Просмотры

Участник:Rpy3uH/Древний Китай

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый Rpy3uH приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.Дата последней правки страницы: 27.06.2015

Содержание

[править] Историю пишут победители

Ну да, так уж повелось — в том числе и в Китае. Каждая новая династия, вступая на престол, создавала комиссию историков, в задачу которой входило написание истории предыдущей династии. Таким образом накопилось 24 истории — по числу правивших династий.

Lulz
Порнографический кусок в хрониках про огромный член, ублажающий мать императора Цинь Шихуана - явно добавлен по прямому приказу того, кто сверг сына Цинь Шихуана

ИЧСХ, новая власть для обоснования своей легитимности интерпретировала события прошлого по-новому, что ничуть не скрывалось и очень даже приветствовалось. Конфуцианство это даже поощряло: Поднебесной может править только тот, кто обладает высшей добродетелью (дэ). Кто победил в борьбе за престол — то и самый добродетельный, вот и вся логика. ИЧСХ, дрочка на «правильную историю» была и остаётся по сей день — даже коммунистическая революция использовала те же идеологические принципы, что и все царства.

[править] Откуда есть пошёл народ китайский?

Китайские торадиционалисты любят стоять на том, что их Поднебесная — исключительно самобытная страна, населённая исключительным народом, имеющим Свою Историю и Своё Происхождение. Китаефагам стоит напоминать, что первые поселения древнего человека в Китае являются типичными аграрно-промысловыми, а с позднего неолита ВНЕЗАПНО обнаруживаются захоронения знати с боевыми лошадями и колесницами. Это при том, что ни колесниц, ни повозок, ни даже гончарного круга неолитический Китай не знал, равно как не знал он и одомашненной лошади. А пригодных для колесниц пород лошадей в тех районах (да и в Сибири, кстати, тоже) не выведено и не существует и по сей день; таковые породы вывели митаннийцы и хетты. Боевые колесницы тоже они, кстати, изобрели. Упоминание этих фактов вызывает острую попаболь китаефага. Так же будет неприятен ему и факт наличия в китайских захоронениях украшений в типичном индоевропейском «зверином стиле», и относительно неплохо сохранившихся колесниц индо-арийского типа.

Впрочем, учёные тоже не знают, как такие колеcницы могли оказаться в устье Хуанхэ, так что срач идёт и среди историков.

[править] Легендарные династии

Создание легендарных династий — обычная практика в древних государствах. Так, в древнем Египте фараона считали потомком богов и даже живым богом на земле. В Японии императорский дом выводили от богини света. В Швеции Снорри Стуралсон рассказывал о переселении асов с Волги на земли Швеции и о происхождении от них всех шведских королей того времени. Нет ничего удивительного, что и в Китае была предпринята попытка создать легендарных правителей — это был самый надёжный способ доказать легитимность текущей власти в условиях древнего общества.

Если быть точным, эти легенды были сложены в период Чжоу на основе народных сказаний и легенд. Целью являлось доказательство цикличности истории государства — к власти приходит достойнейший, а санкционирует передачу власти Небо (подробности — ниже). Легендарная династия носила имя Ся, что имеет логическое объяснение. Именно таким иероглифом в раннечжоуский период (Хуа-ся) обозначали весь известный в то время Китай. Стоит заметить, что в ранних главах «Шуцзина» нит ни дат, ни имён — только самый общий контур, и лишь в период 7-6 в. до н. э., когда власть чжоу пошатнулась, запись истории была запущена снова, были дописаны новые главы «Шуцзина», в которых появились и имена, и герои, и даты, и сквозной сюжет.

Впрочем, ничего нового китайские легендарные правители не представляют: они были круты и справедливы, правили долго и счастливо, но со временем их род утратил праведность (дэ) и потому на их место пришли новые династии. Аминь.

Алсо, именно к этой династии китайские торадиционалисты относят ооздание "Книги перемен" (И-цзин). Приписывают её авторство правителю Фу Си, жившему в 3 тысячелетии до нашей эры - но мы-то знаем, когда образовались первые государства Китая. Впрочем, про саму книгу будет подробнее сказано ниже.

К XX веку серьёзные учёные в эти мифы давно уже не верили, а Шан тоже считалась легендарной никогда не существовавшей династией. Но вдруг один учёный получил (воистину внезапно) в аптеке кусок черепашьего панциря с древними письменами — всю его степень охуения и ужаса можно представить! Аптекари, откопав древние документы легендарных династий, не нашли им лучшего применения, чем истолочь их в ступе в порошок и продавать как «чудодейственное лекарство»!

[править] Шан (XIII—XI в. до н. э.)

Именно это протогосударство вдохновило дедушку Маркса на поиск сущности культуры восточных обществ — «Восточных тираний». Суть явления проста: власть в Шан уже была, а собственности (тем более частной) — ещё не было. Именно отсюда Маркс высосал идею о том, что существует «особое», «азиатское» общество, где аппарату власти во главе с верховным собственником («восточным деспотом») противостоит коллектив земледельческих общин. Эта идея хорошо прижилась и теперь выросла в шаблон. Хотя, на самом деле, протогосударство Шан существовало достаточно давно и всего лишь переживало период распада родоплеменных отношений.

Шан по сути было родоплеменной общностью, с вождями и личной стражей, но именно его считают первым государством Китая.

Шанцы любили набигать на соседей — а как же, ведь имелись и колесницы, и копейщики, и лучники… Что ещё нужно стратегу? Вот только был у этого и побочный эффект: соседние племена ускорялись в развитии, в них тоже выдвигались вожди, формировалась протогосударственная структура… А поскольку Шан набигали на всех по очереди, то очень быстро сложилась антишанская коалиция соседних племён, большую роль в которой сыграло племя чжоусцы, кочевавшее к западу от Шан.


[править] Чжоусцы

[править] Западное Чжоу (XI—VIII в. до н. э.)

Как и положено Великому Императору, правитель чжоусцев Чан был зачат хитровыебанным способом: его мать забеременела, наступив на след великана. Его сын Вэнь унаследовал божественное происхождение и уже официально носил шанский титул «ван» — Император по-нашему — и активно насаждал вундервафли типа колесниц и бронзовых мечей, активно набигая на Шан вместе со своей коалицией. Ну а его сын Фа окончательно выпилил Шан и стал единственным ваном, приняв имя У-ван.

Впрочем, без гурятины не обошлось: захватив столицу Шан, У-ван устроил массовые жертвоприношения предкам. Причём не своим, а предкам шан (шан-ди) — показывая, таким образом, что он не претендует на верховную власть Неба или на власть над шан, но как бы просит благословения у Неба на продолжение и преемственность. Так культ передачи власти (мандата) Неба был оформлен в истории. Династию Шан не стали вырезать под корень, а просто переселили чуть подальше, а когда один за другим экс-правители умерли, это было сочтено знаком Неба и даже карой за грехи. Так оформилось представление о том, что к власти приходит только самый добродетельный.

Постепенно «шан-ди» стало употребляться в единственном числе, а не во множественном; наконец, вместо культа предков Шан (шан-ди) оформился культ Божества Неба (Шанди). Кэп намекает, что это было выгодно завоевателям: поклоняться не предкам завоёванного народа, но абстрактному небу. Которое не принадлежит вообще никому, зато ему принадлежит всё. Да, «тянься» стало со временем означать не просто «то, что под небом», а «то, что под властью неба». Так же стало считаться, что «дэ» можно копить, а можно и утратить — этим, мол, и обусловлено падение предыдущей, грешной династии. В общем, несколько схоже с кармическими представлениями.

Чжоу очень многое заимствовали у Шан — и идею власти Неба, и культуру… Но их собственная история прихода к власти казалась несколько случайной, поэтому был придуман миф об ещё более раннем государстве — Ся. Как несложно догадаться, Шан в таком мифе не нуждались, поэтому Чжоу придумывали всё с нуля. Базой стали народные сказания, а «неоспоримыми доказательствами» — городища позднего неолита. Таким образом была заложена концепция цикличности истории Китая: когда старый правитель утрачивает Высшую Добродетель «дэ», его династия пресекается и на трон восходит новая, «праведная». Но правило «кто владеет прошлым — владеет и будущим» тут долго не проработало: Чжоу сами оказались заложниками своих теорий. Последние правители этой династии были слабы и изнежены — то есть, лишены «дэ», так что их свержение и установление новой династии было воспринято как абсолютная закономерность и воля Неба. А что — кто победил, тот и прав!

Историки делят период Чжоу на Западное Чжоу и Восточное Чжоу, но кроме переноса столицы в этих двух периодах тебя, анон, мало что заинтересует. Разве что тройственность власти Чжоу — «ван + гун + сы», которую можно использовать для троллинга ПГМнутых или китаефагов (триединая власть в древнем Китае)? Или должность «сы-кун», то есть «управляющий строительством»?

Ладно, разница всё же была. Западное Чжоу были ярыми Ымперцами — они мечтали овладеть всеми доступными землями и править всеми народами единолично. Вот только посаженные на периферии наместники со временем осознали, что им и самим неплохо живётся, а «сын неба» им не нужен нафиг. Прибавим то, что с севера и юга постоянно нападали другие племена и граница была сильно милитаризована… Вобщем, вместо единой твёрдой руки Западное Чжоу получило кучу вольнодумствующих периферийных княжеств, способных постоять за себя в том числе и против вана.

[править] Восточное Чжоу: Весна и Осень. Начало конца (VII—V в. до н. э.)

Перенос столицы и переоформление Восточного Чжоу фактически мало что изменили. Сначала наступил период «Весны и осени» Восточного Чжоу, когда творился пиздец и завоёванные города не просто разоряли, а делили умножали их население на ноль. Чтоб не бунтовали потом. Аристократия получила свой особый титул цзюнь-цзы — «благородные мужи» и неистово фапала на него. Попытки контролировать население выливались в увеличение чиновничьего аппарата и, как следствие, ещё большую децентрализацию. Правительство наращивало армию, у границ случались восстания, их топили в крови…

Пытались снова переписать историю: мол, сначала Китаем правили мудрецы, потом — мудрые, но не в такой степени, легитимные правители, а сейчас — мудр… мудаки полные не очень мудрые, не очень хорошие, не очень легитимные, но уж какие есть (каких одобрило Небо). Итог закономерен — неприятие власти центрального царства Чжоу. Периферия всё сильнее отстаивала свободу от центра, царства воевали друг с другом, варвары набигали, Чжоу слабели и в итоге пали под натиском бывших соседей-сюзеренов. Что интересно, «Период сражающихся царств» относят к эпохе Восточного Чжоу, хотя само царство Чжоу прекратило существование за 35 лет до окончания Эпохи Сражающихся царств.

[править] Восточное Чжоу: Эпоха Воюющих Царств или пиздец как он есть (V—III в. до н. э.)

b

После предыдущей эпохи осталось несколько крупных княжеств, мобилизационные ресурсы которых позволяли собрать на время махача миллионную армию. А вот постоянные армии были гораздо скромнее: всего-то около каких-то жалких 100 тысяч. Небывалые мобилизационные ресурсы связаны со становлением китайского госаппарата, по тем же самым спискам, по которым собирались налоги, государство могло невозбранно приказать снарядить пехотинца для битвы. Правда, после битвы (если остался жив) его следовало вернуть, чтобы было кому сажать рис и собирать урожай.

Несмотря на постоянную войну всех против всех, эпоха ознаменовалась небывалым прежде расцветом, так как удельные князья ради победы были готовы приветствовать всех, кто предложит путь к победе. Кстати, тогда же в Китае изобрели … тоталитаризм: одному из легистов, служившего при дворе одного из князей, пришла в голову мысль усилить государство. Правда, в полном объёме ему все идеи воплотить не удалось, но то, что ему удалось установить госконтроль над сквозняками — уже доставляет. Заодно он успешно раскулачил потомственную родовую аристократию, заменив на военных и чиновников. И уже подумывал об окончательном решении вопроса с купцами, и прочими барыгами, но решить вопрос не успел. Тогда же придумали и конфуцианство — в идее о Мандате Неба по понятным причинам разочаровались и требовалось придумать что-то эдакое. Тогда же придумали и даосизм — как идею Великого Абстрактного Истинного Пути, и over 9000 разнообразных идей и философских течений, многие из которых не дошли до нашего времени.

Тогда же китайцы нарядились в штаны. Если ранее к штанам китайцы относились как греки и римляне, считая их признаком варварства, то после того как один из князей одев штаны, сел не в колесницу, а на коня, да ещё одержал epic win в битве — штаны стали невероятно популярны. Вплоть до того, что штаны без юбки стали в Китае нормальной женской одеждой, задолго до эмансипации XX века.

Алсо, изобрели химическое оружие, но противогаз придумать не смогли и потому газы, выдуваемые кузнечными мехами из алхимического котла, использовали против подкопов под крепостные стены. Тогда же появились первые образцы магазинного оружия — магазинного арбалета, не получившего тогда широкого распространения, но иногда находимого в могилах VIPов.

В IV в. до н.э. завершилось становление и письменная фиксация древнекитайских натурфилософских взглядов. Именно тогда китайский Анонимус запилил трактат "Си Цы Чжу-ань", из которого растут ноги у всей последующей китайской натурфилософии: единая материя (тай-цзы) порождает два начала (инь и янь), взаимодействие которых порождает пять элементов (у-син): воду, огонь, дерево, метал и землю, из которых и возникает всё многообразие материального мира (вань у), включая и человека. Пять стихий находятся в постоянном взаимодействии и гармонии, одна порождает другую (вода порождает дерево, дерево - огонь, огонь - землю, земля - метал, метал - вода) и преодолении (вода превозмогает огонь, огонь - метал, метал - дерево, дерево - землю, земля - воду). Ну а человек является частью не столько этого мира, сколько триады Небо - Земля - Человек. Вообще говоря, всё это смахивает на индуистские представления о мироустройстве, просочившиеся в древний Китай в V в. до н.э., но упоротые китаефаги свято уверены в самобытности своей философии.

Ещё одно немаловажное событие - погружение народа в атсральные практики. Главным событием среди всех астралопитеков Китая стало создание И-цзина, "Книги перемен" - хотя, правильней говорить о том, что в этот период "Книга..." обрела каноничный вид. Книжка по сути синтетическая: она сочетает гадальную практику Чжоу и обряды Шан. Подробности гексаграмм И-цзин есть в педевикии, мы же отметим исходную особенность гексаграмм: непрерывные длинные линии изображались белым цветом (цвет Неба), прерывистые короткие - чёрным (цвет Земли). Комбинировать линии следовало вертикально по три, что придавало рисунку скрытый смысл. Так, три прямых линии символизировали Небо как есть, а три прерывистых - Землю. Комбинируя длинные и короткие линии, можно получить "промежуточные состояния": две "земли" снизу + "небо" сверху - получается "Гора". А "земля" снизу + 2 "воздуха" сверху - непогода, гроза; ну и так далее. Таким образом, набиралось 23 комбинаций - то есть, 8. Так вот эти 8 триграмм следовало комбинировать - это давало 64 варианта гексаграмм; конечно, что могут значить "Земля" и "Гора" - это уже далеко не очевидно, так что были придуманы новые, более загадочные словосочетания. Впрочем, особо продвинутые гадатели предпочитали трактовать не по схемам, а по наитию и в зависимости от обстоятельств. Так, простенькое сочетание "Земли" и "Неба" стало означать "Рассвет" или "Гармонию", а в особо запущенном случае начинались трактоваться все чёрточки по отдельности, сверху вниз. Поскольку данная гексаграмма является "3 прерывистых + 3 непрерывных", то особо одарённый астралопитек мог трактовать её так: w:Тай. А вот что стало с "Гора"+"Вода": w:Мэн. Каждая чёрточка стала, блядь, трактоваться на два абзаца, что создало ощущение Великого Тайного Смысла "Книги Перемен" и вывело её на уровень интеллектуальной элиты.

[править] Попытки объединения страны и что из этого выросло (III—II в. до н. э.)

Фактически, этот подраздел описывает последние годы Эпохи Воюющих Царств, но он важен. Дело не в том, что на политической арене в этот период Чжоу сместили Цинь, Чу и Цы, а их им подпевали Чжао, Вэнь и Хань. Главное в эти годы — всеобщее охуевание от происходящего. Смотрите сами. Итак, страну просрали. Все дружно грызутся, ненавидят соседей и то и дело набигают. И именно от творящегося кругом трэша и угара в умах многих современников начинает проклёвываться идея — может, при едином правителе было не так уж и плохо? «Ах, какую страну просрали!» — девиз умников тех лет. Именно тогда зародились почти все известные китайские учения — конфуцианство, моизм, легизм, даосизм и прочие.

Именно в этот период начинают обноситься стенами. Именно в это время власть вана настолько дискредитировала себя, что правители стали использовать суффикс -гун, хотя ранее так обозначали только двух ближних помощников вана. Наконец, именно в этот период была создана чудесная система доносов Шан Яна, которой предвосхитила советскую: «знал, но не донёс — всё равно что совершил сам». Доносили все и на всех — отец мог быть уверен, что сын сдаст его при первой возможности. Впрочем, сам он сделал бы так же. Большие семьи были уничтожены, и основой общества стала малая, нуклеарная семья. На опустевшие после репрессий земли приглашались колонисты — на выгодных условиях — что подрывало взаимодоверие коренных жителей. Бюрократы, кстати, тоже были связаны круговой порукой и их тоже казнили чуть что. Даже наследник царствующего рода был наказан за попытку не выполнить требование законников (отрезали нос. Да не наследнику, его воспитателю). Казалось бы, при чём тут «Выбраковка»?..

Ядро конфуцианства сложилось и окончательно оформилось в северных царствах, даосизм — в юго-западных, легизм — в восточных. По факту, последние годы Воюющих Царств прошли под эгидой идеологических, а не территориально-захватнических войн. Именно поэтому кровищи было пролито море. В конце концов, илита северных царств, окончательно заебавшаяся войной, перестала противопоставлять себя всему миру и стала включать в свою философию конфуцианства идеи легистов, что оформилось в трактат «Чжоули» и фактически стало базой классического китайского мировоззрения.

Командно-распределительная структура государства оформилась и укрепилась окончательно, а вместе с ней окончательно оформился и «азиатский» тип государства (истоки — в Шан). Правда, система сыграла злую шутку — из-за квадратно-гнездового способа мышления чиновников, вбитого командно-распределительным аппаратом, Китай остался на том же уровне развития государства вплоть до прибытия европейцев. Граждан не было и быть не могло, привилегий и льгот — аналогично; а учитывая правило «слабый народ — сильное государство», не стоит удивляться стремлению каждого чиновника побыстрее дорваться до государственной кормушки. Ибо никаких гарантий в Китае человек не имел, а потому был заинтересован в ограничении прав нижестоящих.

Впрочем, главной особенностью тех лет стало массовое выпиливание армий и врагов — убивали десятками и сотнями тысяч, чего не было даже в период Весны и Осени. Наиболее преуспело в таких войнах царство Цинь, которое и стало главенствующим.

К тому же времени относят "Хуанди Нэй Цзин" или "Канон врачевания Жёлтого Предка" - древнейший из дошедших до наших дней трактатов по медицине древнего Китая. Любители Старины и Традиций уверяют, что автор сего трактата - аж сам Хуаннди, легендарный предок всего китайского народа (откуда и название), тем более что построена книга в традиционной же манере диалога Великого Учителя и его учеников. Красивую легенду портит то, что "Нэй Цзин" является многотомников из аж 18 книг, первые 9 из которых ("Су Вэнь") посвящены строению и жизнедеятельности организма, а последние 9 ("Лин Шу") описывают дрвний метод лечения чжэнь цзю aka иглоукалывание. Почти все они имеют различные стилистические приёмы и различную глубину разбора поднимаемых вопросов. На сегодня не остаётся сомнений, что "Нэй Цзин" - результат коллективного труда авторов различных эпох, обретший каноничный вид в III в. до н.э.. Для своего времени то был серьёзный труд: одних только видов игл для аккупунктуры насчитывалось 9 (девять!): игла с наконечником для поверхностного укалывания; закруглённая игла для массажа; тупая игла для простукивания и надавливания; острая трёхгранная для венозной пункции; саблеобразная для удаления гноя; острая круглая для быстрого введения; нитевидная; острая для прокалывания мышц; большая игла для суставов. Параллельно с собственно иглами использовалось тепловое воздействие (в китайском обозначаемое иероглифом "прижигание") - например, прогревание или сигареты, начинённые высушенными лекарственными травами. Наконец, использовалось и прижигание как таковое: контактное (горячий предмет прикладывался к телу), бесконтактное (сигарета держалась на расстоянии от тела, а между ними помещались травы), чрезыгольное (в тело вкалывалась игла, начинённая сушёными травами). Ну и, конечно, для профилактики использовалась гимнатика У син или - подражание пяти зверям (аисту, обезъяне, оленю, тигру и медведю).

[править] Борьба Идеологий

[править] Конфуций

Конфуций смотрит на тебя сердито и с брезгливостью, но в то же время с неуловимым китайским прищуром

Настоящее имя — Кун Цю, в уважительной форме обращения - Кун-Цзы ("Учитель Кун")или Кун-Фу-Цзы ("Уважаемый учитель Кун"). Эталонный торадиционалист и моралофаг в одном флаконе. Причём с уклоном в радикала, вот как-то так. «Передаю, а не создаю. Верю в древность и люблю её» — так охарактеризуют его работы потомки (Луньюй, если кому и нтересно). Конфуций не придумывал ничего нового — он взял чжоуско-лускую идеологию и доработал напильником, получив в итоге нечто по типу «соблюдай этические и церемониальные нормативы, ориентируйся на общепризнанную мудрость древних, и будет зашибись». Единственное новшество Конфуция — ведение уроков в форме диалога с учениками, само же учение — лишь попытка приспособить старые нормы и традиции к новому времени.

Время было такое, что в идее Небесного Мандата многие были разочарованы, стране требовалась новая идеология. И крайне, крайне вовремя Конфуций в своём учении обезличил, отодвинул Небо, хотя совсем выкинуть на мороз не решился! Теперь Небо стало просто абстрактной отмазкой для власть имущих («да я право имею, а вы все твари дрожащие!»), а на место дэ, которым могла обладать только знать, пришло абстрактное же дао — которое есть везде и нигде. До кучи Конфуций пересмотрел понятие «благородного мужа» — теперь таковым стали называть человека за личные заслуги, а не за рождение в семье аристократа. Чтобы было понятнее: цзюнь-цзы — это китайская подделка Воина Добра, паладина-защитника всего правильного. Как и положено LG-персонажу, идеал счастливого государства видится благородному мужу таким: старшие управляют, младшие подчиняются. Ура, товарищи!

ИЧСХ, когда ученик Конфуция по имени Цю стал чиновником и начал повышать налоги, Учитель быстро отрёкся от него. Вообще Кун-цзы был настолько моралофаг, что его самого ни разу не приглашали ни на один пост, не дали ни одной должности. Неудивительно — кто хочет иметь подчинённого, который постоянно будет пиздеть, что ты неправ? Да и из 22 учеников только 9 получили должности, что как бэ намекает…

Прежде чем окончить раздел, нужно отметить очень важную вещь: то, чему учил Конфуций при жизни, и то, что стало "конфуцианством", не имеет между собой почти ничего общего. Что, впрочем, характерно для других государственных идеологий: сравните оригинальные притчи Христа и современное христианство, например. Конфуций отрицал иррациональное и троллил мистику - а конфуцианство считает "Книгу перемен" основополагающим элементом жизни. Даже в конфуцианском Пятикнижии "У-Цзин" она стоит на первом месте! Вторым по обязательности к прочтению последователи Конфуция считают... сборник песен и религиозных призывов-заклинаний "Ши-цзин". Только на третье место они ставят "Ли-цзин" - книгу-утопию об идеальном обществе, описывающую то, как следовало бы жить людям с точки зрения Конфуция. То, что четвёртое место отведено "Ши-цзин" (книге истории) - пусть никого не смущает. Потому что истории эти - про события 2-3 тысячелетий до нашей эры, про всемирные потопы и прочее, прочее... Казалось бы, 5-я книга "Чунь-цю" является реальной летописью, но её объём немногим превышает 16 тысяч иероглифов.

В общем, учение об отрицании постоянного вмешательства высших сил и о том, что чего-то добиться можно только самому, выродилось в астральщину. Такие дела.

[править] Мо-цзы

Первый коммунист, хотя и ученик Конфуция. Запилил своё учение, с догмами и ритуалами, но оказался не нужен государству и был успешно забыт. Ориентируясь на дхармические учения, он уверял, что все беды в мире — от эгоистического стремления к личному обогащению за счёт ближнего и взаимная ненависть. Призывал к самой натуральной аскезе, помощи всем ближним и отрицанию личного, опередив таким образом небезызвестного еврея. Был замечен в толстом троллинге богатых семей, погружённых в траур: «не лучше ли позаботиться о живых, предоставив мёртвым простую могилу?», после чего оказался непопулярен. Алсо, его теория договорного государства опередила Руссо на несколько веков.

[править] Легисты

Ещё одна версия фанатов системы и жёсткой руки Великого И Мудрого Правителя. В отличие от западных «законников», фапали не на сами законы, а на Большое Начальство (откуда и название — фа-цзя). Любой приказ должен быть исполнен! Любой ценой! Хотя они и сформировались на век позже конфуцианства и моизма, идей от предшественников подчерпнули немало. Алсо, легистский идеал правителя похож на государя Макиавелли, смотрим рекомендации вану: «в апарате не должно быть ни слишком умных, ни слишком способных». Шан Ян писал прямым текстом: «Слабый народ — сильное государство!» А единый для всех закон и неразрывно связанная с ним система наказаний и вовсе напоминают некую страну.

Из равенства всех перед законом, следовало и то, что некий простолюдин (Люй Бувэй) не просто посмел, но и реально смог, сделав головокружительную карьеру, стать первым министром могущественнейшей Цинь! Что ввергло в шок моралофагов-конфуцианцев, усмотревших в этом нарушение морали «каждый сверчок знай свой шесток».

[править] Лао-цзы

Лао-цзы как бы спрашивает: что, нихуя не поняли в моём учении?

Большинство специалистов давно сошлись на том, что Лао-цзы — легендарный персонаж. То есть, его выдумали потомки, чтобы придать учению Дао весомость за счёт Великого и Мудрого Учителя (всё с большой буквы, да).Смех в том, что «Дяо-дэ цзы» написан в середине III в до н. э., что признаю́т все, а Лао считают едва ли не ровесником Конфуция. Но поскольку других претендентов на авторство нет, автором «Дяо-дэ цзы» считают Лао. Дао — это вообще смесь метафизики, натурфилософии и откровенной мистики. Появилось на сто лет позже легизма, или на два века позже конфуцианства и моизма. По сути Дао копирует зороастрийский дуализм — инь и янь, а также пять элементов. А учитывая то, как дао и дэ интерпретировали современники, можно предположить, что эти конструкты дошли до Китая через Индию. Учитывая, что дао и дэ использовались совсем в ином смысле двумя веками ранее, легко заметить, что даосизм просто использует расхожие названия для обозначения индоиранских и ведических идей. Все эти ци, цзин-цы ну очень похожи на комплекс дхарм, а трактовка дэ как проявление дао — на ведическое воплощение Абсолюта в виде брахмана.

Что интересно, современный «Дяо-дэ цзы» трактат «Чжуан-цзы» является сборником жизненных баек, анекдотов и комбо-парадоксами — написанными, тем не менее, хорошим литературным языком. Именно этот трактат следовало бы считать основополагающим в китайском даосизме — но для Великой Книги он оказался слишком несерьёзен, лишённым Глубинного Смысла и Пафоса. ИЧСХ, единственный источник, упоминающий Лао-цзы — это именно «Чжуан-цзы», где сочно расписаны байки про срачи Кун и Лао. Впрочем, особо упоротым даосистам это не мешает считать данный трактат сборником малозначащих баек.

Персональные инструменты
Счётчики
Контакты / Реклама