Просмотры

Участник:Richard Sharpe/Коммод

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
SPQR.jpgAnimum adhibe! Русскоязычному читателю на заметку:
Ввиду засилья в статье Lingua Latina Æterna сознательные и сердобольные римляне ad omnem occasionem снабдили фразы на латинском русским переводом.
Для отображения поместите курсор мыши на непонятное, и тайна древних иероглифов откроется вам через полсекунды.
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый Richard Sharpe приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.
Резолюция: смотреть обсуждениеДата последней правки страницы: 06.09.2014
«

Saevior Domitiano, impurior Nerone. Sic fecit, sic patiatur

»
— Сенат благодарит Коммода после смерти
«

Hunc tibi pugionem senatus mittit

»
— Неудавшийся киллер случайно раскрывает заговор против императора
Твоя скромность огорчает Коммода

Ко́ммод (рас. лат. Lucius Aelius Aurelius Commodus) — последний римский император из династии Антонинов, любитель маленьких мальчиков и гуро, главный злодей художественного фильма «Гладиатор». Говноед в самом буквальном смысле.Один из первых психиатров и гастроэнтерологов. По части лулзов, которые он доставлять очень любил, намного превзошёл своих самых доставляющих предшественников.

Содержание

[править] Детство и юность

 
Iuvenis despectator. Ну вы понели…

Iuvenis despectator. Ну вы понели…

Семейка в сборе

Семейка в сборе

Родился Коммод в семье Марка Аврелия и его жёнушки Фаустины Младшей 31 августа 161 года. Кстати, не один, а вместе с братом-близнецом, но тот вскоре умер. Ещё до своего рождения, будучи анонимусом, стал доставлять: беременная матушка увидела во сне, что на свет появятся два змея, один из которых будет тем ещё троллем. После рождения, недолго думая, сыночка решили назвать в честь сводного брата и соправителя Марка — Луция Вера[1]. Сам Луций Вер, по одним данным, тоже отличался «прилежным» поведением, мало думал о делах государственных, вёл здоровый распутный образ жизни, обожал колесничные гонки, тусил на курортах, играл в азартные игры и снимал себе шлюх et cetera — в общем, жил как и подобает римскому императору. Однако есть мнение, что если из этого что-то и имело место быть, то явно не в таких количествах[2]. К слову говоря, приёмный дедок Фаустины Адриан хотел выдать её не за Марка, а как раз за этого его брата, но, видать, старик забыл известную пословицу своих предков, потому и не успел, в результате чего отец девицы решил по-своему, и женихом стал первый.
После смерти одного «сынка-змея»[3], Марк Аврелий понял, что единственной его надеждой остаётся наш герой, и если его не воспитать должным образом, можно впоследствии потерять все полимеры. Поэтому во времена, когда у бати было не очень много работы, он уделял воспитанию сына большое внимание, назначив в учителя видных в Риме людей. Вот только Коммоду было на них абсолютно насрать. Его мысли о совершении всяких подвигов будто наоборот твердели от сопротивления его воспитателей. А когда работы у батьки поприбавилось, времени на воспитание сынка-балбеса у него уже не оставалось, поэтому крошка Луций был предоставлен сам себе и уже в детстве у него возникла склонность к лулзам. Например, он однажды приказал растопить баню самим банщиком, после того, как решил, что вода слишком горячая для него. Когда же ему прочитали историю Калигулы, он огорчился и приказал порадовать диких зверей мясом рассказчика, ибо нехуй гнать на того, кто родился в один день с Коммодушкой[4]. У рано ставшего соправителем отца отпрыска игры и шуточки тоже были царскими. Так, он занимался лечением от депресняка, приказывая прикончить тех, кто хотел смерти, несмотря на то, что те уже расхотели умирать. Ибо ваистену, нечего портить настроение окружающим своим нытьём, которое рано или поздно всё равно наступит вновь. Но и это не всё! Лечил он также от ожирения, вытаскивая лёгким движением кинжала кишки упитанных наружу, и избавлял от седых волос, кормя ими скворцов прямо на голове поциента. В общем, старался всячески приносить радость окружающим во имя добра и мира.

[править] Нефилософ на троне

Папенька Коммода был великим римским императором и по совместительству философом, за что получил кликуху «философ на троне». И сцуко философствовать у него получалось гораздо лучше, чем править государством, ибо в конце его правления ещё не сраная Ромашка, как некоторые считают, начала скатываться в определённую субстанцию: по всем границам Империи в правление Маркуши вдруг начался Адъ и Израиль, причем наиболее напряжённой была обстановка на германских границах, куда пришлось несколько раз отправить ограниченный контингент римской стелс-пихоты. Когда же папенька склеил ласты от чумы, наш герой скоренько был объявлен единоличным императором в 180 году. Впоследствии среди римского быдла очень долго ходили слухи, что Коммод тихонько придушил папаньку, чтобы самому царствовать и всем владети.

Доставлять лулзы Коммод продолжил с того, что самоустранился от управления государством, спихнув это на плечи ушлого префекта претория по имени Перрен, который не преминул воспользоваться обрушившимся счастьем и резко начал путать свой карман с государственным. Сам государь-амператор в это же время предавался ебле в особо крупных размерах, собрав у себя в бане триста тян, состав которых состоял как из matronarum, так и из девок лёгкого поведения, а также ещё триста лиц, представляющих мужской пол, ага. Не отказывался он и от вкуснятинки, часто приказывая добавить в еду эликсир древних индийцев — человеческий кал. Казалось бы, причём здесь «Зелёный Слоник»?

Государственных дел не любил, а вместо этого жрал, как лошадь, бухал, гулял и лихо рубил животных на арене Колизея. Империей управляли назначенцы, а когда народ доставало, император просто их казнил и назначал новых. Сенаторов всячески троллил — так что немудрено, что после смерти был записан в один список с Домицианом, Нероном, Калигулой и прочими Тибериями, предвосхитя Каракаллу, Гелиогабала и Максимина с Максенцием. Но обо всём по порядку.

[править] Маленькая победоносная война

 
То же в исполнении даков

То же в исполнении даков

Во II веке нашей эры разные племена начали потихоньку съёбывать со своих территорий под довлением огромных орд готов-нагибаторов. Спасался кто как мог. Некоторые из них решили, что будет удобно основаться на богатых римских землях, тем более что бо́льшая доля римской стелс-пихоты находилась на Востоке — воевала с парфянами. С этой целью они и начали устраивать набеги. Вернувшаяся с Востока римская солдатня принесла с собой чуму, которая, быстро распространившись, унесла огромное количество человеческих жизней, заметно ослабив Рим. Как результат, набеги усилились и проходили поначалу успешно. Особо обнаглели германские племена маркоманов, квадов, сарматское племя языгов и примкнувшие к ним иные племена. Батька сабжа успешно наказывал эту компанию, и к моменту своей смерти он в ходе войны практически допилил новую версию карты империи — «The Roman Empire: Marcus edition + new add-on «Marcomania and Sarmatia provinces». Однако смерть нашла автора прямиком перед релизом.

После смерти Марка Аврелия, все тягости создания карты и ведения войны легли на плечи Коммода. Последний посчитал, что войну необходимо прекратить и вернуться обратно, чем заставил сенаторов и других заинтересованных мужей фрустрировать. Те уже было приготовились к новым территориям, но Коммод положил, как и делал в дальнейшем, на их мнение свой МПХ. С маркоманами и квадами был заключён мирный договор, те отдали несколько тысяч своих солдат в римскую армию, дали оружие и освободили пленных римлян. Им также было запрещено собираться вместе больше одного раза в месяц. Однако нероманизированная часть гордых и свободных даков оказывала какое-то время сопротивление, но вскоре быстро и решительно огребла. Стычки продолжались лишь с языгами. Коммод, посчитав это за большой профит, повелел римлянам убраться восвояси с оккупированных за всю войну территорий и поспешил в нерезиновую Римской империи.

[править] Гладиатор

 
Император выступал в качестве секутора (что справа) против ретиариев (лысенький, слева) и выжимал много красного сока

Император выступал в качестве секутора (что справа) против ретиариев (лысенький, слева) и выжимал много красного сока

Коммод рвался в город разврата и веселухи со скоростью света. Кому нужны какие-то скучные государственные и военные дела, когда в твоём распоряжении есть целый Рим?! Он эту мысль догнал довольно неплохо. Ещё при жизни батяни ему приглянулись гладиаторские бои. И насрать, что это удел рабов. Коммод был отпетым гладиатором, не представлял свою жизнь без махачей на гладиаторской арене. А главное — он ни разу никому не просрал, победив во всех 735 боях.

Известно, что при этом умудрялся приносить немалый баттхёрт труЪ-гладиаторам, так как заставлял их принять ислам, ВНЕЗАПНО доставая во время боя острое оружие, тогда как гладиаторы выступали против него либо с деревянным, либо с неострым свинцовым оружием. Казалось бы, откуда такой профит в лице тех самых 735 боёв и 735 побед сабжа в роли гладиатора? Однако сей успех объясняется ещё и тем, что сам император искусно владел мечом и здорово с ним дрался. Действительно, иметь при себе острый меч — это лишь полдела, ибо, не умея им пользоваться, можно и самому помножиться на ноль.

Когда всем вокруг такие гладиаторские зрелища, а также ЧСВ императора надоели, на бой вышел нехилый качок, который, выкинув своё оружие, решил подраться с ним голыми руками, причём сам Коммод при этом был вооружён. В итоге император отпустил обнаглевшего раба, побоявшись, что тот отберёт его оружие и устроит экстерминатус ему самому. После этого стал уделять большее внимание, а также обратил свою лютую любовь к разного рода зверушкам.

Приняв участие в в гладиаторском бою с животными, Коммод понял, что убивать братьев наших меньших и не очень довольно-таки неплохое занятие. Правда участие было специфическим — на арене построили специальную ограду, чтобы звери не дай бог не покалечили нашего героя. Как бы то ни было, ему эта роль таки понравилась. Сильно. За всё время диких веселий и адов кутежей Коммод выкосил несколько тысяч зверей. Он не на шутку заинтересовался вопросом: кто сильнее — слон или император всея Ромашки?. В ходе проведения научных анализов опытным путём на практике Коммод решил расширить круг своего исследования до «кто сильнее — звери или я?». Поэтому среди животных, почувствовавших на своей шкуре любовь, которую им стремился донести Ымператор, были не только слоны, но и бегемоты, носороги, медведи, тигры, жирафы, ослик, суслик, паукан. Гринпис негодуэ.

 
Коммод брутален, а чего добился ты?

Коммод брутален, а чего добился ты?

Настоящие гиганты выглядели так. Но инвалиды тоже сойдут. Верно, анон?

Настоящие гиганты выглядели так. Но инвалиды тоже сойдут. Верно, анон?

«

Комод обладал большой физической силой и решил выступать на борьбе в местном Фарсе. В «Римской биржевке» («Bursiania Romana») печатались инспирированные правительством статьи о подвигах Комода. «…И вот массивная мебель катается клубком, сплетясь с иллирийской ящерицей и награждая последнюю искрометными макаронами и двойными нельсонами».

»
— Краткое изложение сути параграфа во «Всеобщей истории, обработанной «Сатириконом»

[править] Геркулес

«

Сын Зевса, победоносный Геркулес Я.
Не Луций, хоть и вынужден носить это имя

»
— Запись анонимуса на памятнике Геркулесу

Когда гладиаторские игры немного осточертели нашему герою, он решил добавить разнообразия и занялся не менее лулзовым делом, а именно косплеем. Для начала, желая угодить своей бабе, известной в определенных кругах ляди по имени Марция, он решил поиграть в трапа, одевался в прикид амазонки и даже высочайше повелел называть себя Амазоном. Затем провозгласил себя Геркулесом, сыном Юпитера и начал появляться на людях в львиной шкуре и с дубиной в руках, косплея главного супермена античной мифологии.

В этом же наряде Коммод продолжал выходить на арену и биться с гладиаторами и зверюшками. Чем бы амператор не занялся, у него возникала фанатическая зависимость к этому делу. Герой окончательно поехал и на Геркулесе, всячески себя с ним отождествляя. Фантазия «сына Юпитера» и вправду не знала границ. Однажды дошло до того, что римский Геркулес решил устроить небольшую реконструкцию, в которой он должен был биться с гигантами[5]. Для этого со всего Рима прикатили толпу инвалидов без голеней, которые и нужны были для роли тех самых гигантов. Нужно отметить, что в древнегреческой мифологии были змееногие гиганты и с ними-то как раз хотел помахаться Коммод. И тут он вновь применил отменные скиллы тролля и просто находчивого человека. Решено было привязать к каждой ноге жертв змей, а в качестве альтернативы камням, оружию гигантов, раздать инвалидам... губки. После долгих приготовлений наш Геркулес убил их всех ударами своей божественной дубины и спас империю. Это вам не территорию расширять и народы завоёвывать!

[править] Переименовщик

Краб и Шмеле вдохновлены Коммодом

Помимо косплея и переодеваний, Коммод решил поиграть в переименовальщика. На переименовании себя в Геркулеса Коммод, естественно, не остановился. Поэтому взялся за календарь — сентябрь стал геркулесом, октябрь — непобедимым, ноябрь — преодолевающим, декабрь — амазонским. Но верхом забав нашего героя стало переименование Рима. Не страдая излишней скромностью, Коммод, не заморачиваясь, переименовал город в Колонию Коммода, до кучи налепив на каждом углу монументальных статуй имени себя. От этого удара ниже пояса Сенат трошки прихуел, но спорить с амбалом, имеющим в качестве аргумента энное количество гладиев преторианской гвардии, было чревато, потому спокойно схавал и это. Но сукин сын и не думал останавливаться. Ради общей гармонии и для того, чтобы не было никакой путаницы, император переименовал и ряд других объектов. Африканские кораблики высочайше были названы Коммодовыми Геркулесовыми, а Карфаген — Коммодовой Александрией в тоге. Месье знал толк в извращениях. Бедный Ганнибал перевернулся в гробу... Но и это далеко не всё: жалкие римские людишки стали называться Коммодовыми людьми, а жалкий Сенат из Senatus Populusque Romanus превратился в Senatus Commodianus Fortunatus. Коммодскими стали и римские легионы. Своих любимчиков император тоже не забывал: одного он назвал хуй, другого — пизда, третьего — вагина, четвёртого — анус, пятого — пенис и раздавал этим членам, хуям, вагинам свои нежные поцелуи. У него также обитал «свой осёл»: так он называл человека с большим МПХ, которого держал у себя во дворце.

[править] Коммод и его Сенат

Правление Коммода огорчает сенаторов

Отношения между сынком Геркулеса и Сенатом сложились довольно тёплые и дружественные. Но не всё тут так просто. Когда император, вернувшись со скучной войны против каких-то там варваров, ворвался на всех парах в Рим, его радостно приняли как простой люд, так и римские сенаторы. Многие возлагали надежды на нового императора, который был не каким-то там усыновлёнышем, а сыном их любимчика, Марка Аврелия. Однако чуть позже всё пошло как-то не так. Римские сенаторы имели-таки отношение к заговору, который был устроен Луциллой, сестрой императора, поведение которого их стало сильно разочаровывать. Заговор, о котором сказано подробнее чуть ниже, неожиданно раскрылся, но осадок остался: у Коммода началась паранойя. Для себя же он понял, что Сенат есть враг и что он его люто, бешено ненавидит. Его дальнейшие действия, направленные в адрес сенаторов, нельзя назвать иначе, как троллинг. Так, он заставлял их скидываться всем семейством каждый год на его день рождения, словно намекая — любите Коммода, пидоры! А однажды и вовсе намекнул на то, как он будет с ними обходиться во время гладиаторского боя, куда заставлял их приходить: отрубив голову страусу, он подошёл к ним, держа в одной руке голову птички, а в другой меч, при этом покачивая головой и ехидно улыбаясь. Те, естественно, намёк поняли и возненавидели сабжа ещё больше. Коммод же пошёл дальше и, как сказано выше, переименовал Сенат, чем ещё раз тех огорчил. Поэтому неудивительно, что сенаторы пировали, когда «злодей» был таки выпилен.

[править] Расстрелянные

Поведение государя-амператора с самого начала стало сильно заёбывать всех, поэтому не удивительно, что против него в 182 году возник заговор, который организовала его сестра Луцилла, но по причине долбоебизма убийцы, который, вломившись к нашему герою, произнес вынесенную в эпиграф к статье фразу, заговор накрылся медной песдой. Естественно, Коммод ответил на это массовыми кговавыми гепгессиями, отправив на тот свет неудавшихся исполнителей заговора, а сестру Луциллу — на остров Капри, где позже приказал её казнить.

Немногим позже префект претория Таррутений Патерн, который имел отношение к первому заговору, но остался в сторонке от экстерминатуса, и тот самый Перрен устроили заговор и грохнули любимого Коммодом камергера. Однако хитрый Перрен, в отличие от своего коллеги Патерна, смог остаться неизобличённым. Итог: Коммод пришёл в ярость и отстранил от должности Патерна, а Перрен стал единоличным префектом. Позже Патерн вместе с сыном известного в Риме юриста Сальвия Юлиана Публием были обвинены Коммодом в заговоре против него и выпилены. С ними же в придачу был казнён друган Патерна, управляющий императорской перепиской. Так, для красоты. Перрен же занял место Патерна, став новым префектом претория.

Кроме вышеуказанных, в заговорах были обвинены и другие представители илиты, например Ви‭тра‭зи‭я Ф‭ау‭ст‭и‭н‭а, а также ещё несколько сенаторов, консулярий и прочие подлецы и негодяи. Все они, разумеется, были расстреляны. Другие же, кому фартануло больше, были просто сосланы на Колыму валить лес Римской империи на благо Родины.

Вскоре, в 185 году, в заговоре против действующего режима был обвинён и сам хитрожопый Перрен. Этому сильно посодействовал новый фаворит Коммода, вольноотпущенник Клеандр. Амператор по настоянию последнего велел отдать Перрена на растерзание его же солдатам, которые уже успели оного люто, бешено возненавидеть за несколько лет службы. В итоге Перрен, а также его жена, сестра и дети поголовно приняли ислам насильственным путём. Чуть позже Клеандр сам стал префектом претория, отправив на тот свет законного префекта Эбуциана. Сделавшись дофига могучим, Клеандр сеял повсеместно хаос и смерть, раздавая должности своим товарищам, — таким же вольноотпущенникам, — отменяя судебные решения и занимаясь прочими нечистыми делами.

Но, как водится, недолго музыка играла и недолго Клеандр танцевал. В Риме наступил небольшой голодомор, а хитрый praefectus annonae обвинил в нём Клеандра. Народ с нетерпением и болью в нижней части спины понёсся выяснять с ним отношения. Коммод, увидев происходящее, повелел отрубить голову Клеандру и убить его маленького сынка. Голова же досталась быдлу в качестве сувенира и оказалась у них в руках на шесте. Такие дела.

[править] Принятие истинной веры

«

Q‭uo auc‭tor‭e se‭pelieru‭nt? Par‭rici‭da se‭pultu‭s eru‭atu‭r, tr‭aha‭tur!

»
— Сенат не доволен, что труп Коммода не осквернили
Коммод позирует на фоне ковра

Страсть императора к лулзам в конечном итоге довела всех, включая евойную шлюху, Марцию, которая и раскрутила новый заговор. В заговоре помимо шлюхи приняли участие группа сенаторов, императорский управдом и преторианский командир. Кроме того к заговору примкнул некто Пертинакс в обмен на то, что его сделают императором. Ну и в качестве подстраховки был найден специально обученный гладиатор Нарцисс, с которым Коммод спаринговал по борьбе и в гладиаторских упражнениях.

Заговор начался с того, что Марция подмешала своему благоверному йаду в вино и мясо, в результате чего у нашего героя к исходу дня начались жуткие боли в животе. Однако Коммод оказался живучим и вдруг начал блевать. Увидев блюющего Коммода Марция высрала тонну кирпичей, испугавшись, что наш герой выблюет всю отраву и весь заговор пойдет по всем известному месту. Рубить мечом дядю, способного легким пинком отправить на тот свет буйвола или прямо на арене выебать во все щели тигрицу, охотников не нашлось. Чтобы обезопасить себя и довести задуманное до конца заговорщики попросили вышеуказанного Нарцисса задушить императора, посулив ему за это щедрое вознаграждение. Он предательски задушил Коммода, как завещал Путин, в сортире.

Когда до сенаторов достигли известия об экстерминатусе сабжа, их охватила аццкая радость. Нашего героя объявили «врагом отечества», по всей империи началось побитие статуй Коммода, а труп всерьез предлагали зацепить крюком и протащить по улицами Рима. Однако преемникам сабжа на это было nemo curat. И дальше бла-бла-бла дело не пошло.

[править] А дальше

«

Выбирались цари солдатами на свой вкус и страх. Их брали за большой рост, за физическую силу, за уменье сильно выражаться. Затем стали прямо торговать тронами и продавали его тому, кто больше даст. В «Римском вестнике» («Nuntius Romanus») сплошь и рядом печатались объявления: «Отдается дешево хороший трон, малодержанный, за сходную цену». Или: «Ищу трон здесь или в провинции. Имею залог. Согласен в отъезд». На воротах римских домов пестрели билетики: «Сдается трон для одинокова. Спросить унтера Мардарьяна».

»
— «Всеобщая история, обработанная «Сатириконом» же


С убийством сабжа закончила своё существование династия Антонинов[6], в период правления которой империя поимела много ништяков во многих аспектах жизни, а главное — стабильность. Неслучайно же период правления Антонинов называется Золотым веком в истории Ромашки, а также периодом «пяти хороших императоров»™. Стоит ли говорить, что именно при представителе этой династии — Траяне — Римская империя достигла наибольшего размера за всю свою историю в территориальном плане. Этим успехам способствовала ещё и схема наследования (чем-то напоминающая отбор), основанная на усыновлении:

  1. Действующий Ымператор выбирает себе какого-нибудь достойного преемника со стороны[7];
  2. Затем его же усыновляет (или их, если оных несколько);
  3. Ымператор отбрасывает коньки;
  4. Власть получает усыновлённый им достойный преемник;
  5.  ???????
  6. PROFIT

Это схема наследования была нарушена с приходом… кого бы вы думали? — Верно, нашего Коммода, который был шестым выродком династии и, в отличие от предыдущих императоров, родным сыном предшественника — своего отца Маркуши. И всё заверте… А вы думали — почему только пять хороших?!. Выпилив героя статьи, римляне, которые не вспоминали на протяжении 86 лет свои лучшие и исконные традиции, очнулись и таки вспомнили. Почти сразу началась новая гражданская война.

Первым императором после смерти нашего героя стал некий Пертинакс, который пролез в императоры аж из вольноотпущенников. Став амператором Петя сразу взялся за реформы, правил в согласии с сенатом, но побил горшки с преторианцами, которые и приобщили Пертинакса к истинной вере, а потом, оборзев, вообще продали трон некоему Дидию Юлиану. Однако Дидий в знак благодарности зажопил преторианцам причитающиеся плюшки, которых у него вообще не было и был зачищен. После его смерти в Ромашке началась длительная гражданская война, во время которой на вершине власти очутился гражданин Септимий Север. Именно Септимий и стал тем человеком, который на короткое время навел в этом лупанарии что-то похожее на порядок, но вместе с тем заложил основу для дальнейших лулзов, ибо одним из его детишек был Каракалла (лулзогенератор тот еще), а внучатым племянником — Гелиогабал. Отака загогулина, малята… В заключение надо сказать, что Септимий оказался знатным троллем — дабы обосновать, что он труЪ-император, а не хрен с горы, он назло Сенату объявил себя братом покойного Коммода, своего сынульку (будущего Каракаллу) назвал Марк Аврелий Антонин, а затем приказал изловить того самого Нарцисса, который в свое время приобщил героя статьи к истинной вере. В итоге душителя отправили ad leones. Таким образом, старина Коммод всем нагадил в суп даже post mortem

[править] Мнения

Собственно, первое мнение почти полностью нашло отражение в статье. Коммода обычно рассматривают как императора, с которого Римская империя начала превращаться в кал, постепенно теряя полимеры. Император расстреливал из говномёта кого не лень, назначал на должности нищебродов-любимчиков, дичайше троллил Сенат, да и вообще имел манию величия, переименовав Рим, армию, население в честь себя любимого. Закончил почти доведённую до победного конца войнушку и прекратил расширение Ымперии. Выступал как гладиатор, чем вызывал недоумение у Сената, а также забивал болт на управление государством, отрываясь в лупанариях и банях.

Другое мнение заключается в том, что Коммод не был таким мерзавцем, каким его показали античные историки. Его решение закончить войну есть мудрое решение, ибо если бы Рим продолжил её, то наступил бы большой пиздец из-за отсутствия ресурсов, бабла для оплаты солдат, чумы и сокращения населения. Поэтому-то мир был даже выгодным для римлян, а римская армия пополнилась горячими германскими парнями. В качестве же гладиаторов выступали и другие римские императоры. Кстати, прекращение расширения империи тоже не является открытием Коммода: до него такой политики придерживались Адриан и Антонин Пий, хотя их, блджад, сенаторы восхваляли, а наш герой стал козлом отпущения. Что же касается простого народа и римской стелс-пихоты, то они его даже любили. Профитом же для христиан стало то, что при Коммоде за ними прекратили охоту.

[править] Значимость

 
Коммод одобряет

Коммод одобряет

Коммод стал последним императором, при котором в лупанарии под названием «Великая Римская империя» было что-то, похожее на порядок. После его смерти в стране начался многовековой адов угар в чаду кутежа, в ходе которого сраная Ромашка с крейсерской скоростью покатилась в сраное говно и даже глубже. В его правление (и в правление его папашки) в Британии совершал свои подвиги префект Луций Арторий Каст, командир сарматской кавалерии, возможно, тот самый, который вошел в легенды под именем короля Артура[8]. По эпичности, меметичности и значимости Артур достоин отдельной статьи. Скажем только, что ему посвящено оver дохера и книг и фильмов, причем в одном из, позиционируемом «как оно было на самом деле», его спутали с Амброзием Аврелианом — тоже вошедшего в легенды под именем короля Артура, ибо сочинители легенд за давностью лет перепутали двух римлян как друг с другом.

Коммод является героем двух фильмов в жанре «Пеплум»: «Гладиатор» и «Падение Римской империи». В обоих фильмах есть много общего — и там, и там Коммод представлен ибанутым на всю голову правителем, из-за чего его папашка, Марк Аврелий, обратившись, видимо, к небесам, которые ему посоветовали преемника, хочет передать престол другим лицам, что сильно огорчает нашего героя. Оба фильма вполне себе торт, рекомендуются к просмотру, даже второй, несмотря на обилие гэгов и ляпов великолепное годное кино. Кроме того, смотря эти фильмы, вполне можно пофапать на Софи Лорен (в «Падении») и на Конни Нильсен, сыгравшей ту самую Луциллу (в «Гладиаторе»).

[править] Insuper

  • Вопреки своим киношным вополощениям, реальный Коммод внешне вполне соответствовал русскому созвучию своего когномена, изрядно походя на Николая Валуева, укравшего одежду из раздевалки клуба «Голубая устрица». Кстати, Commodus с латыни переводится двояко — либо «здоровый, полный, представительный», что относительно точно характеризовало сабж, либо «приятный, любезный», что к нему подходило чуть менее, чем никак;
  • ВНЕЗАПНО, учитывая сложившиеся традиции Рима по выпиливанию своих анальных и не только властителей, Коммод был единственным членом династии Антонинов, принявшим ислам насильственно, в результате заговора: все остальные умирали сами;
  • После смерти отца, был хорошо принят ликовавшей римской толпой: идиоты таки думали, что сын продолжит дело папаши, на которого они фапали, но не тут-то было. Хе-хе;
  • В отличие от времён правления батяни, который то и дело гнал ссаными тряпками христиан, во времена Коммода их особо не трогали и не банили за еретические взгляды. Хотя это связано, скорее всего, тем, что ему было просто не до каких-то там скучных христиан. Также есть мнение, что это из-за влияния его шмары Марции, сочувствующей адептам Иисуса;
  • Хвастался тем, что является единственным императором из Антонинов, который не был усыновлён, а родился «во дворце, чтобы стать императором», то есть не был каким-то там простолюдином.

[править] См. также

[править] Примечания

  1. Полностью — Луций Цейоний Коммод Вер
  2. Современные историки отмечают, что некоторые отрывки текста о Луцие повторяют более ранние исторические источники
  3. Тот самый брат-близнец Коммодушки, которого звали Антонин. Requiescat in pace
  4. Коммод родился в один день с Калигулой — 31 августа
  5. Имеются в виду гиганты из древнегреческой мифологии
  6. Название условное, так как восходит к Антонину Пию, хотя до него были ещё Нерва (собственно, основатель), Траян и Адриан, а Пий был четвёртым по счёту из этой династии
  7. Хотя у некоторых кровные связи таки были: Траян усыновил своего племянника по отцовской линии, Адриана, а Антонин Пий усыновил Марка Аврелия, дальнего родственника Адриана по воле последнего
  8. Эта лишь одна из версий. Предполагаемых реальных прототипов короля Артура наберётся примерно с полдюжины.
Персональные инструменты
Счётчики
Контакты / Реклама
В других энциклопедиях