Просмотры

Участник:Wing13/Повезло ли папуасам

Материал из Lurkmore

Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый Wing13 приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.Дата последней правки страницы: 06.03.2015

Повезло ли папуасам? — дискурс, популярный в среде профессиональных и не очень историков, экономистов и (опционально) примкнувших к ним междисциплинарников.

Содержание

[править] Либретто: «Суть™»?

Счастливый негр в изобилии бананов

Вообще говоря, это просто обыгрывание «проклятия ресурсов», которое выглядит так:

Вот живут в Африке такие счастливые нигры. Захотел пожрать? Пошёл к пальме, сорвал банан. Захотел вкусно пожрать? Пошёл в лес, закликал копьем кабана. Сезон дождей? Опять же пиздуешь в лес, собираешь пальмовые ветки, складываешь хижину. И всё у тебя есть, и ни хрена тебе не надо. Кругом живут такие же неприхотливые товарищи, не стремящиеся что-то поменять в устоявшемся за века и тысячелетия укладе жизни.

А с другой стороны…

Вот были такие ребята, как египтяне. Жили они в полной жопе: кругом пустыня, жратвы мало, и чтобы её сварганить, надо упахиваться. Более того: не просто так, а централизованно — а это значит чуть ли не добровольно идти в рабство к государству, выдающему всем указующих пиздюлей, дабы не забывали о том, что после разлива Нила надо вкалывать, пока солнце высоко. А иначе жрать придётся песок.

Казалось бы, нигры живут куда радостнее ебиптян. Но тут вторые от излишка организации и недостатка благоволения матушки-природы понастроили городов с каналами, придумали календарь и т. п., да ещё и армию зачем-то собрали. И как-то так незаметно вышло, что вдруг всё у них есть, да так, что от безделья пирамиды строят. И вот уже те самые потомки упахивавшихся рабов приходят к «папуасам» организованным строем, вооружённые до зубов по последнему слову техники ковки металла, и говорят: «У нас копья железные и армия большая, поэтому теперь работать будете вы». И вот уже не очень радостные нигры надевают кандалы и идут вытирать жопу фараону.

Типичный случай ресурсного проклятья в художественной фантастике — «маленькая планета Набу» из Звёздных Войн. Колоссальные залежи плазмы в ядре — из которой гонится марочное топливо для космических корабликов — и огромный военный флот чужих корабликов в околопланетном пространстве.

Впрочем, задолго до того, как термин «проклятие ресурсов» был застолблён Ричардом Аути (1993), феномен сей был описан Тойнби в его столь же замечательной, сколь и неоднозначной, концепции «Закон вызова и ответа».

[править] Увертюра: «История одного участка»

Проёб места под картошку

В экономике для сего явления есть теория, проиллюстрированная парадоксом изобилия. К примеру: дядя Вася придумал сажать у себя на участке картошку и продавать. Такой вот серьёзный бизнес. Сажает себе, продаёт да бобыслы считает. И тут, ВНЕЗАПНО, из грядки начинает течь нефть. Вася-то не дурак, он её начинает собирать и продавать. Нефти пока мало, а картошка всё ещё значима, так что для крестьянина-магната наступает золотой век. Но тут до бравого индустриального фермера доходит, что где у него берут бочку нефти, там купят и две, а посему Вася окончательно откладывает болт на картошку — и начинает толкать на рынок только нефть.

Картофелеводческий сектор хозяйства Васи закономерным образом катится в сраное говно, но он этого попросту не видит, ибо занят подсчётом гешефтов. Нефти, которой снабжается вся местность, становится уж очень много, неотвратимо наскакивает элементарный кризис перепроизводства, и рыночная цена на «чёрное золото» закономерно снижается…

Вася, в погоне за уплывающим из рук объёмом сверхприбылей, продаёт ещё больше нефти и тем самым ещё сильнее сбивает цену. И вот наступает миг катарсиса, когда покупательная способность васиных нефтедолларов приобретает едва ли не отрицательное значение, а к выращиванию картошки ему вернуться уже не можно, ибо навык потерялся, картофельное поле пожрано насекомыми, да и, откровенно говоря, западло уже ему, привыкшему к лёгким деньгам, марать руки удобрениями. На остаток денег Вася покупает кокса и дохнет от передоза.

[править] Акт первый: «Давно»

В наибольшую силушку Русь вступила, пожалуй, в эпоху Московского княжества — хоть поначалу тогда приходилось постоянно воевать с ордами кочевников и пассивно/активно сопротивляться игу. Довление монгольского властелина, постоянные междоусобицы и походы буйных тевтонов привели к тому, что Московское княжество поневоле наблатыкалось до таких высот в экономике, дипломатии и военном деле, что Русь в итоге поглотила часть осколков Орды и стала важным игроком европейской политики; до того же мало кто в Европе вообще представлял, где эта самая Русь в точности располагается.

Но потом началось активное освоение Сибири, откуда потекла тонна всяких ништяков. ЧСХ, пушнина, коей были весьма богаты те края, сильно напоминает нефть, принося в результате увлекательной стрельбы по подвижным мишеням неиллюзорный бюджетный профицит — при продаже в Европу. Так была впервые отработана схема «ресурсы туда, золото оттуда». Причём пушнину русские поселенцы даже не добывали сами, а заставляли делать это местных «папуасов», выменивая ценнейший материал на бусы. В том числе и алкогольные.

Что в те времена делал европейский купец, чтобы разбогатеть? Он покупал корабль, снаряжал его, вооружал команду. Ценный груз вызывал немалую заинтересованность у разного рода тёмных личностей, да и путешествовать по лоскутной Европе с золотом — занятие небезопасное. Поэтому появились такие отрасли, как страхование и банковская система, развивались мореходство и картография. На Руси же, после того как отряды казаков поотрубали головы всем сопротивлявшимся кочевникам, купцам осталось только приехать к зашуганным племенам и подарить их вождю бусы, чтобы тот расщедрился на over 9000 ценных мехов пушных животных. А далее — без лишних затей отвезти их к западной границе и благополучно толкнуть по спекулятивным расценкам.

В итоге — Россия элементарно прощёлкала мохнатым клювом европейский Ренессанс, так как «возрождаться» никому и ниоткуда особо не упёрлось. По большому счёту, только Пётр I впоследствии пытался насадить этико-социальные ориентиры Возрождения — но кому оно надо, если и так неплохо кормят? Ценой этого обернулось лютейшее отставание от Европы в культурном развитии на несколько столетий, о чём желающие большего могут в красках и лицах почитать у Радищева в «Путешествии из Петербурга в Москву», например.

[править] Акт второй: «Совок»

В 1950—60-е годы экономическое чудо СССР заставило срать кирпичами половину мира, ибо холодная война. То, как страна, лежавшая в руинах, за каких-то 10—20 лет смогла выйти в мировые лидеры, потрясло современников. И, на сей раз, в отличии от «перед войной», массовые расстрелы были в 50-е—60-е уже ни при чём.

Основу экспорта из СССР составляли оборудование, машины, станки, оружие и прочие умные железки. Даже Брежнев на заре своего генсечества стал активно реформировать экономику, что давало свои плоды в виде, к примеру, огромного роста жилищного строительства.

Но в 1970-х наконец закинули геологов на Самотлор — где и напоролись на бессчётные сотни нефти. Реформы были брошены на полпути, всякая заинтересованность в том, чтобы системно прокачивать Родине науку и технологии, испарилась, ибо любую течь крейсера судёнышка экономики можно было заткнуть вымениваемой на нефть зелёной бумагой. В 1975 нефть превзошла по доходности железки, а уже к началу 80-х оставила их далеко позади. Все, разумеется, положили на венчурную модель экономики здоровенный болт. В середине—конце 80-х цены на полившуюся рекой нефть на мировом рынке резко и неожиданно предсказуемо ёбнули вниз, и все проблемы мгновенно всплыли в удесятерённой остроте.

Но было и другое. Когда вся экономика СССР, в сущности, перешла на прокорм из нефтяной капельницы, встал вопрос, что делать со всем остальным. В случае возложения МПХ на развитие фабрик и заводов оные в какой-то момент неотвратимо устаревают и становятся грудой ненужного металла, а люди вместо продукции начинают производить нормочасы. Казалось, выход был: в простом сохранении рабочих мест вместо создания новых, более актуальных — в перспективе — для страны и общества. Это проще, чем всех переучивать, но создало ораву людей, хорошо умеющих только приходить на работу. Всё это плохо кончилось.

[править] Интерлюдия: «И где же тут драма

На самом деле, ресурсы per se, конечно, никого не проклинают и на нищету не обрекают, и дело даже не в отношении к ним. Если главное на повестке дня — прибыль, как это заведено в товарном производстве, то ресурсы могут стать источником равно как прибыли, так и проблем. Ну а ежели цель не в (сверх)прибылях, то и вероятность фатально угореть по продаже ресурсов крайне мала. Хорошим примером служит История — всемирная и совка в частности. Покуда целью ВКП(б) была мировая революция, а не профит, продажа ресурсов была лишь средством и, соответственно, никаких проклятий не вызывала. Позднее, когда сталинисты превозмогли всех конкурентов и пока целью был «социализм в отдельно взятой стране» + амбиция перерасти и подавить капиталистов, государство, конечно, приугорало по экспорту зерна и сырья, но без стагнации промышленности. А вот когда целью стало «сосуществование двух систем» с отмашкой от любых попыток растереть буржуев в пыль, критерием развития стал исключительно товарный профит. И только тогда нефтяное проклятие, наконец, сработало — убедительно и бескомпромиссно.

Если товарно-нефтедобывающая страна не будет развивать другие отрасли (децентрализация экономики), то она будет обречена прямо зависеть от стоимости нефти, то есть уровня технологического развития покупателей нефти, и после момента, когда нефть будет не нужна — обречена на пещерное безвозвратное отставание. Это правило распространяется и на другие ископаемые. Понятно, что страну обрекает на тотальный фейл даже не жадность отдельных олигархов, а жестокая математическая целесообразность, как у дяди с картошкой. Разница между ним и олигархом в том, что у дяди с картошкой нет опасных соседей, которые могут его убить, а участок отобрать — экономических и политических конкурентов. В экономической науке данный эффект носит название голландской болезни, что намекает на всемирность человеческой жадности и похуизма.

Если же страна живёт натуральным хозяйством, как в средние века, то никакого проклятия нет и быть не может. Тогда профит не был приоритетом, а писькомерство князей, царей и королей выражалось не столько в нём, сколько в количестве подконтрольной земли — она являлась главным стабильным источником могущества и власти. И правители не щемились за тем, чтобы получить больше зиккуратов денег любой ценой — ибо тогда многое нельзя было «тупо купить», в отличие от сейчас. Для них это был скорее приятный довесок, который совершенно не менял структуру совокупного производства. И соответственно, покуда товарное производство было доиндустриально неразвитым — сибирская халява была намного более плюсом, нежели минусом. Другой вопрос, что подобные плюсы при похуистично-экстенсивной их эксплуатации со временем превращаются в минусы, как это и произошло с испанцами и поляками, например.

По количеству профита соседняя Речь Посполитая превосходила полудикую Российскую Московию, вот только в противоборстве с последней ей это не особо помогало. Уже в XVI веке там появлялись фольварки, помещичьи хозяйства, производившие нямку на продажу, а не для собственного потребления — наподобие римских латифундий (см. выше про землепашцев), только без всяких там либертианских вольностей, наподобие реформ Гракхов. Соответственно руки освобождались где-то в другом месте, зато появилось крепостное право, которое было самым жёстким для своего времени. И, если кто не знал, оно там появилось раньше российского именно для того, чтобы заставить крестьян пахать на пана и производить именно ту хавку, которая нужна на рынке. Речь Посполитая кормила Европу хлебом во время Петра I также, как Россия, которую мы потеряли при Царь-Тряпке, став сырьевым придатком развивающейся за её счёт Европы. Ничего не напоминает? Никакие серьёзные перемены владельцем этого сырьевого гиганты нужны не были, и Сраная Поляшка непринужденно скатилась в сраное говно. Итог — позорное групповое изнасилование тремя менее банановыми соседями. К несчастью для москалей, половым путём они заразились той же болезнью.

Имелось в западной Европе и своё «проклятие» ресурсов, а именно — проклятие индейского золота. Когда испанцы начали вывозить в Европу огромное количество золота и серебра, уворованого и награбленного у инков и ацтеков, они получили возможность покупать лучшие корабли, привлекать многочисленных наёмников и строить шикарные дворцы. Для феодальной Испании это золото стало приятным бонусом на некоторое время, а вот для капиталистической Голландии, которая производила для Испании корабли, это стало мощным толчком к специализации, как и для Речи Посполитой, производившей товарное зерно. Не прошло много времени, и маленький голландский Давид послал испанского Голиафа куда подальше, объявив и завоевав независимость. А когда золото кончилось, кончилось и корабли, и наёмники, и остались одни дворцы, а сама Испания достигла уровня более-менее развитой европейской страны только после Второй Мировой. Даже во времена Наполеона она была типичной средневековой дырой с действующей инквизицией.

А если бы Америку открыли, допустим, португальцы, и португальцы же возили золото из Америки? Была бы Испания такой же средневековой и феодальной, как арабские страны, и ничем, кроме Реконкисты, известна не была бы. То же и с московской пушниной. Допустим, была бы в Сибири не пушнина, а золото (спойлер: тащемта оно там было и во времена Ермака, но мало кто о нём не то что знал, но даже догадывался). Понятно, что пока было бы золото, феодальная Московия имела бы бонусы: нанимала наёмников, покупала корабли, пушки, ружья, предметы искусства. Ну и что? На структуре производства это не отразилось бы никак, часть людей добывала бы золото, исходя из нужд рынка (про инфляцию и ножницы цен не забываем), а все остальные также ковыряли бы землю сохой и ловили блох в бороде. Бедою Московской Рашки были не норки и куницы в сибирских лесах, а КРАЙНЕ МАЛАЯ эффективность труда крестьян, не зря же наша земля называется «зоной рискованного земледелия».

Производительность сельского хозяйства прямо связана с разделением труда, то бишь когда десятерых землепашцев стало можно прокормить работой девятерых землепашцев, десятый начинал заниматься каким-то другим ремеслом: делать сапоги в городе или становился кузнецом для тех девяти. А в России не только земледелие было рискованным, его дополнял фон перманентной войны с какими-нибудь степными кочевниками, отбирающими всё, что ты с трудом вырастил, но не успел сожрать: на 450 лет от Ивана III приходится 300 лет войны, а за войну надо было платить как раз теми ресурсами, которые в мирное время могли бы прокормить ремесленника. А тут еще и «малый ледниковый период», благодаря которому снег три года выпадает в августе. Как-то не до разделения труда, с голоду бы не умереть да выжить, согласитесь.

К слову сказать, ледник тормознул земледелие всех народов на шарике, но его последствия были значительно мягче для европейцев, потому что Европа со всех сторон была окружена смягчающими климат морями. Население огромной России было меньше населения небольшой Франции еще в эпоху наполеоновских войн, а её городки находились не на расстоянии немецких городков, и торговых связей между собой не имели. Как результат — голод, смута, семибоярщина. Собственно, малый ледник вкупе с открытием Америки и вывел длинноносых волосатых краснолицых варваров в число недосягаемых лидеров даже для технически развитого Китая.

Вот повезло так повезло.

Всё это вызывает грусть, обиду и непонимание у поцтреотов и прочих 95% ничего не понимающих в экономике людей, которые не понимают, почему «дерева пилим дохуя, нефти добываем дохуя, газа дохуя, а сами в заднице?!» Особенно много на этом поприще коментил Задорнов, за что и был остёбан Гоблином в своё время. Самый популярный наброс, сопутствующий теме — «Россия это Азия». Проклятие ресурсов — это то, что очень не любят обсуждать всякие недофилософы и искатели «русской идеи», так как все проблемы России от времен Ивана Грозного до наших дней можно очень логично упереть в парадокс изобилия. Всё очень просто и логично ложится на свои места, и толстых книг не напишешь и гонорар не получишь. Нехорошо как-то.

[править] «В итоге?», или «Пересуды в буфете».

Подобное никогда хорошим не заканчивается, с какой стороны ни смотреть. В худшем случае может начаться Третья мировая война. Один из возможных сценариев — война за ресурсы на выживание.

Банальный итог: всё решает способ производства, никакой линейной зависимости между ресурсами и производством нет. То, что для Алексея Михайловича и феодальной Рашки было манной небесной, для этой страны и её капитализма — ня, смерть! — к выгоде более развитых стран. Такие дела. Счастливые папуасы же — не более, чем нарисованный ленивым быдлом для ленивого быдла образ, который-де показывает, как страшно стало жить в цивилизованных странах. «Хорошо там, где нас нет» — много легче мечтать за компьютером и ездить по захолустьям в поисках потерянного рая, чем взять и решительно изменить жизнь вокруг себя. Например, выключить компьютер и помыть посуду, а там и о политике подумать можно.

Алсо, Капитан Очевидность хочет напоменить, что в отличии от бананов нефть является невосполняемым ресурсом. К тому же перспектива истощения нефтяных запасов уже заставила правительства тратить сотни нефти на разработку альтернативных источников энергии, например см. термоядерный синтез.

Была похожая ситуация у соседей папуасов — жителей крошечных островных государств. Пожалуй, наиболее яркий пример — Науру, где после открытия богатейшего месторождения фосфоритов и его полного истощения на месте бананов привыкшие к сибаритскому образу жизни меланезийцы поимели перекопанный лунный пейзаж, а под водой, где раньше обитали рыбы, — и того хуже. Ну как? «Мечты сбываются»?

[править] Фельетон, или «Суть™ для тех, кому „попроще бы“»:

Сидит негр под пальмой и ест банан. Мимо идёт белый. Увидел негра, подошёл и говорит: — Ты где взял банан? — Залез на пальму и сорвал! — А ведь ты мог бы нарвать несколько бананов с этой пальмы и продать их кому-нибудь по хорошей цене. На эти деньги ты бы нанял негра, который бы лазил на эту пальму и на вон ту и собирал бы уже в два раза больше бананов. Ты бы их продавал. А через месяц ты бы уже смог нанять 10-15 негров, собирающих бананы с 50 пальм, наладить выгодный сбыт бананов, заработать кучу денег… — А на xpена мне это надо? — Ну как же?! Чтобы можно было ничего не делать! — Так я и так ничего не делаю.

ЕРЖ-версия:

b
Современная версия не смеси иврита с русским матерным. В роли папуасов — арабы.

Еврейское местечко. Сидит на берегу озера бедный Мойша и ловит рыбу. К нему подходит богатый Аарон: — Мойша, что ты делаешь? — Да так, ничего. Ловлю рыбу. — А ты продавай свою рыбу. — А зачем? — Будут у тебя деньги. — А зачем? — Наймёшь работников, будут ловить тебе рыбу и продавать ее, принося тебе прибыль, наймешь еще работников и станешь богатым. — А зачем? — А сам ничего не будешь делать. — Так я этим и занимаюсь.

[править] СПГС у Капитана Очевидность, или «Но далеко не всё так просто»:

Но было бы глубоко ошибочным решением утверждать, что коллизии, подобные сабжу статьи, актуальны только лишь в применении к отдельным странам. В масштабах шарика ситуация складывается ещё как бы и не пожестче — рассмотрим на пальцах:

Итак: Постольку, поскольку нефть, газ и прочие ураны являются энергоносителями невозобновляемого типа, самоочевиден вопрос — не было бы ли для человечества благорассудным «подстраховаться», родив из бедра Науки нечто, способное одним фактом своего появления раз и навсегда покончить с энергетическими, экономическими и прочими крысисами? Однако же — и в этой стратегии существует своя специфическая проблематика.

b
«Запрещённое процветание» — застой не в Науке, а в Экономике.

Достаточно вспомнить, например, Н. Теслу, который якобы, доказал существование эфира и даже черпал из него не-электричество. И даже построил самобеглую коляску, питаемую от приблуды, в нынешней фантастике скромно именуемой «вакуумсос». Но затем, мировая элита таки присмотрелась к фигне, чудимой гением сербского происхождения, — и дело, наверное, было не в том, что всё это вышло из моды, а в том, что учёный, плохой гражданин, изволил играть не по правилам: а именно, собирался бить влёт мировой рынок электроэнэргии, обвалив «электрический паритет»[1], аки Гарин «золотой» — беспокойному интеллектуалу как-то вдруг стало по жизни резко не до этого. Ибо нехуй

Почему же, спросит маленький зелёный друг, замалчиваются вроде как вполне себе «реальные доказательства» не только Теслы, но и Шипова, и Акимова? Не значит ли это, что и сейчас кому-то выгодно разжигать костры инквизиции и предавать распятию новые открытия? В конце концов, подобные методы крайне эффективно зарекомендовали себя на ниве удержания человечества во мраке блаженного неведения… Хммм, видите ли, мой юный друг, загвоздка в этом вопросе даже не только и не столько в пресловутой диллеме удочки и рыбы. Науку и новые научные открытия не остановить по большому счёту уже ничем, кроме кузькиной матери, восстания машин или зомби-апокалипсиса. А с другой стороны, независимо от «инквизиторов», те же пресловутые эфир и плазма, будучи официально ратифицированы вот прям сегодня, «что б было» — способны неиллюзорно пустить по пизде всю мировую экономику, которая попросту не сможет схрючить такие перегрузки. А далее как в песне:

Во тьме заплачут вдовы, Повыгорят поля, И встанет гриб лиловый, И кончится Земля

.

Так что, ситуация пока, по сути патовая. Прискорбно, но факт.

b
Ты запиши себе в тетрадь

Впрочем, не исключено, что все вышеописанное — очередная теория заговоров в изложении научных фриков. Однако общая мысль верна: в случае перехода на халявную энергию человечество отнюдь не слабо так потрясёт, хотя — возможно — конечный результат и будет заебца. В любом случае, даже если секретных энергетических технологий никто еще не изобрёл, очевидно, что в случае «конца нефти», например — сами же бывшие нефтяники и вложатся больше всех в эту область науки, дабы рынок не утратить: экономичесий коллапс, в конце концов, крайне невыгодная инвестиция.

[править] Сварливая (и не очень) литературка:

  • Первая книга попаданческой трилогии «Царь Фёдор» — за авторством Романа Злотникова: к вопросу о грамотном использовании проклятья ресурсов до «малого ледника», во время и после.
  • Ещё пример — государство Сальварсан из стёбной АИ «Павел II» от Евгения Витковского: химически чистый керосин не собирается заканчиваться раньше XXVIII века, в небе номинируется на Нобелевскую премию мира французский оборотень в облике дириозавра, в позднем совке реставрируется династия Романовых, а США в итоге в девять раз довольнее всех.

[править] См. также

[править] Примечания

  1. Собственно, рогом упёрлись в первую голову угольные воротилы, как раз к тому времени распробовавшие вкусные сверхприбыли от подсаживания на «угольную иглу» подавляющего большинства тогдашних электростанций. А уж потом производители проводов для ЛЭП.


Персональные инструменты
Счётчики
Контакты / Реклама