Просмотры

Участник:Rpy3uH/Греко-персидские войны

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый Rpy3uH приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.
Резолюция: Запил охуенен, нужно продолжать вне всякого сомнения!Дата последней правки страницы: 18.01.2016
«

Название же возникло по аналогии с произведением известного (древне) грекоязычного писателя (и подданного Римской империи) Плутарха «О злокозненности Геродота». Каковую Плутарх усмотрел в чрезмерном, по его мнению, возвеличивании Геродотом древних персов и прочих варваров. Действительно, если вчитаться не в оценки Геродота, а в описание поступков, становится ясным, что всякие там Киры, Дарии и Ксерксы были ребятами в высшей степени разумными, справедливыми и ответственными. Чего далеко не всегда можно сказать о Фемистоклах там и Мильтиадах. И вообще, неизвестно, как бы мы относились к оплоту древней демократии, если бы до нас дошли какие-либо не-греческие источники о Греко-Персидских войнах...

»
— Алексей Федорчук — «О злокозненности Билла Гейтса, или почему я не люблю Windows»

Греко-персидские войны (499 — 449 гг. до н. э., с перерывами) — одна из самых въедливо изучаемых, широко распиаренных и тенденциозно освещённых в мировой культуре страниц военной истории. Объясняется это тем, что Древняя Эллада была оплотом становления ценностей, именуемых сейчас западными. Более того, именно в серии войн с державой Ахеменидов эти ценности здорово окрепли и показали свою жизнеспособность. Но в действительности всё было не так розово.

Содержание

[править] Предыстория

[править] Запад

[править] Древняя Греция как она есть

Благодаря усилиям всё тех же пиарщиков от истории, многие сегодня представляют себе тогдашнюю Элладу этаким островком современной западной цивилизации, по недоразумению заброшенным не в своё время, и по воле того же недоразумения находившуюся в окружении варваров и свирепых деспотий. В реальности же было вот как.

Юг Балканского полуострова — гористая местность, окружённая бесчисленными островами. По меркам Древнего Востока это была холодная, дикая и негостеприимная страна. В частности, масштабные ирригационные системы там никогда не давали головокружительных урожаев, как на Востоке, и не были особо рентабельны. Цивилизация там зародилась — в сравнении с тем же Востоком — довольно поздно и долгое время представляла собой окраину культурного мира. Кроме того, территория Греции постоянно подвергалась вторжениям разноплемённых варваров с Севера, с удовольствием крушивших едва успевшие оформиться государственные образования. С другой стороны, регион всё время находился под влиянием сначала минойского Крита, а затем и финикийцев — хозяев Средиземного моря. Всё это обусловило:

  • Крайнюю политическую раздробленность страны, не имевшую аналогов в тогдашнем цивилизованном мире
  • Редкостную родоплеменную неоднородность
  • Исключительную политическую нестабильность
  • Чрезвычайную милитаризацию общества
  • Существенное опережение экономическим развитием социального расслоения, в сравнении с Востоком

Словом, Греция кагбэ задержалась в первобытном обществе душою, уже распрощавшись с ним бренным телом. Благодаря такому дисбалансу в развитии она и стала тем, чем стала — совершенно другой моделью цивилизации, принципиально новой и впоследствии оказавшейся дико винрарной.

[править] Гоплиты, патриотизм и демократия

Главными героями описываемых событий с греческой стороны стали именно они — гоплиты. И пусть читателя не вводит в заблуждение сходство этого названия с гопниками и гоблинами — военная организация этих няш была просто образцовой по тому распиздяйскому времени. И во многом именно она и определила лицо Древней Греции. На этом вопросе стоит остановиться поподробнее.

Вот представь себе, Анон: ты — гражданин какого-нибудь полиса, и размером вся твоя великая Родина эдак с район города. А вокруг — уже чужие родины. И у каждой есть оливковая роща или другой ништяк, который очень хорошо смотрелся бы в составе твоей Родины. И везде таки демографическое давление: Юг всё-таки, с земледелием и рыболовством очень даже неплохо. Куда податься молодому поколению? Ну ты понел, месилово между соседними мухосрансками не прекращалось. Обстановка, до боли напоминающая первобытное клановое общество, но экономический и технологический уровень и обилие металлических ископаемых под рукой позволяли изготавливать вполне себе передовое по тому времени оружие и оснащать первоклассную тяжёлую пехоту.

Однако просто выдать молодым долбоёбам доспехи и копья и погнать их нестройной толпой умирать за красивую лужайку как-то стрёмно и неэффективно. Поэтому в головах местных Великих Полководцев зародились следующие идеи: 1) пускай граждане покупают доспехи и оружие на свои бабки; 2) пущай ходят строем, а не толпой; 3) нехай регулярно тренируются. Первое позволяет сэкономить деньги городу и олигархам и, самое главное, выкинуть из участия в местных политических игрищах всяких нищебродов, опустившееся быдло и колхозников. Готов умереть за Родину — можешь голосовать, не готов — иди на йух. Второе и третье позволяло иметь более-менее обученных солдатиков и гонять ссаными тряпками толпы варваров, да и культурных соседей, а в отсутствие телевизоров ещё и обеспечивало народонаселение зрелищами.

А вот с демократией в Древней Греции было не очень. Во-первых, во многих городах единолично вполне себе неплохо правили цари, хотя реальную власть держали в своих руках старейшины и авторитетные люди (пример — Спарта), в других — все вопросы решались в узком кругу олигархов (Фивы), и наконец, в некоторых — всенародным голосованием (Афины). Во-вторых, даже в тех полисах, где демократия была, она не очень походила на известную нам: рабы — не люди, женщины — низшие существа, нищеброды и пришельцы из других полисов — не голосуют. Вернее, не была похожа на современную власть плебса. Тогда это была настоящая демократия равноправных граждан, способных отстаивать свои права с оружием в руках. Подобная демократия существует у любого первобытного общества, например, у чеченцев в 90-е гг. ХХ века. Хотя там более экстремальный вариант — без наук и искусств, но всё же, суть одна.

Кроме того, в большинстве полисов регулярно проходила грызня между партиями олигархов и демократов, а также периодически к успеху шли отдельные вожди, что добавляло живительную порцию веселья в местный зоопарк. Стоить добавить, что у маленьких полисов были зато весьма большие амбиции, так что Афины регулярно экспортировали демократию в соседние полисы, а Спарта и Фивы всяческими способами этому противились. Алсо, Спарта любила свергать тиранов не меньше Афин, но, в отличие от Афин, ставила у власти политбюро олигархов, но, как ни странно, отобранных не по признаку богатства, а по аристократизму происхождения, то есть приверженных «правильной», с точки зрения Спарты, идеологии. Ничего не напоминает?

Резюмируя: вес свободных вооружённых граждан в древнегреческом обществе был крайне высоким, и потому система постоянно эволюционировала в сторону их совместной власти. Тираны тоже были, и иногда очень даже полезные в борьбе с оборзевшими олигархами — например, правитель, носящий гордое имя Писистрат. Вообще, слово «тиран» приобрело резко негативный оттенок уже позднее. Касательно описываемых времён адекватнее было бы, пожалуй, переводить его как «монарх». Но тирания была скорее исключением, чем правилом, и, собственно, из серии эпических холиваров между разными формами общественной организации, подкрепляемых махайрами гоплитов, и вылупилась афинская демократия, ставшая, в свою очередь, прообразом современной.

[править] Расстановка сил накануне

В этом параграфе кратко опишем основные греческие силы в период, предшествующий персидскому вторжению.

  • Спарта — безоговорочный гегемон Пелопонесского полуострова и, с оговорками, одна из главных доминант во всей тогдашней Греции. Сердце традиций эллинской древности, законодательница мод в военном деле, средоточие культа суровости. Имела в подчинении огромные массы илотов, используемых в сражениях как пушечное мясо. С целью удержания их в подчинении позволяла себе милые шалости. На минуточку: аналогичные им «цветочные войны», которые вели ацтеки, заклеймены всеми, кому не лень. Про Спарту же ничего подобного на слуху нет. Заебла всех соседей, в особенности афинян, но приходилось терпеть — и, как показал предмет данной статьи, всё-таки не зря.
  • Афины — колыбель демократии, процветающее торгашеское государство. Управлялись династией вышеупомянутого Писистрата, но незадолго до войн его сын Гиппий был изгнан из Афин нахуй [1]. И вообще, демократия тогда поддерживалась в Афинах отнюдь не всеми. Обладали очень сильным морским флотом, что позволяло держать какое-то подобие паритета с сухопутной Спартой. ЧСВ у афинян, как и у спартанцев, зашкаливало, что мотивировало эти два полиса ни при каких обстоятельствах не прогибаться под Ахеменидов.
  • Колонии — изрезанная береговая линия, 9000 островков вокруг и быстрорастущее население стимулировали развитие флота у греков. По пути наименьшего сопротивления они колонизировали всё, до чего смогли дотянуться и где им не вламывали живительных. Здесь для нас интереснее всего греческие колонии в Малой Азии, принявшие на себя первый удар военной машины Ахеменидов и, собственно, заварившие всю эту кашу.
  • Македония — кагбэ Греция, но всеми греками воспринималась как варварское захолустье. Любая аналогия, конечно, хромает, но всё-таки… Никто её не любил, и поэтому она сразу же с радостью бросилась насасывать персидский хуец. Персам было приятно, и в конечном итоге (значительно позже сабжа статьи) они проморгали будущего Александра Македонского, пришедшего именно из этой страны.

[править] Восток

[править] Что и почему захватили персы

Описывать всю предысторию Древнего Востока не хватит целого Луркмора. А потому — в двух словах: там зародилась мировая цивилизация, развился азиатский способ производства (ну, короче, это когда плановая экономика, как в Совке, но при этом всем похуй на социальную справедливость и почти похуй на научно-технический прогресс). Но — не спешите дисциплинированно кривить губы, как учат на уроках истории с младых ногтей. Всё дело в том, что для строительства сложных ирригационных систем, способных прокормить всех, и оставить огромный прибавочный продукт, годилась в те времена только такая модель общества. А потому, как это ни удивительно, именно такая система тогда лучше всего отвечала построению потреблядского общества.

За столетие до персидской экспансии совместными усилиями всех соседей была сокрушена Ассирийская империя — ужос и писец Древнего мира. Даже статья на Лурке не стерпит десятой доли тех кошмаров, которые творили ассирийцы с подвластным им населением. И именно поэтому после сокрушения этой державы на всём Востоке воцарились мир-дружба-жвачка. Земледельцы и ремесленники въёбывали, купцы торговали, жрецы сажали народ на опиум, и от властей и армий им надо было только одного — чтобы не доёбывались. Никаким поцреотизмом там и не пахло, грызня царей совершенно не ебла налогоплательщиков — войнота сидела у всех в печёнках с ассирийского периода. Да цари особо и не грызлись — профит гораздо проще было поиметь с мирной торговли.

И именно поэтому армии Востока делали ставку на кавалерию и на одно (на крайняк — несколько с маленькими перерывами) решающее сражение — затяжной войны не хотел вообще никто. Воевать стоило только ради того, чтобы поиметь сразу и дохера, а потерять мало. Правители Египта, Ново-Вавилонской державы, Лидии, Мидии etc такое периодически пробовали, но обычно по итогам военного конфликта сосали все, и охоту это отбивало.

В итоге сложилась такая ситуация, когда для очень многих ничто, в принципе, не было аргументом против создания единой державы, охватывающей весь Восток от Ливии до границ Индии, правящей относительно мягко, поддерживающей мир и активно развивающей торговлю, коммуникации и культурный обмен. Проблема была в том, что никому это до поры до времени было не по силам.

И тут на историческую арену вышли персы.

[править] Начало великих свершений

Мидийская держава (чуть более, чем территория нынешнего Ирана) в начале VI века до н. э. была сильнейшей в военном плане на Ближнем Востоке, но очень рыхлой и непрочной. В наличии были: перманентная придворная грызня различных кланов и партий, перманентная фаллометрия разных племён (одним из которых были пасаргады — ядро будущего персидского этноса и будущей великой империи), вечные замесы с соседними кочевниками — впрочем, родственными по культуре и языку. Военами мидийцы были довольно прокачанными, особенно в плане кавалерии — как уже было сказано, кавалерии на Востоке отводилась решающая роль в войнах. Однако, устроенное через жопу государство не могло вести по-настоящему масштабных завоеваний, ограничиваясь контролем в основном над землями, населёнными иранцами.

Кир Великий, основатель Империи, был вождём племенного союза на востоке Мидии, возглавляемого племенем пасаргады, занимавшим место «несколько ниже Центра» в хитровыебнутой мидийской иерархии. Спустя шесть лет ему захотелось большего, и он поднял бучу против мидийского царя — своего не то деда, не то тестя. Видимо, значительная часть заёбанной распиздяйством друг друга аристократии решила поддержать Кира, и Мидия с Персией были объединены на новых условиях — ну, тащемта Персия нагнула, а мидийская знать соснула. Скилл централизации государства был нехило прокачан, хотя она всё равно оставалась далеко не абсолютной.

Основная заслуга Кира, как одного из величайших полководцев истории, в том, что он сумел найти оптимальный баланс между пехотой и кавалерией для того времени и тех стран. Впрочем, Греция, как мы увидим ниже, в число «тех стран» не входила, но персам пока что было посрать на эти ебеня). Традиционно годная конница Мидии, способная смять в яичницу войско любой соседней страны, была дополнена сотнями лёгкой пехоты и лучников, и оказалась способной раскатать кого угодно в блин раньше, чем враг успеет что-то предпринять. Хорошая прокачка разных родов войск требовала по тем временам немалых административных усилий и материальных затрат, но у Кира это дело выгорело.

Основная же заслуга Кира как великого администратора и политика в том, что он, едва ли не впервые на Ближнем Востоке, стал абсолютно похуистично относиться к проявлениям субординации со стороны покорённых народов. Флюродросить при появлении Кира было совершенно не обязательно — достаточно было просто платить державе Ахеменидов членские взносы и поставлять отряды в её армию. Последнее, кстати, свидетельствовало о высокой лояльности Киру новых подданых — попробовала бы Ассирийская империя включать покорённые народы в свою армию на равных, они бы ей навоевали, мало не покажется[2]. Вообще, к вассальным народам персы относились для тогдашнего Востока крайне гуманно — не побоимся этого слова, толерантно. В частности, Кир освободил из Вавилонского плена некое нацменьшинство, за что от /lm/ ему большое спасибо с кисточкой — мы ведь таки не забываем, чья мы расовая энциклопедия?

[править] Владыки мира

В это время другие великие державы Ближнего Востока — Лидия, Вавилон и Египет, увидев такой передел территорий, перепугались не на шутку, и решили создать союз против Персии, собрать воинов и общими силами вломить противнику. Лидия ещё заручилась поддержкой Спарты (!).

Дальнейшие завоевания Кира на Востоке шли так.

Лидия — государство, примерно совпадающее по территории с нынешней Турцией. Царь Лидии, Крез, был изрядным эллинофилом и постоянно отсыпал бабло местным храмам и оракулам. И вот, в сей важный момент, решил спросить у Дельфийского Оракула, что делать. Ораукул, как часто бывало, дал двусмысленный ответ:

«

Если ты перейдёшь реку Галис, то погубишь великое царство.

»
(Оракул имел в виду Лидию)

Крез и решил выступать в поход… Первая битва закончилась вничью, начиналась зима и Крез решил дождаться помощи своих союзников и отошёл к столице, однако внезапно, вопреки все канонам военного искусства Кир погнал армию вперёд и таки вломил Крезу. Вся Лидия была закатана в асфальт одним генеральным сражением, причём важную роль сыграла довольно известная в военной истории подлянка «лошади боятся верблюдов».

Союзники и вассалы Лидии: Лидии подчинялись, в том числе, и греческие колонии в Малой Азии. Только Милет догадался заблаговременно (до крушения Лидии) примкнуть к персам, и с ним Кир обошёлся очень ласково, договорившись брать с него лишь символическую дань на тех же условиях, что и лидийский царь Крёз. Все остальные колонии не умели вертеться так же хорошо, и Кир сказал им, что капитуляция должна быть безоговорочной. Это спровоцировало нехилый баттхёрт как в колониях, так и в собственно Греции, а полководцам Кира пришлось покорять эти полисы отдельно, и довольно кроваво с обеих сторон. Тогда-то персы впервые задумались о боевых качествах эллинов, которые гораздо меньшими силами доставили им гораздо больше проблем, чем лидийцы, а ведь ещё там за морем, в этой дикой Европе, есть какие-то Афины и Спарта, которые ещё гораздо круче. Но вряд ли Кира это волновало сильнее всего — в списке ближайших планов стояло завоевание куда более богатой страны. Впрочем, греческие города по итогам войны легко отделались — Киру нужны были их мореходы и их корабли, так что он просто продлил их договор с Крезом (на чём греки настаивали с самого начала).

Вавилония была взята точно так же — одним решающим сражением. Сам Вавилон был крепостью практически неприступной, но таковые, как известно, часто берутся изнутри. Жреческо-торгашеская верхушка Вавилонии злодейски умучила известного своей любовью покушать царя Валтасара и открыла Киру ворота. Тот, не будь дурак, оставил в Вавилонии всё как есть, только отпустил переселённые народы вроде уже упомянутых ЕРЖ по домам. В общем, просто няша, а не завоеватель.

На Египет Кир идти, похоже, зассал, а вместо этого предпочёл смертельно соснуть хуйца дикого племени массагетов в Средней Азии. Но колёса системы уже вертелись на полной мощности. Сын Кира, Камбис, не обладал его талантами, но поддерживать систему всегда легче, чем создавать. Ему пришлось вломить пизды многим ещё не осознавшим всех выгод централизации территориям, подорвавшимся отделиться от Империи, а потом он успел ещё покорить Египет — правда, уже способом, больше похожим на зерг раш. Египтяне решили в войне использовать греческих наёмников, но часть их перебежала на сторону Камбиса, плюс тот сам был не дурак навербовать свободные отряды гоплитов. Лулз: пока Египет пребывал под персами, правители Эфиопии спокойненько носили титул... Фараонов Верхнего и Нижнего Египта (попытка персов до них добраться кончилась тем, что армия, начав дохнуть в пути от жажды, повернула обратно).

Следующему царю персов, Дарию, пришлось опять-таки вламывать люлей некоторым особо несогласным. Кроме того, он поимел ряд вкусных ништяков в виде части Индии, Фракии, некоторых греческих колоний в Эгейском море и ещё кой-чего по мелочам. Следуя традиции, он соснул у северных кочевников — на сей раз, европейских скифов, чуть не выпиливших персидское войско полностью, включая царя. От полного разгрома Дария ВНЕЗАПНО спасла верность подвластных ему греческих городов. Как можно увидеть, греки к этому времени весьма активно принимали участие в местных разборках, сражаясь сразу на двух сторонах и получая с этого ПРОФИТ.

Проведя масштабные и всесторонние реформы, Дарий построил мощнейшую экономику того времени, выгодную тащемта всем подданым Империи. На фоне суровых ФГМнутых ебеней, коими тогда была Греция, держава Ахеменидов смотрелась просто верхом покоя, благополучия и мирной жизни, да и в культурном отношении скорее превосходила Элладу. Военная мощь Персии тоже казалась несоизмеримо превозмогающей.

Когда уже всё успокоилось, временный правитель Милета решил лизнуть персидскую задницу и завоевать для них соседний остров, но потерпел фейл. Персы были недовольны. Тогда он решил поддержать восстание против персов. И понеслась… Греческие города восставали один за другим, повсюду свергали тиранов и устанавливали демократию. Понимая, что своих сил мало, обратились к своим европейским родичам и Афины помогли дружественным демократическим режимам. Ничего не напоминает? Греки переходят в наступление, громят врага и захватывают Сарды, неприступной осталась только цитадель, но вслед за этим случается пожар, город сгорает дотла, в том числе и храм местной богини. Персы были возмущены. Нужно учитывать, что (со времён Кира) столицы покорённых персами царств становились как-бы дополнительными столицами всей Персии. Это как если бы какие-то чухонцы, воспользовавшись шествием оппозиции в Петербурге, приплыли бы их поддержать и нечаянно сожгли бы Нашу Культурную Столицу всю, вместе с Эрмитажем. Как бы ты себя чувствовал, Анон? Это было национальное оскорбление! Персы были очень сердиты, а греки таки напросились на живительные пиздюли, дабы не вмешивались во внутренние дела Персии. Персы, конечно, задавили восстания (афиняне успели смотаться задолго до, как только запахло жаренным), и установили конституционный порядок на всей территории, но обиду на греков затаили и начали готовиться мстить.

[править] Пробные шары

Если ты видишь это сообщение — значит ты мудак у тебя отключен javascript (потому что ты мудак).
Просмотр данной страницы рекомендуется со включенным JS. Так что тебя предупредили.

Первая попытка разведки боем персами в Элладе
КонфликтГреко-персидские войны
Дата492 год до н. э.
МестоФракия
Македония
Острова Эгейского моря
ПричинаНаболевшее желание Дария решить греческий вопрос
Шило в жопе у Мардония
ИтогEpic fail персов
95% греков так нихуя и не поняли.
Стороны
Империя Ахеменидов Эгейское море
Македонское царство
Фракийские племена
Командующие
Мардоний, зять персидского царя Дария Адмирал Буря
царь Александр I(!) Македонский
Несколько мелких вождей и мухосранских правителей
Силы сторон
Понты
Дохуя армии
Дохуя флота
Силы природы в районе мыса Афон
3,5 анонимуса
Потери
Понты
Дохуя армии
Дохуя флота
Расположение Дария к Мардонию
Анальная девственность Мардония
Формальная независимость Македонии
Первый поход персов в Элладу с умом
КонфликтГреко-персидские войны
Дата490 год до н. э.
МестоНеподалёку от селения Марафон неподалёку от Афин (да там всё, блять, неподалёку)
ПричинаУсилившееся желание Дария решить греческий вопрос
ЧСВ и алчность персидской аристократии
ИтогОстановлено продвижение Ахеменидов в Европу Колоссальным напряжением сил афинян разбит разведотряд персов
Стороны
Империя Ахеменидов Афины, в основном
Командующие
Артаферн, племянник персидского царя Дария
Датис, умел воевать
Мильтиад
Силы сторон
10 000 пихоты
10 000 кавалерии
10 000 прокачанной пихоты
Потери
До половины пихоты
ЧСВ кавалерии
Около 200 человек
Страх
Первый поход Мардония

На этом вступление заканчивается, и первый акт балета открывает некто Мардоний.

О нём известно не так много, но какая-никакая картина складывается. Был это типичный нахрапистый выскочка, благодаря заслугам отца сблизившийся с Дарием и сумевший добиться сердца его дочери. Храбрости он, вероятно, был отменной, ЧСВ имел и того больше, а вот ума на тот момент Ахура-Мазда ещё не дал.

Практически весь достойный завоевания мир персы на тот момент уже подмяли, и развернуться Мардонию было, казалось бы, негде. Однако ему довелось-таки подавить восстание малоазиатских греков против Дария, после чего у него появилась нехилая возможность дуть несколько разгневанному на эллинов царю в уши на тему дальнейшего Drang nach Westen. Дарий, у которого геморроя с такой огромной Державой было по самое темечко, махнул рукой и сказал: бери людей и разбирайся, получится — сатрапом будешь!

К несчастью для Мардония, в царском дворце нашлись наушники Генерала Мороза. Тому в те древние времена было как-то не в кайф разгребать на северах варварские рамсы, и он с радостью ухватился за идею прокачать своё воинское мастерство, а заодно погреться под горячим солнышком юга. Ехать на курорт он решил инкогнито — под маской Адмирала Бури. Пока адмирал, распаковывая вещички, примеривался к курортам Эллады, выбирая место получше для активного отдыха, Мардоний с развёрнутыми знамёнами (в переносном смысле, ибо знамён у персов тогда не было) и зашкаливающим пафосом выдвинулся на Запад. Лулз в том, что до собственно Эллады персидский воевода не дошёл, а всё более околачивался во Фракии да Македонии. Хотя и усиленно пиздел, что наступление планируется на Афины.

Македония почла за лучшее лечь под персов сразу же — и не зря! Те не только не сделали македонцам ничего плохого, но и подкинули кое-какого донату — в общем, с самого начала настроились воевать не столько лобовыми столкновениями, сколько различными уловками и баблом. В принципе, в борьбе большой и богатой империи против горстки маленьких, враждующих и дико свободолюбивых общин (необязательным, но частым свойством которых являлось нищебродство) — самое оно и есть.

А вот на море дела обстояли значительно хуже. Захватив несколько островов, флот Мардония подошёл к мысу Афон (сейчас там ПГМнутая монашеская республика). А у Афона его уже дожидался, ухмыляясь во весь свой тогда ещё белозубый рот, Адмирал Буря.

Встреча была коротка и однозначна — флот Мардония в одночасье перестал существовать. Фракийцы, которым не с чего было питать к персам особенно тёплые чувства (как мы помним, Мардоний водку пьянствовал и беспорядки нарушал преимущественно на их территории), напали на охуевшее сухопутное войско персов и изрядно поживились и нанесли урон. Мардонию пришлось съёбывать в Персию на ковёр к тестю, который надолго послал его выращивать цветочки в персидском Усть-Перепиздюйске.

Дарий, однако же, не привык отменять свои решения, и он сейчас же начал готовить более тщательно продуманный поход под предводительством более продвинутых полководцев.
Марафонская битва

Описать вкратце саму битву и подробно её меметичность

Марафо́нская битва — одно из крупнейших сухопутных сражений греко-персидских войн, состоявшееся 12 сентября 490 г. до н. э. неподалёку от греческого города с названием (кто бы мог подумать?!) Марафон.

Коротко: в битве при Марафоне персы совершили с двумя морским рыбёшками попытку отдалённой гибридизации, причём в невиданных до того масштабах. Под чОтким руководством не менее чОткого Мильтиада союзным войском афинян и платейцев была уничтожена бо́льшая часть армии противника. Для эллинов сражение стало первой победой над войском империи Ахеменидов — лютейший WIN, +2 к морали, +10 к пафосу. ЧСХ, для персов сей фейл особых последствий не возымел: их государство находилось на пике могущества и обладало огромными ресурсами. Однако после этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать отложенные кирпичи огромное войско для покорения всей Греции и обращения её в истинную веру зороастризма. Его планам помешало восстание в Египте в 486 году до н. э., подавленное уже Ксерксом, преемником Дария. Вернув Кемску волостьРаскатав восставших египтян в блин, Ксеркс продолжил подготовку к походу на Грецию

Подробнее: Мильтиад в этой истории проявил себя изрядным троллем. Начнём с того, что персы кавалеристами были отменными, а греки — так себе, средненькими. Зато у эллинов была тяжёлая пехота, а у персов — одна лишь лёгкая. Соответственно и принципы комплектования войск у тех и у других были… ну не то чтобы прямо противоположными, но близко к этому.

Персидские стратеги Датис и Артаферн от традиций своего отечества отступать не собирались и собрали нехилое такое кавалерийское войско (over 9000 юнитов[3], по «официальным» греческим данным), превосходящее греческую кавалерию и по количеству, и по качеству. Даже не ирония, а сарказм судьбы в том, что всадники эти в битве не участвовали. Сыграли здесь свою роль два обстоятельства. Первое: сукин кот (спойлер: исключительно по мнению персов, конечно же) Мильтиад спровоцировал персов перебросить войска поближе к Афинам (возможно, не без помощи бывшего афинского тирана Гиппия, который был в составе этой экспедиции). Позже мы увидим, что Мильтиад очень даже хорошо знал, что делает. Второе обстоятельство: ещё более су… ну, вы поняли… ионийские греки передали условный сигнал своим европейским сородичам буквально в момент погрузки персидской кавалерии на суда.

Впрочем, персы об этой хуйне с условными кодами не знали и благополучно высадились на аттическое побережье. А Мильтиад только этого и ждал. Тут надо заметить, что персы предполагали то же развитие событий, которое было два месяца назад на Эвбее: греки опять очканут сражаться в открытом поле и будут оборонять городские стены (в случае штурма) или тихо-мирно помирать с голоду (в случае простой осады). Мильтиада оба варианта не устраивали ни с какой стороны. Он убедил всех афинских стратегов таки дать битву, а не отсиживаться. Сложнее было убедить их отдать ему верховное командование. Да-да, ведь Афины представляли из себя молодую демократию, в которой всё, Анон, вообще всё, делалось не отдельным чиновником, а коллегиально. В том числе и армия управлялась одновременно десятью стратегами. Каждый рулил армией ровно один день, а на следующий отдавал командование своему коллеге. В школьных учебниках говорится, что все 9 стратегов в едином порыве отдали Мильтиаду свой день командования, но это не так. Срачи были долгими, пока один из стратегов, никому ещё неизвестный тогда истинный паладин Аристид отдал свой день Мильтиаду, дав тем самым положительный пример всем остальным стратегам, болевшим опуханием гондураса.

И вскоре афиняне и платейцы бодро двинулись к месту высадки оккупантов. Пригласили также спартанцев, но те даже к моменту сражения ещё в условленное место не пришли. Точнее, их не стали дожидаться.

Высадиться персы высадились, но до Афин ещё нужно было дойти. А дорога (во всяком случае, удобная) была всего одна, да и та через горы. И тут Мильтиад в некотором смысле предвосхитил Кутузова (с той разницей, что невыносимое довление на противника с помощью нихуянеделания Кутузов осуществил после Бородино, а Мильтиад изматывал персов этим самым нихуя до сражения). Хитросделанный греческий полководец учёл хитровыебанный рельеф Пентельского хребта и его окрестностей и расположил свой военный лагерь так, чтобы дорогу перекрыть. Троллинг раз. То есть право командовать в сражении афино-платейским войском Мильтиад себе выбил, а сражаться не шибко спешил. Троллинг два, но по отношению к самим же греческим полководцам. Так обе армии и стояли друг напротив друга несколько дней, пока персов сие действо (если тупое втыкание на месте допустимо так назвать) не заебло вконец.

Почесав черепные коробки, Датис & Артаферн пришли к выводу, что южные окрестности Афин суть «страна падонкафф» и, как следствие, «дэлат здэс, таварышши пэрсы, нам нэхуй». Кавалерию благополучно «запаковали» обратно на корабли (оттого-то она в сражении и не приняла участия), часть пехоты — тоже, а ещё часть пехоты осталась прикрывать отход основных сил. Пехота персов, напоминаем, была лёгкая, а пехота греков — труёвейшие тяжёлые гоплиты. Как только Мильтиад просёк тот факт, что персидское войско на суше уже не войско, а просто силы прикрытия - вот тут-то всё и заверте… Не теряя времени, Мильтиад построил своё войско (фланги — помощнее, центр — послабее) и начал наступать. Персы прихуели первый раз: нападение было неожиданным. Троллинг три. Но ненадолго. Центр персидского боевого порядка был достаточно силён, да и фланги не совсем чтобы немощны. Вполне закономерно атаковавшие в лоб греки были отброшены подальше, а затем столь же логично персы стали эллинов преследовать. Казалось бы: капец грекам? Авотхуй! На флангах-то эллины как раз героически превозмогли, хотя и неслабыми усилиями. Но разбитых персов преследовать не стали. Вместо этого греки прямиком попёрли преследовать недобитых персов, преследовавших недобитых греков. Персы охуели вторично и начали хаотично съёбывать в направлении своей флотилии, дабы съебнуть из этого негостеприимного места вообще, буде Ахура-Мазда позволит. В процессе отступления персам пришлось охуеть и третий раз: семь кораблей были зохвачены греками. Те, кому посчастливилось уплыть, радовались жизни.

В принципе, даже в таком фейловом раскладе персы могли получить неслабый вин. Афины тупо не было кому защищать и Датис с Артаферном[4] это отлично понимали. Стоило только вовремя доплыть — и брать город буквально голыми руками. Но Мильтиад и тут умудрился потроллить противника, на сей раз не нарочитым слоупочеством, а очень даже неожиданной активностью. Персы никак не ожидали, что уставшие после боя гоплиты пройдут 42 километра так быстро. Но греки до Афин таки добрались вовремя и персам оставалось только охуеть в четвёртый раз, узрев неунывающее войско противника. Коллективный персидский фейспалм во все околоафинские поля. Несколько дней, впрочем, персидский флот изображал перед афинянами нечто символизирующее демонстрацию мощи, доблестно и добросовестно мозоля грекам глаза. Но сколько ни символизируй, а Афины — это укрепление покрупнее Эвбеи, да и войска уже здорово потрёпаны. Пришлось плыть обратно в Азию. Полный fail для агрессоров по итогам сражения.

Впрочем, для персов это поражение хоть и было досадным, но не более того: экономика империи тех времён позволяла пережить и не такие проёбы. Зато ЧСВ греков (и не только афинян) вознеслось аж до небес. И было с чего, в общем-то. Пропагандонская машина и в античности работала неслабо, но здесь цимес в том, что данная пропаганда являлась чистой правдой. Как ни крути, а «под Марафоном был развеян миф о непобедимости персидской армии», хуле!

[править] После Марафона

[править] В Афинах

Надо понимать, что в самих Афинах тех времён забеги Специальной Олимпиады никогда не прекращались. Гиппия, тирана Афин, пидорнули не так давно, и в городе у него ещё оставались влиятельные друзья, классическая политическая система Афин сложилась лишь в 460 году и половина законов принята ещё не была, а многие избиратели так и вообще не умели писать, а то и читать.

В то время в Афинах было четыре политические группировки:

  • Друзья Гиппия, руководимые Гиппархом, его родственником - по сути просто предлагали лечь под Персию, а значит, и под нового сатрапа, в коего и пророчили Гиппия, который, как было сказано выше, был вместе с персами при Марафоне.
  • Алкмеониды и примкнувшие к ним Керики, VIPы, сильнейшие аристократические рода. Клан почившего на тот момент Клисфена, одного из отцов афинской демократии. Так что конфликт был налицо. Надрачивали на Спарту (эталон олигархии) и были против срачей с Персией, за что и поплатились. Тем не менее, именно их представлял паладин Аристид, поддержавший Мильтиада при Марафоне.
  • Партия Мильтиада - надрачивали на Спарту и люто, бешено ненавидели персов.
  • Партия Фемистокла, тролля, лжеца и просто неординарной личности. Не надрачивали ни на кого, продвигали концепцию особого афинского пути.

Сразу после Марафона афиняне сообразили, что персы их уже навряд ли простят, и вариант лечь под Персию отметался как самоубийственный. Тут же, не отлагая дела в долгий ящик, Фемистокл протащил старый Клисфенов закон об остракизме, ежегодном голосовании на номинацию «враг демократии», отправляющий за кордон любого политика сроком на десять лет. Клисфен, один из отцов демократии, полагал, что это послужило бы отличной профилактической мерой, не позволяя излишне рьяному политикану порушить демократию. С жертвами остракизма обходились по доброму - их не лишали гражданства и не конфисковали имущества, и через десять лет они могли вернуться на круги своя. Полагалось, что подвергнутый остракизму вообще не виноват, и это должно было быть чем-то вроде знака качестватм. Фемистокл сразу узрел открывающиеся перспективы за этой идеалистической хуитой и стал использовать закон как надо. Первым делом пидорнули Гиппарха

Параллельно встал вопрос - как именно отбиться от персов? Точки зрения было две:

  1. Мильтиада - клепать стелс-пихоту и дать персам бой на суше, ведь это уже один раз прокатило.
  2. Фемистокла(запомните это имя) - клепать стопицот кораблей и давать бой в море, т. к. против серьёзного зерг-раша юнитов не хватит.

Противоречие решилось вполне демократически - Мильтиад уговорил афинян ограбить остров Парос под тем предлогом, что они помогли персам. Но не фартануло. Афиняне соснули, а сам Мильтиад получил туёву хучу ран и судебный иск на 50 талантов. А потом и смерть, от ран. Goodnight, sweet prince

Все сторонники Мильтиада автоматически примкнули к антиперсидки настроенному Фемистоклу, и тут бы закончиться срачам… Но нет, проснулись Алкмеониды, к которым присоединились прочие VIPы из партии Гиппарха, проталкивая идею почившего Мильтиада. И не просто так - Клисфеновская демократия, выстроенная этим родом, опиралась на граждан-гоплитов, которые могли позволить себе купить броню и оружие, что налагало некий имущественный ценз на тех, кто реально имел право решать вопросы в Афинах.

Фемистокл же опирался на фетов, нищебродов, которые по его плану и должны были составить экипажи новых кораблей, что автоматически давало им право на добычу, которую обещали морские рейды и прочие политические ништяки. Стоит ли говорить, что мажоров из аристократических родов эти граждане ненавидели и стремились уничтожить?

Всё последующее десятилетие Фемистокл выпиливал неугодных оппонентов из верхушки Алкмеонидов, усердно орудуя банхаммером, попутно строя порты и потихоньку стругая флот. Удачно вбрасывая, ему удалось выкинуть на мороз почти почти всю верхушку Алкмеонидов и Кериков, а также одного чемпиона по гонкам на колесницах, из-за слишком разнузданного образа жизни. Единственным крепким орешком оказался выдвинувшийся из-за усердного прореживания политического поля Аристид, ибо его честность и непредвзятость считались попросту эталоном. Однако и на него нашлась управа. В 482 году в Лаврионе нашлись серебряные рудники, и встал вопрос дележа добытого. Аристид предложил тупо делить поровну между всеми гражданами Афин, тогда как Фемистокл настаивал на дальнейшей прокачке флота. Тут бы и слиться Фемистоклу, но тот уж очень хорошо набрасывал на вентилятор. По логике Аристида, делёж по справедливости позволил бы вывести нищебродов в гоплиты, и все серебро добровольно-принудительно потратилось бы на прокачку фаланги. Так бы и вышло, если бы Фемистокл красноречиво не живописал городскому быдлу, какое веселье его ждёт против истинно персидского зерг-раша на полях сухопутных сражений.

На этих позициях начались одни из самые драматическиевыборы в Афинах, конец которых для Аристида был немного предсказуем. Законопослушный и опечаленный Аристид отплыл на Эвбею, дабы смотреть за родным городом с противоположного берега.

Таким образом, Фемистокл выиграл тендер и начал усиленно клепать корабли. Для сего мероприятия он даже уговорил граждан Афин сдать в общую кассу дивиденды от серебряного рудника в Лаврионе. Но не стоит думать, что все граждане как один в едином порыве согласились отдать халявное бабло —— трудно было объяснить рядовому гражданину, почему это нужно отдавать деньги хер пойми кому ради борьбы с персами, которых только что отпиздили… Потому пришлось нагнать, что флот собирается для нагибания неверной Эгины.

За счет вырученного бабла Фемистокл смог увеличить флот с 50 триер до 200.

[править] В Спарте

Спарта же редко рвалась сама вступать в крупную заваруху - и на то были весомые причины, которые крылись во внутреннем устройстве Спарты, запиленной полумифической личностью по имени Ликург в IX в. до н. э.

Вся суть социального устройства жителей Лакедемона состояла в делении на воинов-спартиатов, потомков понабижавших на ахейцев дорийцев - их-то обычно и называют спартанцами, и рабов-илотов, потомков покоренных дорийцами ахейцев. Рабы-илоты, хоть и приписывались к конкретному спартиату и должны были обрабатывать отведенный ему участок земли, считались государственной собственностью, и после смерти спартиата не переходили по наследству, а просто переписывались на кого-то другого. В случае некомплекта зондер-команды - перекомплектовывали заново, невзирая на всякие там семейные узы и личные предпочтения эксплуатируемого.

А ещё спартиаты практиковали такие вещи, как криптии, массовые выпилы наиболее крепких илотов. Чтобы илоты не забывали, кто тут тварь дрожащая, а кто право имеет. А не напоминать было нельзя - ведь сами спартиаты закономерно считали, что настоящему мужику обрабатывать землю и торговать должно быть западло, а потому это является уделом всяких унтерменшей типа ахейцев. Единственное, что должен был знать настоящий спартиат - это как вломить ближнему своему, индивидуально и в командном зачёте - не больше и не меньше.

Проблема такого подхода заключалась в том, что для прокорма одного боевого пидораса, который регулярно только и делает, что совершенствует скиллы отоваривания противника, нужно было минимум 5 илотов - ведь им и самим что-то жрать было надо, а поля возделывались тогда вручную, да и Лакония была далеко не самой плодородной землёй. Потому, даже при угнетении по максимуму, соотношение спартиатов и илотов (1 к 5, а то и 1 к 7) сохранялось почти неизменным на протяжении всей истории ликурговской Спарты. И потому, чтобы быдло не восставало, его нужно было держать в узде. Для этого, очевидно, в Спарте постоянно нужно было постоянно держать приличный контингент, поскольку илоты жили рассеяно по довольно большим площадям.

И длительное пребывание или дальние походы были совсем не в интересах правящей аристократии. Собственно говоря, именно этим, а не какими-то праздниками объяснялись все эти опоздания армии спартиатов на битвы.

Строго говоря, если бы персы не загребли все греческие города под одну гребёнку, а попробовали бы разобраться с ними по очереди, то Спарта, возможно, и с места бы не сдвинулась, как это случилось позднее с другим пацаном, который нагнул уже персов.

[править] Кампании Ксеркса

[править] О бедном Ксерксе замолвите слово

Царь Хшаяршан, которого греки кликали Ксерксом, был этими же греками купаем в вёдрах поноса. И современная поп-культура там, где касается греко-персидских войн, изображает сего персонажа то гигантским гомосексуальным честолюбивым нигром, то просто ничтожеством. На самом деле, сей царь был противоречивой исторической фигурой. Воспитанный в атмосфере адового флюродроса(чего имя, "Герой среди царей", никогда не бывшие популярным в арийских кругах до Ксеркса, и не снискавшее популярности после него, только стоит), он обладал огромным ЧСВ, которое где-то было адекватным его умениям и реальному опыту, а кое-где делало его жесточайше фейлить. При нём в Арийском царстве(а именно так, анон, переводиться название государства Ахеменидов) велось масштабное строительство в столицах. Необычайно мудрым было решение убрать из Вавилона идол Мардука, из рук которого самозванные цари-повстанцы получали право властвовать в Вавилонии, без него же они не имели легитимности; в результате Вавилония не восставала против арийского правления вплоть до падения Империи. При Хшаяршане были завоёваны восточные окраины на приграничных территориях современных Афганистана, Таджикистана и Пакистана(алсо, восточное направление политики Ахеменидов - ещё один, крайне таинственный и непонятный, вопрос). Ксеркс мудро поступил в Финикии, где он уменьшал влияние лидирующего на протяжении последних 400 лет Тира в пользу Сидона, не забывая при этом про Арвад. В общем, Ксеркс был хорошим политиком, но кем он точно не был, так это хорошим полководцем. Новые восточные территории были завоёваны без его личного участия, а походы в Грецию при его личном участии закончились известно чем. Это при том, что условия и там, и там были схожи(гористо-холмистая местность, в которой невозможно использовать кавалерию, бедные страны с землями, не дающими большого урожая, etc.). Хороший политик, плохой полководец, которого сгубило собственное ЧСВ; вот кем был Ксеркс.

[править] Нагнетание обстановки

Как уже говорилось, от Дария шило в дупе эстафета покорителя Эллады перешла к его преемнику Ксерксу. Тот, хотя едва-едва закончил подавление восстания в Египте, честолюбивых планов так просто не оставил и уже через три года собрал подобающее его гипертрофированным амбициям невдолбенной численности войско. И тут выяснился такой крупный недостаток: вся эта бравая армада могла перемещаться лишь по суше. Вторым крупным недостатком было то, что для обеспечения продовольством такого количества людей обоз должен быть размеров вообще запредельных. А вот на судах такое количество провизии перевезти — запросто. И в результате войско привязано к флоту, а флот — к сухопутным войскам, а значит, и к берегу. С виду, конечно, масса угрожающая, а по сути-то у агрессора положение — хуже не придумаешь.

[править] Фермопилы

Тут обязательно про то, что Афины и Спарта на самом деле эпично отсосали, персы классно стравливали греков между собой, а Леонида по сути подставляли все "союзники" по очереди - в общем, моар персофажества, а то заебала уже ЭТО СПАРТААА!

Битва при Фермопилах считается канонічным примером самоотверженности. Ещё больше оснований у неё считаться примером того, как воевать не следует. Греки концентрируют все силы на одной, пусть и неплохо защищённой, короткой позиции. Наверное, им не приходит в голову, что противник и с тыла может зайти. Персы тоже оказываются «на высоте», ИЧСХ, с тыла действительно заходить и не пытаются. Вместо этого — постоянные лобовые атаки на эту самую защищаемую гоплитами позицию. Анонимус, игравший в Total War, наверняка представляет себе, чем обычно заканчиваются фронтальные атаки на копьеносцев. В конце концов горный пастух по имени Эльфиат повёлся на обещание персов о сотнях золота, и показал второй обходной маршрут через горы. В итоге персы скрытно зашли грекам в тыл и сделали своё чёрное дело, перебив защитников. ЧСХ, перешеек обороняли не только триста спартанцев, там были ещё и 700 феспийцев, 500 фиванцев и куча других отрядов, всего - около шести тысяч воинов. Через три дня осталось примерно 900 воинов - спартанцы, феспийцы и фиванцы (фиванцы, кстати, потом сдались в плен), остальные свалили, увидев, что персы смогли окружить их. Так что в том, что сопротивление было столь мощным, не стоит удивляться. Но всё равно Fail.

[править] Битва при Саламине

Эвакуация Афин, «деревянные стены богини Афины», драматический морской замес, эпичная и пафосная победа греков.

[править] Платеи и Микале

Тут про то, что по сути свидомые греки месили в основном греков-коллаборационистов, а персы старались только сливки снимать, про то, как Мардоний чуть было не разъебал противника - в общем, опять-таки моар «зерг раш греков на культуртрегеров-персов», разрыв шаблона хомячья должен присутствовать! Обязательно развенчание убогого мифа, что греки тогда так разъебали Персию, что там аж смута поднялась - там по жизни были смуты, ибо Ахемениды всегда давали дохера воли сатрапам.

[править] Уныло и по затухающей

[править] Контрнаступление

Про всякие попытки греков поддерживать мятежные провинции Персии и былиный отказ их в этом деле.

[править] Мирный договор

[править] Последствия

После Каллиева мира(и даже до!), которого, кстати могло и не быть, в Греции начались внутренние махачи. Победители Персии, Спарта и Афины, были государства радикально разной направленности. Афины со времён Солона и тирании Писистрата были полисом демоса. В Спарте было своё странное и ебанутое устройство власти, которое обычно упрощённо именуют олигархией(реально там была жесточайшая смесь, в который как бы был царь, но их было два, они вместе участвовали в как бы выборах, в которых как бы демос(ибо спартиаты-дорийцы всегда были меньшинством среди ахейцев-илотов) как бы голосовал либо за, либо против того или иного решения, но решения демоса могла послать нахуй коллегия эфоров, которая как бы была бедной и независимой, но как бы находилось под сильным влиянием олигархов); в любом случае, за пределами Лакедемона они устанавливали канонічную олигархию. Оба полиса добивались гегемонии в Элладе, причём разными путями: афиняне опирались на лучший в Греции флот, а спартанцы на лучшую армию. Подробнее о самих конфликтах в статье про саму Древнюю Грецию.

Естественно, грех не воспользоваться такой возможностью, когда ты персидский царь. Особенно, если ты умный персидский царь, такой как Артаксеркс I или Артаксеркс II(так уж вышло, что одни из умнейших Ахеменидов носят одинаковые имена). Они, а также другие персидские цари царей, сталкивали греков лбами друг-с-другом вплоть до объединения Эллады Филиппом Македонским.

К тому времени Греция превращается из отсталой окраины где-то там на Западе в реально важное направление политики Арийского царства, ибо греки, постоянно воевавшие между собой, прокачивали военные технологии, в то время как персы, в Империи которых не было масштабных конфликтов, остались на уровне армии Кира Великого. Это позже и стало одной из причин падения государства Ахеменидов. Греческие гоплиты-наёмники стали наниматься персидскими сатрапами, а также фараонами Египта, который время-от-времени отпадал от Персии.

Отдельно следует сказать про развитие отношений Карфагена и греческих городов-государств Западного Средиземноморья. Почему про них стоит сказать? Ибо Карфаген подчинялся Царю Стран. Точнее, подчинялся на бумаге камне, ведь практически вся ахеменидская документация была уничтожена Сашкой Македонским и его братюнями-диадохами, сохранились лишь монументальные надписи. Цари царей на со времён Дария Великого до падения Империи упоминали Карфаген как часть своих владений, а Карфаген как бы подчинялся персам, однако реально персидских войск и сатрапов на территории пунов не было. Карфагеняне добровольно считали себя подданными Персии, ибо выгодно же! Тебе тут и торговля с Востоком, и свободное передвижение к Тиру, в храмы которого карфагеняне всегда отдавали десятину своих доходов, и союзник в борьбе с греками! Именно с воцарением персов на востоке начинается господство Карфагена. Ещё вавилонский царь Навуходоносор II, тот самый, который пленил евреев, ликвидировал монархию Тира, которой подчинялись практически все финикийские колонии от Ливии до Испании. Он установил в Тире олигархическую республику, тем самым лишив Тир власти над колониями и заставив тирский флот оставить их. Финикийские колонии, которые до того защищались тирским флотом, начали объединятся в локальные союзы: в главе с Гадесом(Гадиром) в Испании, во главе с Лилибеем на Сицилии, и во главе с Карфагеном в Северной Африке. В Карфагене тогда же образовалась достаточно сильная "демократическая"(условно) партия, которая выступала за наращивание флота и установление гегемонии во всём финикийском мире. Подобные претензии карфагеняне подкрепляли своим "царским" происхождением(основательница Карфагена Дидона была из рода тирских царей), что добавляло ему легитимности в глазах финикийцев. Во время правления "демократа" Малха(буквально - "царь", прозвище, скорее всего, дано олигархами-республиканцами) Карфаген начал свою экспансию. Финикийские колонии Испании, нуждаясь в защите от Тартесса, признали власть Карфагена, который завоевал древнее иберийское государство. Колонии Сардинии и Мальты, скорее всего, подчинились силой, а вот на Сицилии финикийцы нуждались в защите от греческой экспансии и признали карфагенскую власть. Тогда Малх, обладая должным авторитетом во флоте и у народа, объявил себя царём и разрушил трёхсотлетнюю власть олигархических семей Карфагена. Малха, однако, быстро свергла оппозиция тех же олигархов. Тогда власть в свои руки взял Магон I и основал Магонидскую династию царей Карфагена. Магониды правили Карфагеном во время персидского владычества, их власть была своеобразным компромиссом между "демократами" и "олигархами" Карфагена. Именно при Магонидах, которые подчинялись персам, если верить персидским же источникам(карфагенских этого периода, кроме монет, не сохранилось, спасибо легионам Рима), Карфаген достиг высочайшего могущества: подчинил себе ливийцев Африки, которым до того всё ещё платил дань, подчинил все финикийские колонии на Средиземноморье, основывая новые на территории современного Алжира, заключил союз с этрусками, карфагенские моряки Ганнон и Гимилькион совершили плавания в Центральную Африку("Колесница Богов") и в Британию("Страна олова") соответственно, установив там торговые контакты; В общем, заебись карфагенянам было. Кроме того, именно Магониды придумали формировать армию наёмниками. Магониды устраивали махач с греческими колониями в Италии, которые тогда объединились под властью выдающихся тиранов Сиракуз, таких как Гелон, Гиерон, Дионисий Старший. Естественно, их всячески поддерживали цари Стран, в основном, своим золотом.

А что же происходило тем временем в Персии? Тем временем в Персии было относительно спокойно, однако закладывались те факторы, которые позже стали причинами поражения от Саши Македонского. По законам Дария Великого, войско должно было быть подконтрольным лично царю, царь должен был иметь абсолютную власть над армией; за сбор дани и контакты с местной властью и судами(которые Ахемениды никогда не заменяли; анону организация власти по законам Ахеменидов напоминает Эквестрию: как бы абсолютная монархия Принцессы Селестии(+Луны+Твайлайт Спаркл), но при этом децентрализация(в хорошем смысле) власти на местах) отвечали сатрапы. Однако в руках сатрапов оказывалось всё больше и больше войск, в основном, наёмных, и они восставали; если восстания, которые подавлял Дарий, были восстаниями местных сил, то восстания, подавляемые последующими Ахеменидами, были восстаниями сатрапов. При вторжении войск Александра многие сатрапы тупо сдавали свои сатрапии вместе со своими личными войсками. Также одной из главных причин было отставание в персов военных технологиях из-за отсутствия масштабных войн; персидская армия очень редко воевала, а греки воевали всегда. В конце концов, непосредственными причинами были Ымперство Артаксеркса III, которое вызвало дефецит в бюджете Империи и династический кризис, и полный долбоебизм Дария III, который не мог отстоять свою Империю под напором Александра Македонского, даже тактически выиграв главное сражение при Гавгемалах. Следует сказать, что иранцы правильно поняли причины своих поражений. Последующие великие иранские империи, Парфянская и Сасанидская, исправляли ошибки Ахеменидов. Парфяне развили традицию ахеменидской армии, прокачивая тяжёлую кавалерию и конных лучников, получив тем самым катафрактов, при виде которых гоплиты и легионы срали кирпичами. Именно катафракты стали основой для конницы Европы(тех самых рыцарей), куда они пришли через византийцев. Сасаниды же умудрились создать стабильно работающий административный механизм, иногда, правда, сильно ударяясь в ненужную централизацию. Но размеров державы потомков Ахемена последующие иранские царства уже никогда не достигали.

[править] Холивары

Тысячи их, как всегда!

[править] Примечания

  1. Позднее он попытался вернуться, опираясь на персидские мечи, неистово интригуя при дворе Дария I
  2. Гораздо позднее жидокарфагенцы создали армию именно на базе наёмников из числа покорённых народов. В результате вышел именно тот результат, которого ассирийцы стремились не допустить
  3. В прямом смысле. Если уж совсем точно, то 10 тысяч
  4. А может быть, только Артаферн. Одни источники говорят, что Датис погиб в битве, другие — что благополучно вернулся на родину
Персональные инструменты
Счётчики
Контакты / Реклама