий Кесарийский). А ещё Теодорих с королевской щедростью в приданое сестре отрезал кусок Сицилии вместе с городом Лилибеем. Сицилия, которая когда-то стала поводом для кровавой и длительной войны, теперь превратилась в свадебный подарок Рима Карфагену. Так два самых непримиримых врага, Рим и Карфаген, расхерачив друг друга, начали дружить.

И единственное, что омрачало сложившуюся идиллию: в Карфагене больше не было карфагенян, а в Риме заправляли всем отнюдь не римляне…


[править] См. также

Пунические войны
Первая Пуническая война
Вторая Пуническая война

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Миф, конечно. Соль вещь дорогая, а римляне были сугубо практичными людьми. Сожгли, перепахали, испражнились и хватит.
  2. Часто год выступления Тиберия Гракха считается началом гражданских войн в Риме
  3. Осада Нуманции длилась десять лет, наглядно показав всё убожество римской армии того периода
Персональные инструменты
Счётчики
Контакты / Реклама